Соколовка.

 

Соколівка — Sokołówka


Использование материалов сайта только с согласия автора.


ранее село Соколовка Чеботарской волости Ольгопольского уезда, ныне —      
в Крыжопольском районе Винницкой области.


Просмотреть увеличенную карту

Соколовка должна была быть едва ли не самым многообещающим местом нашей поездки — ведь это когда-то была главная резиденция рода Белина-Бжозовских, подаривших моей любимой Одессе такое архитектурное чудо, как т.н. "Шахский дворец". К тому же я знал, что в Соколвке много чего сохранилось… То, что в итоге нас здесь ждало  оставило двойственное впечатление.

В Соколовку ведет старая барская дорога. И приведет она нас привела к такой красоте! — 
 
 

Въездные ворота в Соколовское имение превзошли все ожидания. Главная башня со стрельчатым въездом, стрельчатым же окном, сохранившимися флюгерами — великолепно!
 

Эта фотография сделана примерно в 1914-м году. Ворота в виде сдвоенНой остроконечной башни обрамляет стена с круглыми башенками. От левой хорошо виден металлическая ограда, также заканчивающаяся круглой башней. Обратите внимание на эту правую сторону —
 

— сейчас справа видно одноэтажное строение старой архитектуры, выкрашенное с розоватый цвет. Вероятно оно построено уже после событий 1917-1919 гг — вряд ли Бжозовские сами стали бы уродовать такую красоту.
 

Башню слева кто то "обполовинил" — снесли наружную часть и верхушки. Вопрос зачем — риторический.
 

Башне справа повезло больше — у нее нет только верхней части. Обратите внимание на стилизованные бойницы в стене.
 

Все, что осталось от кованных ворот.
 

Еще одна башня, внешняя, у дороги, почти вся целая, правда маленькая. От каменной стены ворот к башне идет металлическая ограда, которая почти сохранилась. Такая же была и справа, где теперь стоит одноэтажное строение.
 

А так башня выглядит уже со стороны имения. Когда то на воротах был образ Божией Матери, а ниже была мраморная табличка с выгравированным стихом польского поэта Антония Эдварда Одынца (Antoni Edward Odyniec) смысл которой читается уже в первой строчке — "Гость в дом-Бог в дом".
 

На этой фотографии, датируемой примерно 1917 годом, можно разглядеть и отличия от того, что можно видеть сейчас — помимо полуразрушенных боковых башен и отсутствующих ворот обратите внимание на крышу центральной башни — на старой фотографии она черепичная и имеет слуховое окно, причем такое же окошко было и на противоположной стороне. Сейчас же она железная и окна нет. Но сделана очень качественно, ничего не скажешь.
 

Флюгер на башне — с сохранившейся надписью "1880" и вензелем "В" — Brzozowski. Судя по дате ворота могли быть выстроены Карлом Зеноновичем Бжозовским, речь о котором еще впереди..
 

Если копать глубже, чем Бжозовские, то можно узнать, что эти земли некогда входили в обширные владения Конецпольских (Koniecpolscy). После угасания этого рода владения перешли к Любомирским (Lubomirski). Дата появления здесь Белина-Бжозовских разнится — по одной версии, они появляются здесь примерно с середины XVIII века, когда староста трембовский Игнаций Белина-Бжозовский (Ignacy Franciszek Brzozowski h. Belina, 1715-1770) приобрел эту деревню. По другой версии, Соколовку приобрел его сын, Феликс Белина-Бжозовский в 1795 году. Предок рода Бжозовских, по бытующей легенде прибыл в Польшу из Чехии в свите Домбровских. По семейному приданию, речь идет о Зелиславе Белина отправившемуся в Чехию на службу и сумевшему накопить "первоначальный" капитал. В целом род Белина-Бжозовских принадлежит к достаточно древним но не особо известным родам Польского Королевства. Доподлино известно что первым из Бжозовских, кто перебрался из Польши на Русь был Войцех Белина-Бжоховский (Wojciech Brzozowski h. Belina) который представлял собой уже VIII -е известное поколение семьи. С него и начинается "наша" ветвь Бжозовских, с него я начал и составленное мной древо семьи. Войцех служил хорунжим в войске короля Яна III Собесского (Jan III Sobieski). К своим владениям в Польше он прикупил Верехи на Червоной Руси и там осел. Вот у него то и был сын Игнаций (Ignacy Brzozowski h. Belina, ?-1770), который уже упоминался в качестве первого владельца Соколовки. У Игнация было две супруги, первая — Анна Соболевская, а вторая — Виктория Трембинская. У него и Виктории родился сын, Феликс Белина-Бжозовский (Feliks Franciszek Brzozowski h. Belina, 1743-1814) староста барский, подкаморий брацлавский, гайсинский и ольгопольский, кавалер ордена Белого Орла и Св. Станислава, один из ревностных сторонников Барской Конфидерации. Именно он стал основоположником тех огромных богатств, которыми позже станет известен род Белина-Бжозовских.

Алея от ворот к усадьбе…
 

Я так ждал этого! Прекрасно зная великолепный дворец Бжозовских в Одессе, и подкрепленный произошедшей как раз примерно в это время открытием в Ободовке, связанным именно с семьей Бжозовских, я ожидал этой встречи как встречи с еще чем то прекрасным, ну хотя бы равным… Увиденное несколько озадачило. Оценивайте его сами, а я пока продолжу рассказ о семье. 

Главная или новая усадьба имения.
 

Общий вид усадьбы Бжозовских. Справа — впритык стоящая старая усадьба.
 

Вид с водоема на усадьбу. Рисунок Наполеона Орды, 1870-е гг. Если внимательно рассмотреть этот рисунок то можно увидеть, что старая и новая усадьбы соединялись одноэтажным переходом, а не двухэтажным, как сейчас. Видимо второй этаж был надстроен для создания хоть какой то симметрии с крытой террасой слева (три окна слева от двухэтажного центрального корпуса).
 

Феликс и его не такой оборотистый брат Яцек-Михаил начали свой рост на  арендуемых имениях. Но окончательно твердо стать на ноги позволила удачная женитьба на Текле Собанской (Tekla Sobanska, 1754-1812), в приданном которой значилось 180000 польских злотых! Соколовку он приобрел в 1790-х годах (остановимся на этой версии), прикупив к ней еще ряд имений с весьма плодородными почвами — Чоботарка, Жабокрич, затем еще Левков, Тарнавка, Крикливец, Мястковка и другие. Интересен метод управления Бжозовским своими владениями. Феликс Бжозовский был либералом — ввел опекунские отношения между барином и крепостными, учредил сберегательные кассы для своих конторских и прочих служащих. Создал крестьянский банк, госпиталь, в котором оплачивал постоянного доктора. Еще при жизни он поделил свое имение между двумя сыновьями, Карлом и Петром Феликсовичами. Соколовка отошла старшему, Карлу Феликсовичу Белина-Бжозовскому (Karol Brzozowski h. Belina, 1779-1862). Карл, или Кароль по-польски родился и умер уже в Соколвке. Как и отец, он был отличным хозяином и организатором — унаследовав половину отцовских владений, он значительно ее приумножил. Продолжил он и либеральные традиции отца — опекал крестьян, оплачивал их долги, улучшил заложенные еще отцом сады, развивал крестьянское самоуправление, а затем и вовсе передал примерно 3/5 своих земель крестьянам. За небольшую арендную плату он передал крестьянам их усадьбы и хаты, подчеркивая что это их собственность, которую они могли продать или менять, если понадобиться. Для женщин и детей в своих владениях он полностью отменил крепостное право, сведя его к минимуму для мужчин. Во время его жизни в каждом фольварке уже имелся небольшой госпиталь, аптека и фельдшер. Это медицинское хозяйство контролировал опытный врач. Собственным примером стимулировал крестьян к продаже пшеницы через порт в Одессе. Богатству крестьян Бжозовского также во многом способствовала и система учрежденных им банков, которые имелись в каждом населенном пункте, ему принадлежавшем. Банки или скорее кассы взаимопомощи управлялись самими крестьянами. Каждый из них мог брать необходимые ему деньги для закупки семян или на сельскохозяйственные работы. Деньги конечно возвращались с процентами. Каждый член банка должен был иметь четырех волов и четырех коней для транспортировки пшеницы в Одессу. Сумма капиталов этих сельских банков была 8-10 тысяч рублей. К концу своей жизни Карл Феликсович Бжозовский принадлежал к наиболее зажиточным и уважаемым помещикам Подольской губернии. Это подтверждает и то, что он долгое время занимал значимую губернскую должность — Предводителя дворянства Ольгопольского уезда. Добившись многого в умении управлять своим имуществом, он написал об этом книгу — "О современном управлении имениями — советы для потомков Кароля Белина Бжозовского". Карл был женат на Ксаверии Треческой (Ksawera Trzecieska h. Strzemię, 1775-1871), принесшей ему в приданное ломачинский ключ. Его богатство позволило дать миллионное приданное дочери Ксаверии, вышедшей замуж за Грохольского и оставить огромное владение сыну Зенону.

Книга Бэозовского "О современном управлении имениями — советы для потомков Кароля Белина Бжозовского", 1857 год.
 

Верхний и нижний снимок сделаны с одной практически точки с разницей в почти сто лет, поэтому можно поискать "десять отличий")
 

Я конечно люблю деревья, но тут они мешают). Но я разглядел некие наклонные конструкции под крышей основного дома, плющ внизу вдоль первого этажа двухэтажного корпуса.
 

На этом увеличенном фрагменте также можно разглядеть несуществующую ныне террасу у правого крыла здания. Ну и конечно — деревья. Сейчас перед усадьбой растут молоденькие деревца.
 

Боковой фасад с пристройкой и крытой террасой на верху.
 

IMG_9639

Это противоположный фасад. Именно в этой части где дверь, был надстроен второй этаж, о котором была речь ранее.. 
 

IMG_9658

Обратите внимание на остатки балкончика на втором этаже.
 

В главной части дома их было четыре — на этом фасаде два и на тех же местах на противоположном фасаде, что мы выше рассматривали. Там от них тоже остались только кронштейны. Насколько я помню, по рассказам работников находящейся в здании школы, их заложили во избежание несчастных случаев с детьми.
 

Очевидно это был главный вход.
 

Зенон Карлович Бжозовский (Zenon Izydor Antoni Brzozowski h. Belina, 1806-1887) окончил Кременцкий лицей, был Предводителем дворянства сначала Балтского уезда, а затем всей Подольской губернии. Его владения, кроме Соколовки, включали Чеботарку, Левков, Цибулевку, Крикливец, ракуловский ключ, а также Жабокрич, Попелюхи. К этому всему он прикупил Козинцы, КитайгородСавинцы и Куничье. Как видно по отмеченным активным ссылкам, я был в Китайгороде и в Савинцах, материал по ним можно прочесть, пройдя по ссылкам. Был и в Жабокриче, Крикливце и в Попелюхах — об этом рассказ еще впереди. Пока же вернемся к Зенону Карловичу. В наследство от своей матери он получил ломачинский ключ, а в качестве приданного своей жены графини Елизаветы Замойской (Elżbieta hr. Zamoyska h. Jelita, 1818-1857) приобрел еще Вогунь в Польше, где у него также было имение Липков. Всего в имениях Зенона Бжозовского проживало около 30000 населения! Польские источники пишут, что он, как дед и отец, еще до освобождения крестьян в ходе реформы 1861 года отпускал на волю всех, кто этого желает. Не совсем понятно правда зачем это было делать, если во владение имениями он вступил после смерти отца, последовавшей лишь через год после реформы, в марте 1862-го.

Зенон Карлович Бжозовский
 

Ему также принадлежал дворец в Варшаве. Но самое красивое, и не только на мой взгляд, владение было в Одессе. Именно у нас, в Одессе, Зенон Карлович выстроил удивительно красивое здание над морским берегом, которое к сожалению теперь носит совершенно не правильное имя "шахского дворца" — и все благодаря тому, что "беглый олигарх" — иранский шах — тут однажды поселился. Именно поэтому я пишу с некоторой неудовлетворенностью об увиденном в Соколовке — зная красоту дома Бжозовского в Одессе и даже видя прекрасные въездные ворота соколовского имения, я рассчитывал на больше… Впрочем — просто загородная усадьба, ну и ладно. О вкусах ведь не спорят)

Дворец Бжозовского в Одессе, к сожалению более известный как "шахский"
 

Будучи хорошо образованным культурным человеком он также на свои средства обучал талантливых молодых людей. Среди тех, кому он помог в этом — Зигмунт Фелинский (Zygmunt Szczęsny Feliński), ставший архиепископом Варшавы, а затем канонизированный Римско-Католической церковью.. Другим интерсным случаем была помощь Зенона Карловича художнику Яну Заседателю. Он был помощником при буфете и все свободное время посвящал рисункам, которые делал на клочках бумаги. Это заметил Зенон Карлович и сразу определил Ивана (Яном он стал позже) в школу. Затем, через некоторое время, он обратился к своему родственнику в Виннице, Тадеушу Грохольскому, который собирался в Париж, взять Яна с собой. Тот согласился и по приезду в Париж определил Яна Заседателя в мастерскую к знаменитому Бонна, где Ян вскоре стал заниматься копиями картин старых мастеров. Позже он вместе с Грохольским посетил Мадрид и Рим. Вернувшись на Подолье он уже был успешным мастером, купил себе дом в Виннице…
Принимал ли каким то образом Зенон в польских мятежах — доподлинно не известно, во всяком случае оружия в руки не брал и армию из своих крестьян не снаряжал, но в какой то степени мог принимать, скажем тайным финансированием. Во всяком случае после событий 1831 года он выехал надолго за границу — может от греха подальше… Но если выехал, значит ему дали подорожную, а раз дали — значит не подозревали. Да и отправился он не в Париж на встречи проигравших, а поехал в большое путешествие по Европе и на Восток, в ходе которого он побывал в Италии, Египте и на Святой земле. Он дружил с польскими поэтами Красинским и Словацким, с которыми мы встречались на страницах, посвященных Мурованным Куриловцам 
У Зенона и Елизаветы было трое сыновей — старший — Станислав умер молодым (Stanisław Brzozowski h. Belina) (1842-1858). Средний — Ян (Jan Tadeusz Brzozowski h. Belina, 1844-1908) был женат на Елене Грохольской (Helena Henryka Grocholska h. Syrokomla, 1845-1922) — получил от отца Жабокрич с усадьбой, Попелюхи, Крикливец, Иловку, Тарнавку, Цибулевку, кедрасовский и ломачинский ключи на Подолье, имения в Польше, и он же унаследовал усадьбу в Одессе, прекрасную галерею итальянских картин и дворец в Кракове. А Соколвка досталась младшему сыну Карлу Зеноновичу Бжозовскому (Karol Brzozowski h. Belina,  1846-1941).  Помимо Соколовки, Карлу Зеноновичу отошпи так же Левков, Чоботарка, Козинцы, Савинцы, Куничье, Китайгород, Ракулова и другие имения в Подорльской губернии, а также Бжозов с окрестностями, пилецкий ключ в Польше и дворец в Варшаве. Карл Зенонович Бжозовский, кавалер Мальтийского Ордена, был женат на еще одной представительнице аристократии польского происхождения — графине Пелагее Потоцкой (Pelagia Maria Potocka h. Pilawa (Srebrna) 1848-1901), правнучки хозяина Тульчина, знаменитого Щенсного Потоцкого. Благодаря своему богатству, личным качествам, уважению в обществе, и родственным отношениям своей семьи Карл Зенонович стал вхожим в высшие аристократические круги. В 1897 году он получил от Папы Римского графский титул, передаваемый по наследству на правах первородства. Еще при своей жизни, подобно своему деду, Карл Зенонович Бжозовский разделил свои владения между своими сыновьями. Согласно этому разделу, Соколовка, к тому времени уже прочно утвердившаяся в качестве главного имения семьи, досталась Карлу Карловичу Бжозовскому (Karol Konstanty Józef hr. Brzozowski h. Belina, 1884-1946). Карл, или Кароль Карлович был женат на сестре жены своего брата Зенона, графине Софии Иосифовне Красинской (Zofia hr. Korwin-Krasińska h. Ślepowron (Korwin), 1880-1944). Польский источник пишет, что усадьба в Соколовке принадлежала к наиболее красивым и богатым произведениями искусства местом в масштабах всего Подолья. Ни больше ни меньше… 
Но раз так тогда перейдем к описанию усадьбы, и чтобы следовать исторической хронологии, начнем со старой, перво-построенной здесь усадьбы, которую мы видели на снимках справа от большого здания.

Старая, или первая усадьба в Соколовке.
 

Старая усадьба была выстроена при Феликсе Бжозовском, в самом начале XIX века, и как пишет Афтанази*, "имела черты скромного старопольского двора". Она однако сгорела в 1811 году. Восстановление и меблировку закончили только к 1820-му году. Но и этот дом был слишком прост для человека, поймавшего удачу. Даже если честно, не понятно. Единственным украшением дома был (и есть) четырехколоный портик, в колонах которого правда уже очень сложно прочесть тосканский ордер. Позднее, на прямоугольных тумбах перед портиком поставили вырезанные из песчаника вазоны, тумбы между собой соединяли кованные цепи. Внутренние покои  были отделаны художником Ржевицким (Rzewicki), о котором известно, что он принимал участие в отделке дворца в Пятничанах. Внутри дом имел анфиладную планировку. Со временем стало ясно, что он тесен и не соответствует статусу семьи.


*Roman Aftanazy, Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczypospolitej Том 10. Województwo bracławskie
 

фото с сайта http://moja.ukraina.eu.interia.pl
 

Старя усадьба. 1910-е годы. Видны вазоны, о которых выше была речь.
 

Позднее Карл Феликсович Бжозовский построил слева от старой усадьбы новое крыло, которое не имело четко выраженного архитектурного стиля, было на высоком цоколе и  имело прямоугольную форму. Фасад  делился пилястрами. По краям были балкончики. Старое и новое здание соединялось большой одноэтажной террасой с балюстрадами по краям (позже превращенной в двухэтажный корпус). Как и старую усадьбу, новую часть накрывала четырехскатная крыша. Сбоку была еще одна пристройка, немного ниже высотой. Планом предусматривалось достройка с левой стороны большого дома симметричного одноэтажного крыла, идентичного старой усадьбе. Но планы эти не осуществились и усадьба так и осталось не симметричной.
Внутренне убранство было поначалу тоже скромным. После строительства нового крыла в старой части было решено создать некое подобие семейного музея. По садовому фасаду нового корпуса были четыре главные комнаты — гостиная, два связанных между собой зала и столовой. Полы в этих помещениях получили паркет из нескольких сортов дерева, выложенного в геометрические узоры, побеленные до этого стены покрыли дорогостоящими обоями, потолки были оштукатурены, повешены бронзовые либо хрустальные люстры и бра на стенах. В эти комнаты поместили самую ценную мебель и произведения искусства из домашней коллекции. В отделке преобладал стиль ампир, но была и мебель в точности скопированная с той, что можно видеть в Лувре. Эти копии между прочим были сделаны прямо здесь, в плотницкой мастерской, созданной Карлом Бжозовским старшим.
Согласно описанию на 1917 год, по фасадной линии находился зал, направо от него — служебное помещение, далее — канцелярия, затем комната служившая и библиотекой и спальней, В левую сторону — домашняя часовня, а за ней различные хозяйственные помещения. Из зала можно было попасть в один из малых залов, справа от которого был второй малый зал. Эти два зала имели общую потолочную балку, опиравшуюся на два четырехгранных столба. Оба были решены в стиле ампир как отделкой так и мебелью, В центре одного из них, известного как "Портретный", была большая не то бронзовая, не то деревянная люстра на 24 свечи, в виде декорированной золоченой чаши. В углу стоял у окна был письменный стол красного дерева, с бронзой и инкрустациями. Здесь же неподалеку еще один столик, два дивана декорированных бронзой — один старинный, а второй его поздняя копия. Ножками этих диванов служили четыре сфинкса. В комплект также входил круглый стол с резными ножками и стулья, спинки которых украшали резные лиры.

Карл Зенонович Бжозовский младший и его супруга, Пелагея Потоцкая в Портретном зале. Пелагея сидит как раз на одном из диванов со сфинксами. Над ней — двойной портрет братьев Яна и Станислава Бжозовских, братьев ее мужа, Карла Зеноновича. Справа от двойного портрета- портрет отца братьев, Зенона Карловича Бжоовского.
 

Диваны со сфинксами в Портретном зале.
 

А тут — полный комплект — диван, стол и стул…
 

Портретный зал.
 

Карл Зенонович Бжозовский младший и его супруга, Пелагея Потоцкая в Портретном зале у письменного стола красного дерева.
 

Второй малый зал украшала люстра в виде огромного паука. Здесь был камин темного мрамора, который украшали два герба. Тут был другой диванчик, имевший впереди четыре ножки, очень обильно инкрустированный и украшенный. По его бокам стояли две узкие тумбочки. Стены зала почти полностью были завешаны картинами,  в основном семейными портретами. В частности тут был портрет Елизаветы Станиславовны, урожденной Замойской, кисти знаменитого Винтерхальтера (Winterhalter). Кроме Винтерхальтера тут было несколько работ Каналлета (Giovanni Antonio Canal), известный также под именем Канале́тто (итал. Canaletto) — пейзажи с видами Canale Grande.в Винеции и картина известного польского художника Януария Суходольского (January Suchodolski). В зале был и образ Христа XVIII — го века, взятый из какого-то разрушенного итальянского храма.

Камин с гербами в малом зале. Сидят Карл Зенонович, его супруга Пелагея и дети.
 

Часть мебели в этого зала.
 

На этой фотографии Карл и Пелагея Бжозовские сидят в одном из малых залов, которые я только что описывал. Здесь видны и общая потолочная балка и два четырехгранных столба, ее подпирающих. Видна и анфилада комнат.  Где-то там, в глубине еще была детская. А теперь посмотрите на фотографию внизу…
 

Соколовка. Часть сохранившегося интерьера усадьбы Бжозовских.

Вот они — те самые четырехгранные столбы, балка над ними… Но все остальное конечно… Теперь тут стена и никаких анфилад уже не ждите.
 

Коллекция произведений искусств, собранная в Соколовке известна лишь фрагментарно и в основном на основе сохранившихся фотографий. Самую большую часть коллекции собрал Зенон Бжозовский, во время своих путешествий по Европе и миру. Галерея насчитывала порядка 800 картин. Однако наиценнейшую ее часть — работы итальянских мастеров — вывез из Соколовки Ян Зенонович Бжозовский, который получил их в качестве наследства. В Соколовке же остались главным образом семейные портреты, но не старше второй половины XVIII века. Портреты Бжозовских, их жен, дети и члены семей жен. Таким образом в галерее Соколовки были представлены роды Чарторыйских, в т.ч. князь Адам, Потоцких — например Элизы Потоцкой, урожденной Бжозовской, дочери Карла Зеноновича старшего, вышедшей замуж за графа Владислава Потоцкого, Марии Потоцкой, урожденной Ржевусской и Ярослава Потоцкого, и Замойских — например Станислава Замойского. Однако не сохранилось почти никаких материалов, в которых бы хоть что то сказано об авторах или о возрасте этих портретов. Известно лишь что портрет ордината Станислава Замойского, отца жены Зенона Карловияа Елизаветы Станиславовны принадлежал кисти Анджея Мнишка. а портреты самой Елизаветы Станиславовны, двойной портрет братьев Яна и Станислава Бжозовских в молодости выполнен Рамуальдом Хойнацким и Зеноном Бжозовским.
Совсем другой вид имел Большой салон. Декор из листьев аканта, венецианской люстра, обои имитирующею мрамор и классический камин белого мрамора с гермами. В этом зале была мебель красного дерева близкая по стилю к временам Людовика XVI. Великолепный шкаф в стиле барокко с инкрустациями из слоновой кости и прекрасной резьбой украшал зал. На специальных этажерках были выставлены коллекции изделий их слоновой кости — кружки, бюсты, статуэтки, шкатулки, а также бивни. Стены зала украшали картины, но не много.

Карл Зенонович Бжозовский, Пелагея Константиновна Потоцкая с детьми в  Большом салоне соколовской усадьбы. Приглядитесь к потолку —
 

— вот его нынешний фрагмент. В большой зал нам удалось заглянуть буквально через замочную скважину, так что идентифицировать его можно как раз по отделке потолка, ну и по расположению.
 

Большой зал. Шкаф в стиле борокко с инкрустациями из слоновой кости.
 

Большой зал. Этажерка с коллекцией изделий из слоновой кости.
 

Эта фотография подается тоже как сделанная в Большом зале усадьбы в Соколовке, однако у меня на этот счет большие сомнения — нигде в Соколовке не было таких высоких окон.
 

Следующая комната — столовая. Она украшена широкой полосой фриза Люстра свисала на цепях над раздвижным обеденным столом. Небольшой камин серого мрамора, был прикрыт экраном с нарисованным всадником. У стен были шкафчики и буфеты с полками, уставленными посудой, серебром, фарфором, стеклом и хрусталем. На стенах висели портреты польских королей и членов их семей. Пол был устлан большим персидским ковром. Оценить все произведения искусства в Соколовке трудно, ибо помимо описанных выше в каждой наверное комнате было множество других образцов — например тех же подсвечников, ваз, вазонов, амфор, часов, мраморных бюстов, миниатюр, ковров, мебели, безусловно представлявших большую ценность. Также интересной была и библиотека — сохранился список, составленный Каролем Бжозовским старшим. В середине XIX века она еще была достаточно незначительной, но к 1914 году она значительно увеличилась, достигнув нескольких тысяч томов на разных языках. Большую ценность представлял из себя и хранившийся в Соколовке семейный архив Бжозовских. Самые ранние документы были написаны еще на чешском языке. Здесь хранились метрики, свидетельства, документы на право собственности, документы о дворянстве, обширная корреспонденция,

Столовая усадьбы в Соколовке.
 

Столовая усадьбы в Соколовке.
 

Столовая усадьбы в Соколовке — с коллекцией посуды на полках.
 

Что еще осталось от интерьеров усадьбы? Как вы поняли, нам удалось попасть вовнутрь усадьбы благодаря любезности работниц школы-интерната, который теперь размещается здесь. Что еще мы там увидели — на фотографиях ниже.

Самое интересное из увиденного — вот эта деревянная лестница на второй этаж, похоже главная в доме. Она не находится прямо перед главной дверью, насколько я помню, справа от главного входа.
 

На втором этаже лестница образует своеобразную площадку
 

Перед лестницей — арочные своды…
 

Соколовка. Сохранившиеся интерьеры усадьбы Бжозовских.

и арочные же коридоры.
 

Идентифицировать эту комнату мне не удалось, несмотря на сохранившуюся отделку потолка.
 

Соколовка. Печь.

А это — в нише в глубине — бывшая система отопления здания.
 

Этот шкаф — практически все, что сохранилось из усадебной мебели Бжозовских.
фотография предоставлена Олегом Ковалевым.
 

Справа от усадьбы, немного в глубине от нее расположилась небольшая официна. Со времен Бжозовских она мало изменилась, в чем легко можно убедиться посмотрев фотографии ниже.

Вид от усадьбы на офицыну. Перед ней — тумба с вазой. Ваза современная, тумба — старая, таких было много в парке…
 

Официна сегодня и в 1910-х годах. Единственное украшение  строения — парные колоны, которых раньше было четыре, а сейчас только две в середине, крайние "объединены".
 

Семейство Бжозовских перед официной, 1910-е года.
 

Сзади, с одного угла официну поддерживают два контрфорса. Слева — здание видимо постройки советских времен.
 

А еще тут водятся вот такие милые собачки)
 

Если пойти от неоготических ворот с башней не по дороге к усадьбе, а свернуть на лево, то можно увидеть каменный забор с остатками ворот и калиткой. Этот забор отделяет нас от того, что до сих пор известно в селе как "фольварк". Фольварк — это такая особая форма ведения хозяйства, распространенная среди помещиков польского происхождения, в принципе соответствует нашему слову "хутор". Здесь когда то был большой крытый манеж, с конюшнями, на чердаке которого хранили сено, которое также служило для утепления. Зенон Карлович Бжозовский-старший был владельцем стада породистых лошадей, нуждавшихся в соответствующем уходе, видимо он и устроил это для них. Лошади также могли спокойно бегать и пастись на большой, огороженной каменным забором територии фольварка. Кроме манежа тут были коровники, воловня, кузница (от нее в счтене сохранились окна — дом кузницы примыкал к забору), здания мастерских. Тут же был дом ветеринарного врача. Эти все здания не сохранилось — на территории фольварка в советское время решено было сделать стадион и постройки снесли.

Соколовка. Фольварк. Место, где була кузница
Место, где була кузница — от нее сохранились окна в стене
 

Остатки ворот, ведших из выезда для лошадей в усадебный парк.
 



Здание — вероятно амбар где хранили корм лошадям. Виден небольшой заборчик, разделявший территорию выезда.
 


Крыльцо с двумя лестницами по сторонам.,
 

Внутри амбара. Тут где то есть яма для жома со специальными отвода жидкости.
 

Поле для выезда лошадей. Впереди вдалеке видны ворота в усадебный парк.
 

В годы войны на территории фольварка находились несколько дней  военнопленные и евреи. Которых немцы гнали до Ямполя. Умерших евреев и бойцов хоронили между деревьями возле забора…


Слева на территорию можно было попасть через еще одни ворота.,
 

Интересно, что из фольварка был устроен специальный канализационный подземный сток в виде каменного хода размером метр на метр. На боковых стенках кирпич уложен лежа один на другом, а на дне хода кирпич  – торцом..Сток вел в речку, под имением, с выходом канализационного  хода на берегу реки, за т.н. «Чертовым»  мостом, находившимся за имением. Мост этот построен Бжозовским.
Что еще можно сказать о Соколовке? Если честно многое… Но конечно, рамки этой статьи не дадут этого сделать. Добавлю лишь, что в 1873 году Карл Зенонович Бжозовский   заложил в Соколовке строительство сахарного завода, который открыл в следующем году. На заводе работало 345 человек и имелось 12 диффузоров, позволявшим перерабатывать 22219.8 тонн сахарной свеклы и давший 2285 тонн сахара-песка (данные на 1887 год). К делу относились достаточно серьезно, о чем свидетельствует например специальная метеорологическая станция при заводе, дававшая прогнозы погоды. Кроме сахарного завода, в Соколовке была паровая мельница, производительностью около 200 тонн муки.    

Это одно из сохранившихся зданий, построенных Бжозовским для проживания рабочих сахарного завода.
 

Помимо этого здания для рабочих и служащих сахарного завода Бжозовским были построены больница и аптека, школа для детей рабочих. А также костел.

На переднем плане — больница с лежачим покоем, на заднем — аптека. Все построено Бжозовским.
фотография предоставлена Олегом Ковалевым.
 

Вход в больнично-аптечный комплекс. На заднем плане — костел. 
фотография предоставлена Олегом Ковалевым.
 

Вниманию некоторых польских читателей — костел в Соколовке все таки был. Вот он перед вами.
фотография предоставлена Олегом Ковалевым
 

Остатки главного фасада костела. 
фотография предоставлена Олегом Ковалевым.
 

Бывшее окно в стене костела. На другом окне еще не так давно была решетка оформленная крестами разного размера.  
фотография предоставлена Олегом Ковалевым.
 

Внутри костела — готические сводчатые потолки и ужас безразличия и разрухи.
фотография предоставлена Олегом Ковалевым.
 

Внизу — один из сохранившихся элементов декора интерьера
фотография предоставлена Олегом Ковалевым.
 

Но вернемся к усадьбе. Под усадьбой проходил подземный ход, в котором помимо прочего находилась коллекция вин Бжозовских. Конечно же, после революции все там было уничтожено. Олег Ковалев, побывавший там, описывает его так — "В начале хода, маленькие ниши в которых лежало в стеклянной таре вино. Таких ниш было 7 штук.  Затем, ближе к концу хода ниши были в рост человека." Олег рассказал также о существовании подземного хода, ведшего из Соколовки в лес, вызод был между Соколовкой и Куничьим.

Соколовка. Каенализационный ход из фольварка

Подхемный ход.
 

Соколовка. подземный ход. Ниша для вина

Одна из ниш в стене подземного хода. Размер ~1x1x1x1 метр.  D нише хранилось вино, бутылки были пересыпаны морским песком.
 

Теперь спустимся вниз в сторону усадьбы и прогуляемся в парке. Усадьбу ранее окружал большой парк в английском стиле, на слегка волнистой поверхности.

Вид на территорию, которая ранее, при Бжозовских, была усадебным английским пейзажным парком.

В парке было расставлено много тумб со стоявшими на них мраморными статуями мифологических героев, которые привез сюда из Италии Зенон Калович Бжозовский-старший. Дополнил коллекцию статуй Карл Бжозовский-младший. Известно, что четыре статуи изображали времена года.

Помимо нескольких деревьев в парке остался вот этот постамент. Смотрите фото внизу…
 

Вид на парк со стороны усадьбы. Снимок сделан с порога старой усадьбы. Обратите внимание на статую на постаменте.
 

Старая барская дорога из брусчатки, ведущая к усадьбе.
 

Большой пруд сегодня.
 

Главной изюминкой были пруд и два других небольших озера, сделанных в виде натуральных озер с неровными берегами. В узких частях были переброшены легкие мостики. Среди деревьев и кустарников парка стояли беседки, а одна, выполненная в китайском стиле. была посередине озера. Ее можно видеть и на рисунке Наполеона Орды, что представлен выше, и на фотографии 1910-х гг. Была в парке и оранжерея, в которой выращивались цветы, которые поставлялись в Одессу.

Большой пруд в 1910-х годах. Вдалеке виден один из мостиков.
 

Остатки  плотины.
 

С этой стороны все пересохло. и заросло.
 

Вот что писал о Соколовке журнал "Новороссийские ведомости" — " … в этих имениях глаз поражает очевидная зажиточность крестьян и чистота сел и хат. Не только у каждой хаты есть садик, но и цветники под окнами. Это начинаются имения Бжозовского (села Соколовка, Жабокрич, Крикливец и другие) … многие из крестьян этих имений учатся в университетах, один из них, художник Ян Заседатель постоянно проживает в Италии … (в Соколовке) … огромный каменный дом-госпиталь для крестьян"… Этот дом кстати сохранился и там сейчас продолжает быть больница.

Фрагмент парка. примерно 1914 год. Вдалеке — озеро с беседкой посередине.


Некоторые участки бывшего парка все равно красивы.
 

В парке сохранилась одна из беседок. Перед ней также видны остаки видимо подпорной стенки..
 

Очень красиво!
 

Рядом валяется похоже еще один постамент. По некоторым сведениям, здесь ранее сидел мраморный лев., у которого из пасти текла вода, которой можно было вылечить глаза.
 

В парке можно увидеть остатки системы отбора воды.
 

Фрагмент парка. примерно 1914 год.
 

Окрестности Соколовки, примерно 1914 год..
 

Конечно не стоит думать, что Бжозовские и их крестьяне жили в полном мире и согласии. Безусловно были и конфликты. Да еще какие. Манифест 1861 года — один из источников конфликта. Крестьяне не поняли его и решили что их обманули. События в Соколвке грозили принять угрожающий характер, тем более заканчивался великий Пост, приближалась Пасха, а значит разговение и на столах должна была появится водка. Зенон Бжозовский не на шутку испугался и написал письмо Киевскому Генерал-Губернатору князю Васильчикову:

"Киев. Его Сиятельству Князю Васильчикову.                                                                                  Начавшееся с 3 апреля возмущение крестьян в моем имении, распространилось до того, что ныне в трех смежных уездах возмущенных до 40 тысяч душ. Дерзость крестьян усиливается до того, что законы в пренебрежении — полиция и войска действуют так, что сие возмущение может принять грозные последствия. Светлое Воскресение и с ним разговение крестьян приближается, состояние и жизнь помещиков в опасности, и потому от имени целой местности прошу Вашего Сиятельства осенить нас своим покровительством и подать скорую помощь.                                                                                                                              

Зенон Бжозовский. Ольгопольский уезд. Село Соколовка."    

Еще один конфликт случился на рубеже веков, когда Карл Зенонович Бжозовский решил обнести вновь приобретенную территорию забором, для чего понадобилось отселить несколько крестьянских домов. Но один из них напрочь отказался и Бжозовскому пришлось смириться — права собственности в Российской империи охранялись не то что сейчас. Но это не весь конфликт. Выстроенный забор перекрыл проход к корчме, давно устроеной здесь Гиршем. Параллельно назревал конфликт с сельским священником Петром Длугопольским, который был обижен на Бжозовского из-за невыгодного обмена землей между церковью и Бжозовским, который осуществил предшественник Длугопольского. Конфликт с церковью подогревался еще и тем. что по каким-то причинам отец Карла, Зенон Бжозовский в свое время ни дал ни копейки на постройку православной церкви в Соколовке, но дал на постройку таковой в соседнем Левкове. Священник в итоге организовал выступление крестьян против Бжозовского, состоявшееся в конце июня 1900-го года. Крестьяне сломали построеную оградуи оскорбляли работников имения. Дальше как говориться и смех и грех. Днем пан восстанавливает стену, ночью ее опять разрушают, и так несколько раз. В Соколовку приехали власти и дело было передано мировому судье, который вынес решение в декабре того же года — пану было предложено не перекрывать оградой старую дорогу. Чтобы окончить дело миром, Бжозовский дал 117 рублей крестьянам на водку. Огромные между прочим, деньги на те времена…
К 1917-му году Соколовские владения Бжозовских насчитывали 12000 гектар, половина из этих земель были леса, где преобладал дуб и бук. В лесу кстати находился звенинец,, Последний владелец, Карл Карлович Бжозовский смог прожить здесь вплоть до 1920-го года, оберегаемый своими крестьянами и работниками. До этого времени сохранялась не тронутой усадьба и ее богатства. В селе до сих пор помнят Бжозовских и не только, пытаются в меру сил сохранить историю своего села.

В. Стодольский — прекрасный дедушка из Соколвки, написавший большую интересную книгу, посвященную истории родного села.
 

герб Бжозовских из музея Соколовки

Герб Бжозовских на ливрейных пуговицах, найденных  в Соколовке 
прислано Олегом Ковалевым.
 
пуговица из Соколовки
 

Та самая церковт, на постройку которой Зенон Карлович Бжозовский пожалел денег…
 


снимки сделаны 27 сентября 2009


 

16 thoughts on “Соколовка.

  1. Щиро вдячний, Вам, Сергію, за виконану роботу. Не сподівався, що ще хто-небудь буде цікавитися сімейством Бжозовських, тим паче не соколівчанин.В будівлі другорядного значення є підземний хід, на мою думку недобудований, довжиною 43 метри. Вірогідно він використовувався, як винний погреб. Я співпрацював з "дідом" Стодольським над книгою про Соколівку.  Ми використовували фото з книги Романа Афтаназі, але я бачу, що Ваші фото набагато якісніші. Таке враження, нібито, Ви використовували оригінали. Дуже хочеться спілкуватися з Вами в цьому напрямі.

      • Я родом из Соколовки,проживаю сейчас в г. Ильичевске Одесской области. Я очень благодарна Вам за чрезвычайно интересный исторический экскурс в мою родную деревеньку. А жили мои родители как раз возле вторых ворот,сейчас это улица Шевченко.СПАСИБО!!!

  2. я народилась у Соколівці,зараз з родиною мешкаю у м.Львові,але щоліта приїзджаю до мами в село,я люблю нашу Соколівку.Дякую за цікаву інформацію про село,дуже сподобались фото з минулого,я таких не бачила.Дякую всім хто береже історичні памятки   і память про минуле Соколівки !!!!!

  3. Щиро  вдячний вам Олександр, за подорож   по сторінкам історії в мальовничий куточок Поділля- Соколівку.

  4. Дуже дякую за матеріал. Я народився в Соколівці.  Зараз я мешкаю під Одесою 

  5. зробили б нормальну дорогу до Соколівку і можна було б приймати польських туристів та мати хоч якійсь дохід для села(((((((

  6. Так! напревеликий нажаль, це так(((( Ви бачу, бачили дуже багато в Центральній Україні. Перспективи розвитку туризму є великі

  7. Огромное спасибо,Сергей!Очень давно уехала из Соколовки,а детство и школьные годы прошли в ней.Снится мне она-и такой подарок Ваши фотографии и описание,еще раз -спасибо

  8. С истинным удовольствием и огромным интересом прочитала я о Соколовке. Очень благодарна Вам за то, что Вы дали возможность своими глазами увидеть места, где в раннем детстве жил мой отец со своими родителями. Очень ценно, что Вы размещаете старинные фотографии и современные, дающие возможность сравнить, «как мы оторвались». Смешанные чувства. Я и рада, что удалось увидеть эти места, и невозможно грустно, о том, что утрачено навсегда.
    Вы делаете благородное дело, изучая родные места, и позволяя всем заинтересоваться историей края. Спасибо!

  9. Сережа Привет! Мне пришло письмо с Белоруссии, от односельчанина. Пишет, что ему очень понравился твой сайт. И советует мне посмотреть его, и прислал название сайта. Я вновь пересмотрел твои фотографии. Сережа, Я не помню, высылал тебе фотографии посуды из дома Бржозовских. . Имеются фотографии подземного фхода. То есть винного погреба.
    С повагою Олег.

    • Привет Олег! Нет, посуды не было, было то, что я уже выложил на страничке о Соколовке — http://www.sergekot.com/sokolovka/

      А насчет подземного хода ты мне сказал чтоб я пока не выкладывал). Пиши на почту)

  10. Сергей,с большим интересом прочитала статью о Соколовке.Мои родные по маминой линии жили в этом селе. И последний раз я была в 6 -летнем возрасте в Соколовке. Теперь спустя 30 лет ,хочу приехать с мужем и сыном. Спасибо Вам большое за интересную историческую информацию !!!!
    С уважением ,Наталья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *