Сумовка

Сумівка-Sumówka


Использование материалов сайта только с согласия автора.


село Бершадского района Винницкой области. ранее Бершадской волости  Ольгопольского уезда Подольской губернии



Наше путешествие в сентябре — октябре 2009 было задумано как поездка по имениям, связанным в основном с семьей Собанских, оставивших заметный след в истории Одессы. Хотелось объехать как можно больше имений, принадлежавших Собанским в бывшей Подольской губернии. В целом это удалось, хотя кое-где были большие разочарования — например в Гордиевке и в Сумовке — приехав туда мы и следа не нашли от имений, о которых я на тот момент знал, что это были одни из главных имений рода Собанских. Правда, в Сумовку мы тогда приехали достаточно поздно, но ее "облазили" и ничего не нашли, кроме удивительных природных красот протекающего здесь Южного Буга. Но…

Что-то мне подсказывало, что я сюда еще вернусь. Так и случилось, в мае 2010.  .

Пейзаж вечернего Южного Буга у Сумовки, конец сентября 2009 — все что удалось увидеть в первый приезд.

Оказалось что мы не там искали. Помог мой же сайт — те знакомства, которые он дал — автор отличных материалов по истории Дмитро Антонюк подсказал мне, где нужно искать то, что я хотел увидеть и вот мы снова здесь. Но не все так просто. Потому что наверняка вам многие скажут, что искать нужно не в Сумовке, а в соседних Кошаринцах, и наверно, будут правы. Все дело в местоположении имения — оно находится в общем-то и ни в Сумовке и ни в Кошарицах, а в лесу между ними. Если взглянуть на помещенный выше снимок из космоса, то резиденция была аккурат на месте облочка. Ниже приведу две карты — верхняя — конца XIX века, вторая — издана в 1979 году.

 Фрагмент карты инженера Шуберта. На ней имение подписано как "Госп. Сабинскаго".
 
Фрагмент карты Генерального штаба СССР — обратите внимание что лес обозначен как "лес Сумовская дача", а имение — надписью "лес-хоз".
 

На обеих вышеприведенных картах видны две дороги, идущие к имению — одна из Сумовки, другая из Кошаринцев. Были эти дороги и в XIX веке, были и в ХХ, есть и сейчас. Если двигаться из самой Сумовки попадаем к тому единственному, что более-менее сохранилось от имения Собанских на сегодняшний день.

Старая дорога — она здесь практически в первозданном виде уже третий век…
 
Первое что видишь — огороженный огромный прекрасный дуб, охраняемый табличкой. Он конечно помнит, как тут все было каких-нибудь сто лет назад.
 
Кв. 15 д. 3 — это адрес?)
 
Рядом притаился колодец.
 

Единственное сооружение, оставшееся от большого имения Собанских.
 

Дорога из Сумовки была украшена железными кованными воротами меж двух высоких каменных столбов. Ворота были невдалеке от этого домика, выстроенного, как и все имение, в начале 1880-х гг, в модном тогда неоготическом стиле. Домик имел смешанное предназначение — на его первом этаже находилась аптека, а еще две комнаты предназначались для одиноких путников, которым нужен был ночлег. Именно как домик для гостей он фигурирует сейчас в описаниях Сумовки.

Аптека размещалась в крыле с колоннами. Пройдемся посмотрим поближе.
 
Вот так — колоннадами с арочными пролетами раньше украшали аптеки в сельской местности…
 
 
Обратите внимание на остатки от металических розеток, служивших для скрепления дома — их можно видеть над колоннами, в виде букв "S" — видимо ровно половина от того, что было)
 
Аптечное окно. Ну и я там)
 

Внутри, как вы понимаете, все прекрасно. Поэтому все что можно снять — вид на то же окно изнутри.
 

Вид на двухэтажную гостевую часть.
 
Пока осматриваем домик, начну рассказ о самой Сумовке. Впервые она упоминается вроде бы в 1629 году, когда принадлежала Збаражским. До примерно середины XVIII века эти земли входили в обширные владения известных семей Вышневецких и Калиновских. Однако многочисленные набеги и особенно козацкие войны привели эти земли к запустению. Этим и воспользовался Войцех Собанский (Wojciech Sobański h. Junosza) выкупивший по весьма выгодной цене эти земли. Войцех собственно и был основателем могущества семьи Собанских, длившегося несколько веков. Сумовка входила в обширный Балановский ключ, ставший главным владением семьи.
 
Вторая часть здания — двухэтажная, причем на втором есть балкон.
 
На первом этаже четко читается заложенная арка, поддерживаемая двумя полуколлонами. Видимо здесь было большое окно в сад, потому что для двери слишком много, да и небольшая стрельчатая дверь была видна (на фотографиях выше) слева, за углом
 
Вид изнутри. Слева — полуколонна и заложенная арка, справа — дверь наружу.
 
Второй этаж более обильно украшен готическими элементами — здесь и псевдо-окна на боковых фасадах, и узкие стрельчатые окна на главном фасаде. Как выглядела оригинальная крыша можно только догадываться
 
С этой стороны еще одна такая же дверь, но уже заложенная. Что эта за стена слева — она видна и на других фотографиях — не знаю. Стена в никуда, но безусловно она имела какую то функцию — например могла быть стеной веранды, на которую и выходило большое арочное окно. Все, чтобы усталому одинокому путешественнику было приятно отдохнуть у помещика Собанского… Но может это плоды пристроек советского времени.
 

Балкон обезображен грубым совдеповским навесом, но его "неоготичность" хорошо читается.
 
На этой глухой стене — царство неоготики.
 

Хорошенький домик получился! На первом этаже на боковой стене было еще одно арочное окно.
 

Если зайти за дом, открывается что на самом деле он трех-этажный — под домом был подвал.
 

И тут же — лестница наверх, в комнату путешественника на втором этаже.
 

Лестница конечно обвалилась, но забраться в комнату одинокого путника мне удалось —
 

И на чердак я залез)
 

Ну чтож, домик для гостей, да еще и сохранившийся это прекрасно, но мы знали что кое что есть еще. Есть развалины, вернее даже не развалины, а… То, что предстояло увидеть было для меня было впервые. Обычно в своих поездках я вижу либо уцелевшие здания, либо стены от былых произведений архитектуры. Но бывают интересные с исторической точки зрения места, где надо побывать, даже не смотря на то, что там ничего не осталось. В таких местах я всегда спрашиваю — не осталось ли хоть фундамента? Обычный ответ — "нет, ничего не осталось". Здесь осталось. Остались следы варварства ХХ века. Но эти следы еще надо было найти. Местные жители подсказали нам что нужно ехать в соседнее село Кошаринцы, искать там дорогу налево в лес, и затем там, в лесу искать то, что нам нужно. Прости, машинка, еще одна дорога полем. Но прежде мы увидели в Сумовке большую деревянную церковь.

Церковь в Сумовке.
 

Церковь в Сумовке имеет свою историю. Первая церковь здесь упоминается еще в 1654 году, в записках диакона Павла Алепинского. Диакон сопровождал Патриарха Антиохийского Макария; тогда церковь была освещена в честь св. Параскевы. По сохранившимся приданиям церковь имела вид крестьянской избы, крытой соломой и крестом наверху. Церковь эта была уничтожена пожаром, когда именно не известно. Ту же участь имела и вторая деревянная церковь. В 1782 году бершадскому диакону Андрею Пашуте был выдан документ на постройку новой церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Ее строительство закончилось в 1789 году. Она тоже была деревянная, на каменном фундаменте и просуществовала 100 лет, когда в 1889 году была разобрана и продана прихожанам Михайловки Гайсинского уезда. За три года до этого, в 1886 году прихожане на свои средства заложили новый новый деревянный однокупольный храм, строительство которого закончилось в 1888 году.. Церковь также была освящена в честь Покрова Пресвятой Богородицы.. Деревянный дом для священника был построен в 1876 году на средства Собанских.

Не сильно поплутав, мы нашли дорогу в лес — обычная грунтовка, впрочем существующая по видимому уже третий век. Лес расположился на некоторой возвышенности. Доехав до леса мы оставили машину и по заросшим угадывающимся тропинкам пошли искать развалины. Поиск занял не долгое время…

Вот это зрелище — уничтоженного дома. Вот эти холмики — остатки стен…
 
Увиденное поразило — среди леса вдруг возникли небольшие холмы, ямы, валуны, все это беспорядочно разброчсано по большой территории и вокруг было довольно мрачно. Над всем этим увиденным витал вопрос — "Зачем?" Зачем было здесь все уничтожать? Ответ можно было найти здесь же — в кучах мусора, наваленных то тут то там. Ну да ладно. Вернемся лучше в прошлое. Оно чище.
Итак мы остановились на том, что эти места за не очень большие деньги в первой половине XVIII века приобрел Войцех Собанский (1692-около 1744). Адвокат, регент Люблинского магистрата, Войцех Собанский был женат на Марианне Вержбицкой (Marianna Wierzbicka h. Nieczuja).Впоследствии, Балановский ключ, к которому относилась и Сумовка, заинтерсовал другую могущественную фамилию — Потоцких, начался долгий судебный процесс, который Собанские проиграли, сумев однако оставить себе Сумовку. В середине XIX Сумовку избрал для своей резиденции правнук Войцеха, Казимир Иеронимович Собанский (Kazimierz Sobański h. Junosza) (1833 — 20.08.1888). Его отцом был известный нам устроитель имения в Балановке Иероним Собанский (Hieronim Sobański h. Junosza), вошедший в историю как муж, неудержавший знаменитую музу Пушкина и Мицкевича, Каролину Собанскую (Karolina Sobańska). Впрочем матерью Казимира была вторая жена Иеронима, Анна Дзиржек (Anna Dzierżek h. Nieczuja), женщина куда более спокойная и умеренная…
Казимир Иеронимович был уважаемым человеком в губернии, служил Предводителем дворянства Ольгопольского уезда. Но перед очередной нависшей над Империей грозой — польским Восстанием 1863 года, Казимир Собанский решил войти в историю — как один из авторов известного адреса предводителей уездного дворянства Подольской губернии польского происхождения Императору Александру II, написанного в сентябре 1862 года. В письме Императору предлагалось ничтоже сумняшися присоединить Подольскую, Волынскую и Киевскую губернии к Царству Польскому, так как это «есть выражение одного, всеобъемлющего желания края». В губернии проживал 1 620 тыс. человек, из которых только 194 тыс было поляками, но авторы были уверены в своей правоте. Что представляется логичным с точки зрения поляка, выглядит абсурдным с точки зрения русского. Поэтому вполне понятна была жесткая реакция на этот адрес. Впрочем, не такая уж и жесткая, если сравнивать с советскими временами. Казимир Иеронимович, вместе с другими авторами письма был арестован и препровожден в Санкт-Петербург, в Петропавловскую крепость. По приговору Сената был отправлен на поселение вглубь страны, но не на долго, и позже вернулся в Сумовку. Вернулся, видимо не желая более участвовать в политике, а жить нормальной жизнью обеспеченного человека. Для начала он женился — 15-го апреля 1869 года, на графине Марии Потулицкой (Maria hr. Potulicka h. Grzymała) (1847-1929). Свадьбу сыграли в родовом имении жены, в Потулицах. А 1-го октября 1893-го года уже здесь, в Сумовке сыграли свадьбу их дочери, Изабеллы Казимировны (Izabella Sobańska h. Junosza) и графа Александра Шептицкого (Aleksander Maria Dominik hr. Szeptycki). Забегая вперед, скажу, что графиня София Шептицкая (Zofia Stanisława Maria hr. Szeptycka), в тяжелом 1917 году умрет 20-летней девушкой от тяжелой болезни у нас, в Одессе, в Евангелическом переулке… Но это дела будущие. Всего у Казимира и Марии было трое детей — у Изабеллы было три брата — Иероноим, Владислав и Казимир. Причем двое последних — Владислав и Казимир родились в Сумовке.
 
Где ямы — там комнаты…
 
На тот момент, когда Казимир и Мария сыграли свадьбу, в Сумовке была лишь небольшая старая усадьба, выстроенная даже без фундамента. В таком доме уже негоже было жить, тем более что ожидались дети. Впрочем, Владислав родился еще в старом доме, а вот последний сын — названый как и отец, Казимиром, родился уже в новом, строительство которого было закончено в 1881 году. Дворец был спроектирован и построен под руководством польского архитектора Людвика(?) Гонсиаровского. Я пока не могу сказать, имел ли отношение этот Гонсиоровский к известному одесскому архитектору Феликсу Викентьевичу Гонсиаровскому. Дворец строили с размахом. Он представлял собой два больших двухэтажных флигеля с дополнительными мансардными этажами, соединенных между собой одноэтажным корпусом. В сохранившихся описаниях упоминаются балконы с железными кованными решетками. Вход во дворец был через высокий центральный ризалит, где была высокая узкая главная дверь, через которую вы попадали в вестибюль, из которого можно было попасть на две открытые галереи, украшенные тремя арками и ведшие в боковые корпуса. На террасе был пол из белого мрамора. Зимой арочные проемы закрывали рамами с окнами и таким образом открытая летняя терраса преращалась в зимний сад. В одной из террас даже действовал небольшой фонтан. Еще одна открытая терраса большего размера была с противоположной, парковой стороны центральной части дворца — здесь тоже были арки, но другой формы, которые можно было прикрывать по отдельности, либо все вместе. Терраса немного высупала наружу, имела каменную балюстраду и две лестницы по бокам, по которым можно было спуститься в парк.
 
Здесь можно проследить остаток стены…
 
К счастью, описывая дворец можно руководстоваться не только воспоминаниями, но и сохранившимися — слава Богу! — фотографиями дворца. К сожалению, их всего две.
Главный фасад дворца в Сумовке. фото ~ 1914 года. Отметьте боковые флигели с мансардами, центральую часть с арочными галереями и центральный ризолит…
 
Парковый фасад дворца в Сумовке. фото ~ 1914 года. Видна большая терраса и ее оградаю Кусты скрывают две лестницы для спуска в парк.
 
И вот среди бесформенных вообщем-то награмождений появился вот этот красавец — в нем читалась и форма и просмартивалась фактура штукатурки и разные кирпичи, и обратный наклон — воображение уже рисовало вокруг сам дворец…
 
Этот угловой фрагмент можно четко идентифицировать — это часть левого угла главного фасада дворца Собанских. Слегка наклонный угол дворца хорошо виден на фрагменте фотографии этой части дворца, сделанной в 1914 году —
 
Внутри не было какой-либо регулярной — скажем анфиладной или коридорной планировки. Сказвался конец XIX века, новые вкусы. Дворец строился под удобство проживания и так, как хотелось его хозяевам. Всего различных помещений насчитывалось 39. Как раз в подвалах левого крыла, угол от которого на фотоографиях выше, размещался семейный архив этой ветви Собанских. Здесь же были покои дворовых казаков и жил портняжная. В противоположном правом крыле находились гардеробная, столовая и склады и подвалы. В вестибюле были лестницы белого мрамора, здесь же весела большая люстра. Большую часть центральной части здания занимала узкая жилая комната, которую домашние звали "галерея". Ее окна и двери выходили на террасу. Напротив входных дверей находился огромных размеров, высокий камин, также белого мрамора. Мрамор этот Собанские покупали не где нибудь, а у хорошо известного интересующимся историей одесситам Маврокордато. Это был не просто камин, а копия камина из королевского замка Генриха IV в По (Château de Pau). Верхняя часть камина, антаблемент, был увенчан массивным корнизом, поддерживаемый по бокам двумя дорическими колонами. Очаг прикрывался большой плитой, украшенный рельефом с растительными мотивами. Стены "галереи" были выкрашены в зеленый цвет и украшены внизу дубовыми панелями. На потолке были открытые балки и свисала свечная люстра. На обеих боковых стенах были кафельные печи. Мебель была современной на то время — здесь были кресла, канапе, столы и книжные шкафы. В библиотеке было много изданий на разных языках, в основном польские, английские и французские журналы начиная с 60-х годов XIX века. На камине стояли часы в оправе из саксонского фарфора с алегорией "Время". По бокам стояли два подсвечника. В зале были две интересные картины — "Царь Давид в короне, играющий на арфе" и "Два пастушка, играющих на трубе", возможно работы Тербруггена. Одна из них теперь висит в Варшавском Народном музее. В средней части были еще два помещения — справа — прямоуголная комната, оборудованная как домашняя церковь, затем зал, разделенный четырмя столбами, поддерживашими арки. Здесь была часовня. Стены в ней были украшены пилястрами и фризом. Дубовые раздвижные двери отделяли алтарь, где были небольшие спиральные колоны и большая статуя Божьей Матери, привезенная из Лурда, а также два десятисвечных бронзовых подсвечника. Если алтарь был закрыт, помещение использовалось как переход из зала на террасу. В соседнем салоне, имевшем квадратную форму (до колон с арками, отделявших его от часовни) стены были выкрашены белой краской, потолок оштукатурен. Над белым мраморным камином, в раму из штукатурки на стене было встроено зеркало. Камин этот был в том же самом месте, спиной к спине тому  описанному ранее камину — копии из замка в По, но этот был значительно меньших размеров.. Видимо они использовали общий дымоход. На камине стояли часы и два подсвечника. В зале было трое дубовых дверей — одни вели в вестибюль с огромным камином, другая в домашнюю церковть и третья в столовую. Здесь же были и порте-фенетре (двери-окна) на террасу. Пол был паркетным. В зале висела большая венская люстра на много десятков свечей, а в части, отделенной арками — люстра поменьше, из бронзы. В зале также имеолись две печи, выложенные белым кафелем. Здесь стояли три резных дубовых стола, также четырехсекционный дубовый шкаф, с резьбой в виде библейских сцен, одна из которых представляла Адама и Еву в раю. Имелось несколько кресел, канапе и стулья, без определенного стиля. Мебель была обита белой тканью с цветами, стояла вышитая вручную ширма. В части за арками стояло фортепьяно, вначале фирмы Bluthner, позднее Bechstein. Слева от него висел шелковый гобелен с цветами. В салоне было много картин, и среди них портрет владельца, Казимира Иеронмовича Собанского, а также изображения Матеуша и Иеронима Собанских. Имелись два небольших рисунка голубей, морской пейзаж волынского художника, десять акварелей с видами Подольской губернии, работы французского мастера в бытность его пребывания в Сумовке в гостях у Собанских.  Было еще нсколько работ, нравившихся хозяевам. На двух резных дубовых колоннах стояли большие китайские вазы.
Вот что осталось от всего описанного выше — шкаф из интерьеров дворца Собанских в Сумовке.
 фоторафия Михаила Паскаренко.
 
А вот что мне прислал Павел Степанец:
На развалинах имения Сабанских, в лесу под Сумовкой, мною была найдена серебрянная ливрейная пуговица обьединения гербов Юноша и Гржимала, я думаю, что она имеет отношение к свадьбе Казимира Иеронимовича Сабанского и Марии Казимировны Потулицкой.
 
Казимир Иеронимович Собанский (слева)
фрагмент фотографии 1862, изображавшей предводителей дворянства Подольской губернии
 

В салоне была дверь в левое, двухэтажное крыло здания. Через энее попадали в столовую комнату, в четыре окна, с гладко выкрашенными стенами, паркетным полом и двумя печами коричневого кафеля. Посреди комнаты стоял огромный дубовый стол, вокруг которого были красивые стулья с головами львов. обитым узорным материалом. Убранство дополняли два гданьских шкафа и буфет. В противоположном, правом крыле на том же месте, где в левом была ситоловая, находилась большая, квадратной формы спальня, за которой узкий будуар хозяйки дома. В спальне, помимо печи был небольшой камин с резным деревянным обрамлением. Из мебели здесь были старый гданьский шкаф, комод, имевший историческую ценность, декорированный бронзой, большое дубовое бюро и шезлонг. Комнату украшали образ Спасителя из слоновой кости, старая венская люстра в зеркальной оправе, гобелен, два овальных портрета — один Марии Ампаро Муноз Бурбон, дочери Королевы Испании Кристины, и Марии Грохольской. Здесь же был морской пейзаж работы самого Казимира Иеронимовича Собанского. 
Вернемся в левое двухэтажное крыло — тут, со стороны главного фасада располагался отделанный деревянными панелями кабинет хозяина дома. В кабинете висел портрет Казмира Собанского в молодые годы, стояла мраморная фигурка мальчика и фигура девочки, читающей книгу. Обе итальянской работы. На стенах висели габелены. В прилегающем к кабинету со стороны террасы небольшом салоне был небольшой мраморный камин и несколько работ кисьти самого хозяина дома. Это все что известно о внутреннем убранстве дворца.
Собанские переехали в этот дворец в 1881 году. Хозяин дворца впрочем наслаждался новым домом не так уж долго — Казимир Иеронимович умер здесь, в Сумовке 20 августа 1888 года. Его похоронили в фамильной усыпальнице ветви Собанских, пошедших в основном от Иеронима и Анны Дзиржик, находящуюся в Чечельнике.

Могила Казимира Иеронимовича Собанского в родовой усыпальнице в Чечельнике.
 
Обратите внимание на пустое место справа под крестом — очевидно, Казимир приготовил его для своей  супруги. Супруга однако пережила мужа на 41 год и была похоронена в другом месте.  Собанские больше сюда не вернуться…
Часть стены.
Из переписки с читателями — Михаил Паскаренко:"…о каких-либо других постройках имеющих отношение к имению, кроме тех которые в лесу я за свою жизнь (мне 54 года)не слышал.На окраине Сумовки когда была расположена панская гуральня, да на территории колхозных дворов амбары для хранения зерна.Известно, что кирпич из разрушенного дворца был использован при строительстве больницы в Бершади.Несколько лет назад в Сумовку приезжал один из потомков Собанских, больше всего он интересовался судьбой скульптуры Божьей Матери, которая стояла возле дворца, в наших селах её называли Матка Боска.Такая скульптура действительно была, после разрушения дворца она была установлена возле церкви в с.Сумовка, её помнят и ныне живущие люди, но куда и как она исчезла никто не знает. По одной из версий после закрытия церкви в 60-х годах, она под покровом ночи была убрана коммунистами".
фоторафия Михаила Паскаренко.
Михаил Паскаренко: …Этот снимок сделан на развалинах, по всей видимости здесь была ванная комната, на стенах и полу видны остатки плитки, через отверстие вода стекала вниз.
фоторафия Михаила Паскаренко.
 
фоторафия Михаила Паскаренко.
Михаил Паскаренко: …нынешней осенью, мы с товарищем  чуть больше обследовали развалины и нашли несколько мест о которых раньше не знали. К сожалению шел дождь, много опавших листьев, поэтому фотографии не очень. Одно квадратной формы, с прямоугольными отверстиями в цоколе, другое в форме правильного круга диаметром наверно метра три, с бетонными стенками.
Несколько зданий видимо были и возле дуба,чуть глубже в лес, развалин нет, но четко просматриваются контуры фундамента.
Если приглядется то слева и справа можно увидеть очертания круга. может быть здесь был фонтан.
фоторафия Михаила Паскаренко.
 
Одна комната, другая комната..
 
Фундамент оказался слишком прочным, его пока не разобрали…
 

На приведенной выше фотографии главного фасада видно, что перед дворцом была большая поляна. Она сохранилась и сейчас. Вообще же дворец окружал большой парк, созданный из старого леса, на краю которого и был построен дворец. Как я говорил, лес, и соответственно, дворец, находились на возвышенности, отсюда должен был открываться великолпеный вид на долину протекающего внизу Южного Буга. Ко дворцу вели прорезанные алеи. В начале алеи стояла фигура ангела посталенная здесь в честь трех рано умерших детей брата Казимира, Марцелия Собанского. Между домиком для гостей и дворцом был круглый газон. В парке росли массивные пирамидальные дубы, один из которых мы видели, высокие стройные итальянские тополя… Второй большой газон, окаймленный старыми деревьями был перед парковым фасадом дворца. По обе стороны от боковых флигелей располоагались два небольших пруда, рядом с которыми также росли старые деревья и кустарники…Всего парк занимал 58 десятин. Вот пожалуй и все, что можно сказать о дворце в Сумовке. Теперь немного о самой Сумовке. В начале ХХ века в Сумовке насчитывалось 462 дома, в которых проживало 2550 душ. В 1858 году был открыт винокуренный и кирпичный заводы. В 1861 гноду открылась церковно-приходская школа, а в 1899 для нее был построен собственный дом, в этом же доме в том же году открылась церковная школа грамоты для девочек. Имелась и почтовая станция. Собанские владели здесь 1817 десятинами землии, из которой 816 было пахотной и 805 — под лесом. В Кошаринцах им принадлежало еще 542 десятины. К 1914 году Собанские скупили прилегающие земли, доведя общее количчество десятин в Сумовке до 4140.

Поляна перед дворцом есть и сейчас.
 
Вид Южного Буга в Сумовке.
 
Документ на землю при "имении помещика Казимира Геронимова Собанского"
прислано Михаилом Паскаренко
 
После смерти Казимира Иеронимовича согласно завещанию Сумовка досталась среднему сыну — Иерониму Казимировичe Собанскjve (Hieronim Sobański h. Junosza). Он стал последним владельцем Сумовки. Много о нем рассказать не могу, похоже он жил нормальной жизнью подольского помещика. Женился уже после смерти отца, в 28-летнем возрасте. Избранницей стала упоминавшаяся на сайте в рассказе об Ободовке красотка Мария Станиславовна Грохольская (Maria hr. Grocholska h. Syrokomla). Свадьбу сыграли 14 марта 1899 в родовом имении невесты, в Пятничанах. В 1900-м году у них родился сын, Павел Иеронимович. Затем родились Станислав, Мария и Барбара. Мария Станиславовна оставила интересные воспоминания об своем времени, частично я их цитирую в рассказе о родственнике ее мужа, хохяине соседней Ободовки, Феликсе Людвиговиче Собанском. От отца Иероним Казимирович Сумовку и Кошаринцы, позже, при финансовой помощи Феликса Людвиговича Иероним и Мария купили имение в Войтовке. Им же принадлежала Большая Кореивка.  В 1905 году супруга Иеронима Мария учредила в Бершади Благотворительное Общество, которое помогало неимущим, и детям-сиротам. Примерно в 1914 они выкупили у местного помещика Юрьевича Бершадь целиком, но полностью расплатиться не успели — грянула революция. Революция принесла трагедию в семью. В 1919 году большевики растреляли Иеронима Каимировича вместе со старшим сыном Павлом… Мария Станиславовна вместе с оставшимися в живых тремя детьми бежала в Польшу.
Иероним Казимирович Собанский
портрет взят из книги Виктории Колесник "Известные поляки в истории Винничины"
 

Мария Станиславовна Собанская, урожденная графиня Грохольская.
 

Интересно вспомнить и братьев Иеронима Казимировича — Владислава и Казимира, тем более что оба родились в Сумовке.  Владислав Казимирович Собанский стал известным польским дипломатом, стоявшим у истоков новой независимой Польши.. Кстати ему, но, не единолично, принадлежал дом в Одессе, на Софиевской 34. Владислав Окончил киевский университет, где изучал сельское хозяйство. В период собтий 1905-1907 годов, на волне революционного подъема участвовал в работе т.н. Лагеря реальной политики, был одним основателей национального клуба в Москве и вице-президентом Польского Красного Креста в России. После начала Первой Мировой в сентябре 1814 Польский Общественный Комитет назначил его руководителем отдела снабжения, а в 1915 он возглавил один из отделов Варшавского Благотворительного Общества. Перед захватом немцами Варшавы в июле 1915 эвакуировался и стал членом Польского Национального Комитета. После событий февраля 1917 уехал в Швейцарию, где стал членом еще одного Польского Комитета, в Лозанне, а после перенесения Комитета в Париж стал его представителем в Англии, где отстаивал интересы уже Польши как независимого государства. Добился признания Лондоном созданной во Франции польской армии в качестве автономной союзнической. Затем Владислав Собанский участвовал и в Парижской Конференции, положившей конец Первой, но разжогшей фетиль Второй Мировой войны… В период с 1919 по 1924 был чрезвычайным и полномочным министром в Бельгии и Люксембурге. Примерно в то же время, когда Владислав получил свое назначение в Бельгию, на Украине большевики расстреляли его брата Иеронима Казимировича вместе с сыном Павлом… В 1924 Владислав становится чрезвычайным послом и полномочным министром в Испании и Португалии, где проработает до 1927 года. Затем вел частный образ жизни, жил в Париже, Варшаве, писал книги и статьи на дипломатическую и сельско-хозяйственные темы. Его женой была София Замойская. Когда началась Вторая мировая война, его спас португальский посол, забрав из подвергавшейся бомбежкам Варгавы и на автомобиле довез его в имение жены, около Люблина. Умер в 1943 году…  Кстати ему, но, не единолично, принадлежал дом в Одессе, на Софиевской 34.

Казимир Казимирович Собанский.
 

Другой брат, Казимир Казимирович Собанский, младший, тоже родился в Сумовке, 5-го марта  1883 или 1885 года, причем уже в ново-построенном дворце. Это был человек увлеченный совсем другим — его манили дальние страны и приключения. Из Сумовки он перебрался в  Беарриц, где и поселился. В результате он стал известным путешественником, посетившим множество уголков земли и оставившем после себя интересные записки и рисунки, рассказывавшие о своих приключениях.

 Из переписки с читателями — Михаил Паскаренко: "…Прадедушка моей жены Николай Беньковский работал поваром у пана Собанского. Его жена тоже там работала. Бабушка жены (род.1911г.) была или младшей или старшей на 2 года дочери Собанских (вроде её звали Бронислава)* и играла с ней. Она рассказывала, что пани была очень доброй, всегда угощала её вкусными конфетами. У нашей родственницы проживающей в Москве до сих пор хранится какое-то украшение (не помню,что именно) подаренное пани Собанской, а у нас есть деревянный шкаф из имения Собанских.
Доподлинно известно, что во время разграбления дворца,один из жителей Сумовки перевез к себе домой большую часть листов цветного стекла, которым была укрыта часть крыши дворца и закопал у себя в огороде.В своё время сотрудниками НКВД были попытки найти его, но до сих пор ничего не найдено.


*Барбара.

Дорога у Сумовки

фотографии сделаны 26.09.2009 и 15.05.2010

 

 

10 thoughts on “Сумовка

  1. Пречудовий матеріал, як завжди. Тішусь, що зміг допомогти знайти збережений будинок, і надзвичайно цікаво було побачити залишки палацу. Я помилково гадав, що він таки був у Сумівці…

  2. Спасибо за интересный рассказ .Я родилась и выросла в этом селе но много о Сабанском я не слышала и мне было очень интересно узнать исторические сведения. Да кстати история нашего села не менее захватывающа .

  3. Мій прадід служив у церкві і був арештований у 1930 році. Вітвіцький Іван Тихонович. Можливо, ви щось чули про священиків, що тут жили?

  4. Я сама из Маньковки.Возле дома моей бабушки был дом Сабанской.Говорили она из панской семьи.Жила в глиняном доме.Работу ей не давали.Пенсия была наименьшая.Соседи помогали с едой.Была добрая и спокойная.Умерла где то в 80 годах.

  5. Интерессный материал. Все детство провел там. Кстати на камнях есть каплычка и отпечаток ножек Богоматери и баранчика. По рассказам во время монгол — татар которые на пали на село вырезали людей во время службы..очень много погибло. И явилась Божья Матерь с баранчиком. Говоря уже о раскопках возле церквы..находили остатки костей по которым было видно что раньше люди были више

  6. Спасибо за прекрасный материал! Нет ли сведений о Сабанских из Харькова и их коллекции?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *