Мурованные Куриловцы. Семья Комар.

Использование материалов сайта только с согласия автора.


russian-flag-29х18    ukrphoto    France_25x18


После чудного во всех отношениях местечка Малиевцы мы приехали сюда не зная, можно ли нас еще чем то удивить после прекрасного места, каким оказались Малиевцы. Но селению с таким загадочным названием как Мурованные Куриловцы это удалось. Жаль быстро темнело — вечер, а на дворе середина октября. Но кое-что разглядеть удалось).

Мурованные Куриловцы. Въезд.

Поместье видно сразу — вы въезжаете на мост, и вас встречают два столбика, ранее бывшими скорее всего въездными воротами. Правда утверждать что это именно оригинальные столбы и забор я не могу — возможно они построены "по мотивам" или облицованы недавно.
 

Мурованные Куриловцы. Польская карта 1930 года.

Мурованные Куриловцы на польской карте 1930 года.
 

Оригинальное название имеет свою историю. Первоначально местечко назвалось Чуриловцы. По патриотичной версии — от имени какого-то казака, а по исторической — по фамилии основавшей это местечко подольской семье Чуриловых (Czuriłow h. Korczak). Известно что в 1493 году здесь уже насчитывалось 9 домов. 1493 год принято считать датой основания местечка, хотя встречается например 1453. О семье основателей селения известно не так много — принадлежали они к гербу Корчак; София Чурилова (Zofia Czuriłowa), дочь одного из Чуриловых, Николая, служившего саноцким стольником, женатого на Софии Ланцкоронской (Zofia Lanckorońska), в середине XVII века вышла замуж за князя Януша Четвертинского (Janusz Czetwertyński), а вторым браком была женой Казимира Николая Коссаковского, принадлежавшего к гербу Слеповрон (Kazimierz Mikołai Korwin-Kossakowski h. Ślepowron). Чуриловцы по условиям брачного договора стали владением Коссаковского и далее принадлежали именно этой семье. Внук Казмира-Николая, Доминик Коссаковский (у. 1730) служил подлесским кастеляном, его супругой была София Потоцкая. У них был сын Станислав Коссаковский (Stanisław Korwin-Kossakowski h. Ślepowron) (1721-1765),  с 1748 года он был Каменецким кастеляном. Станислав был последним мужским представителем так называемой червонорусской ветви Коссаковских.
Так сложилось, что наиболее яркими личностями, оставившими след в истории Куриловцев (и не только) были женщины. Их было две. Первой из них была супруга Станислава Коссаковского, представительница знатного рода Потоцких — Екатерина Потоцкая (Katarzyną Potocka) (1722-1803).

COA_Korczak

Герб Корчак.
К нему принадлежали семья первых владельцев Куриловцев —
Чуриловых

 

Мурованные Куриловцы. Хозяйственный постройки.

Если проехать дальше по дороге, то видны многочисленные хозяйственные постройки. В центре — одноэтажное здание, которое судя по всему было конюшней.
 

Мурованные Куриловцы. Хоз постройки.

Эти сооружения были видимо не так давно "отреставрированы" — ну или точнее сказать — отремонтированы. Что-ж, спасибо и за это — хотя бы не будут разрушаться дальше.
 
Мурованные Куриловцы. Хоз постройки. Франмент стены.
На боку этого дома оставлен как мне подсказали, фрагмент старого мура, который стал частью дома..
 

Katarzyna_Kossakowska-z-Potockich

Екатерина Коссаковская,
урожденная Потоцкая, супруга  Станислава Коссаковского.
(портрет прислан Krzysztof Willmann)

 

Итак, Катерина была дочерью Ежи Потоцкого (Jerzy Potocki), старосты Грабовского и Тлумацкого и его второй жены, Констанции Подбереской (Konstancia Podbereska). Она родилась в 1720-м году. Свадьбу со Станиславом Коссаковским сыграли 24 мая 1744 года. Детей у Станислава и Екатерины, или скорее Катаржины, не было. Станислав ничем в истории не запомнился, умер в 1765 году, отписав жене свои владения, но вот Куриловское имение по завещанию было в ее владении только прижизненно. Ее постоянным местом пребывания были не владения ее мужа, а фамильные владения Потоцких в Станиславове, Львове или Кристинополе. Катаржина, в отличие от мужа, свое имя в истории сохранила. Ей довелось жить в критическую для Польского государства эпоху, когда само это государство постепенно переставало существовать. Она запомнилась как дама весьма остроумная и злоречивая. В эпоху Просвещения, когда жила наша героиня, найти в светском салоне остроумную даму не составляло большого труда, но Катерина Коссовская была интересна тем, что, согласно историческим анекдотам, была остроумна чисто по польски — ибо не знала французского, на котором в те годы говорил весь международный высший свет! Она была полькой до мозга костей, любила свой край, и, как подобает польке, была глубоко верующей католичкой с твердым характером. Называли ее последней старосветской дамой тех лет, "матроной".
Помимо сохранения старосветских манер, Катаржина Коссаковская вошла в историю и как политический деятель эпохи конца самостоятельности Речи Посполитой. Дама была весьма деятельная, увлекающаяся, даже организовывала вооруженные выступления, за что потом спасалась бегством за пределами Польши. Часто встречаются высказывания о том, что пани Катаржина была настроена крайне антирусски и была большой противницей Екатерины Великой. Однако все было не так однозначно. Кому действительно она была ярым противником, так это последнему польскому королю Станиславу-Августу Понятовскому (Stanisław August Poniatowski), и вовсе не потому, что он был поставлен в Польше Екатериной II. Просто она поддерживала во внутрипольском конфликте конфедератов и отстаиваемые ими старые магнатские права. Воспитанная в мощном семейном духе влиятельной и богатейшей семьи Потоцких, всю свою жизнь она посвятила отстаиванию интересов этой семьи. Ее в исторических анекдотах тех лет даже называли "прачкой Потоцких". Поэтому она хотела видеть польским Королем не Понятовского, а своего родственника Феликса Потоцкого. Когда нужно было, она действовала заодно с Россией, например имела хорошие отношения со знаменитым князем Николаем Васильевичем Репниным и генералом Михаилом Никитичем Кречетниковым, действовавшими в Польше от имени Екатерины II. Князь ценил ее за влияние на Потоцких, но не доверял ей, особенно тогда, когда она пыталась подчинить суды влиянию Потоцких. Дело дошло до того, что князь Репнин, чтобы остановить ее возрастающее влияние, захватил принадлежавшие ей имения. после чего Катаржина высказала уверение в том, что она "впредь готова исполнить все указания князя" — имения были возвращены. Коссаковская рассчитывала через Репнина добиться протекции Екатерины II. По сговору с князем она даже подкупала в Варшаве депутатов, чтобы те голосовали как нужно Репнину, Екатерине II и ей самой. Начиная с 1770-х гг. она подпадает под австрийское влияние, несколько приостанавливает свои политические проекты, живет в Станиславове, находившемся в составе Австрийской Империи, часто наведывается в Вену. Императрица Австрии, Мария-Терезия жаловала ей австрийский женский орден Звездного Креста, а в конце 1777 ей и еще двенадцати представителям семьи Потоцких, пожаловала графские титулы. Однако когда ее австрийские имения были обложены дополнительными налогами, расположение к австрийским порядкам стало улетучиваться, и у Катаржины вновь проснулся интерес к внутрипольской политике. Но место жительства она пока не меняла, оставаясь в австрийских своих владениях, и даже имела три встречи с приемником Марии-Терезии, Императором Иосифом II (Joseph II von Habsburg-Lothringen). Политические, да и личные ее взгляды постепенно менялись, дошло даже до того, что 28 апреля 1792 года состоялось публичное ее примирение с Королем Станиславом- Августом — после 37 лет вражды… Однако это был лишь политический жест, важный для обеих сторон. Когда началась русско-польская война под предводительством Косцюшко, она якобы отписала ему деревню с доходом в несколько тысяч, но этот факт не подтвержден. Как неизвестно и ее подлинное отношение к самому восстанию Косцюшко. В этом же году выяснилась и цена примирению с польским Королем — при первой же возможности она везде осуждала его деятельность. Как писал австрийский посол в Санкт-Петербурге Кобенцль своему канцлеру Кауницу в Вену, Екатерина Коссаковская стала настоящей якобинкой, завела дома печатный станок, на котором печатались прокламации против короля и Торговицкой конфедерации, которые посол назвал пасквилями. При этом она на всю жизнь сохранила добрые отношения с генералом Кречетниковым, убеждавшим ее присягнуть Екатерине II. Впрочем присяги не состоялось, вследствие чего после раздела Польши она утратила свои имения, оказавшиеся на русской территории, в том числе и Мурованные Куриловцы… Произошло это в период с  1793 по 1795 год.  Екатерина II передала Куриловское имение более лояльному Станиславу Дельфину Комару, герба Корчак. Екатерина Кассаковская, или скорее Потоцкая по духу, умерла от паралича в Кристинопольском дворце 21 марта 1803 года. После нее осталась весьма обширная корреспонденция — ее переписка с польскими аристократами и политическими деятелями этого исторического для Польши времени — бесценный источник для историков…

Мурованные Куриловцы. Постройки.

Впрочем ремонт коснулся не всех сооружений.
 

Мурованные Куриловцы. Вид на дворец.

От этих построек открывается вид на одну из главных достопримечательностей — Куриловский дворец.
 

Станислав Делфин Комар (Stanisław Delfin Komar h. Korczak) (~1776-18.9.1832) не был совсем чужим человеком семье Коссовских — он был дальним родственником по женской линии Станиславу Коссаковскому, покойному мужу Екатерины Коссаковской. Его отец — Иосиф-Бенедикт Комар (Józef Benedykt Komar h. Korczak), мать —  Сюзанна, урожденная Чешковская (Zuzanna Cieszkowska). Уже будучи владельцем Куриловцев,  30 сентября 1800 года он женился на Гонорате Орловской (Honorata Orłowska z Orłowa h. Lubicz). Она была дочерью Яна Онуфрия Орловского (Jan Onufry Orłowski z Orłowa h. Lubicz), владельца замечательного имения Малиевцы, откуда мы как раз и приехали в Мурованные Куриловцы. Там же, в Малиевцах, сыграли свадьбу. Под конец своей жизни Станислав Комар стал владельцем огромных земельных угодий, куда входило почти 600 кв. км земли с четырьмя местечками, 36-ю селами и ~10000-ми жителей. Однако нигде в своих владениях Станислав не имел соответствующей своему богатству резиденции. После поиска наиболее красивого места, выбор пал на Мурованные Куриловцы. Тут еще со времен Чурилов оставались крепостные стены XVI века, и план хозяина был использовать их в качестве архитектурного элемента. И по-польски, и теперь по украински, стены, стены этой крепости — "mury" — "муры" — отсюда, после строительства дворца в 1805 году и появилось приставка "Мурованные" в названии местечка. В это же время откуда то появляется совершенно не понятное прозвание Куриловцев как "подольского Лувра" — то ли Станислав Комар хотел придать больше значения своей новой резиденции, то ли льстивые окружающие так назвали дворец, но как бы там ни было, ничего общего с Лувром эта постройка не имеет. Возможное объяснение, которое я вижу заключается не в архитектурном сходстве, а в том, что Станислав Комар предоставил свою резиденцию в гостеприимное пользование для французских эмигрантов, покинувших родину из-за революционных событий. Его дом был благодаря им устроен на французский манер. Сам Станислав подолгу жил то в Петербурге, то в Париже, служил в русской армии, где дослужился до звания майора. Позже он был избран Предводителем дворянства Ушицкого уезда.

Мурованные Куриловцы. Вид на дворец.

Куриловский дворец. Перед ним была расположена большая площадь с клумбами.
 

Впрочем буйная жизнь Куриловского дворца продолжалась не долго. В 1830 году вся семья Комаров покинула Подолье. После смерти в 1832 году в Париже Станислава Комара (похоронен на кладбище Père Lachaise) его вдова жила в Риме, Куриловское имение приходило в упадок. Старшая дочь Станислава, Дельфина, вышла замуж  и проживала за границей. Также поступили и две ее младшие сестры — Наталья и Людовика. Наталья вышла замуж за графа Лавинио Медичи-Спада (Lavinio Medici-Spada), а Людовика — за князя Карла ду Бово (Charles de Beauveau-Craon).

Людовика (Людмила)) де Бово-Краон
(Фотография предоставлена Оксаной Лобко)
 

Старшим сыном Станислава Дельфина был Мечислав-Валериан (Mieczysław Walerian Komar h. Korczak) (1804-1880).  Вместе с младшим братом Владимиром (1810-1869) в период с 1840 по 1850 они продали свои наследственные имения в Подольской губернии и переехали во Францию, где и окончили свой земной путь, так и не обретя семей. Куриловское имение после смерти отца перешло третьему сыну Станислава, Александру Станиславовичу Комару (Aleksander Komar h. Korczak) (1814-1875), но и он не особо часто бывал в Куриловцах, хотя и чаще других представителей семейства. По другой версии именно Александр был старшим сыном, а не Мечислав. Александр был женат на графине Пелагее Мостовской (Pelagia hr. Mostowska h. Dołęga) (10.10.1812-18.09.1854). Но мы позже вернемся к Александру, а пока остановимся на его сестре — то ли младшей, то ли старшей, упоминавшейся Дельфине Комар (Delfina Komar h. Korczak). Она и стала второй героиней Мурованных Куриловцев. Родилась она именно здесь, в имении, в марте 1807 года. Это была настоящая красавица — высокая, стройная, с длинными волосами, ниспадавшими на ее красивые плечи. Она получила всестороннее образование, умела играть на клавикордах, петь, рисовать, говорила по французски и конечно, по польски. В ее глазах была определенная суровость, но приятная улыбка очаровывала. И вдохновляла… Когда ей исполнилось тринадцать лет, появился первый претендент на ее руку — втрое старший нее поэт Станислав Старжинский (Stanisław Starzyński), писавший под псевдонимом Стах Долива (Stach Doliwa). Из-за большой разницы в возрасте любовь была платонической. Поэт, как и положено, писал стихи предмету своего обожания, которые Дельфина читала с большим удовольствием. Гораздо большего добился  Мечислав Потоцкий, представитель древнейшего и влиятельнейшего рода. Он был сыном знаменитого Станислава Щенсного Потоцкого, владельца знаменитого Тульчина. Однако семья Щенсного, его последняя супруга Софья Челиче, потомство- сын Ежи, живший с мачехой, Мечислав, не стеснявшийся в выражениях в борьбе с ней же за наследство отца, другие "шлейфы", тянущиеся за этим семейством, вынудили отца Дельфины, Станислава Комара отказать Мечиславу Потоцкому, да еще зная бурный нрав Мечислава, от греха подальше, увезти дочь за границу. Но магия имени графа Потоцкого сделала свое дело и дочь уже грезила о нем… Знала бы она, что ее ждет. Как бы то ни было, вернувшись в 1825 году в Куриловцы отец согласился на этот союз.
Свадьбу торжественно и пышно сыграли здесь же, в Мурованных Куриловцах, 25 октября 1826 года (по другим данным — 1825). Вначале все шло хорошо. На свет появились дети, по одним данным двое, по другим — пятеро, но, к сожалению, они умирали в младенчестве. Буйный нрав Мечислава не мог с этим мириться, и после нескольких лет брака  в отношениях настал кризис.

Delfina_Potocka-Z-DOMU-KOMAR-1830

Дельфина Комар, в супружестве Потоцкая.
портрет примерно 1820-го года
 

Он стал  невероятно скупым, безжалостным, мстительным и жестоким. По рассказам, Мечислав позволял себе бить жену, и даже морил ее голодом (видимо в целях экономии), а потом и вовсе заточил ее в свою тюрьму. Когда выяснилось, что  Дельфине предстояли операции по гинекологии, которые тогда делали в Париже, он ее отпустил, но  вовсе не поехал сопровождать и поддержать супругу, а вместо этого отправился — куда бы вы думали? — конечно в мою родную Одессу! Здесь он быстро нашел свою "жемчужину у моря" — жену полковника Меллер-Закомельского, практически похитив ее и увезя к себе в Тульчин. Об этом узнал Император Николай I, который был возмущен этим поступком Потоцкого и приказал сослать его на поселение в Воронеж, а Закомельскую заключить  в монастырь, впрочем ненадолго. Потоцкий прожил в Воронеже примерно год, затем ему удалось получить паспорт и выехать во Францию​​. Но не он на этот раз наш герой.

Delfina_Potocka_ z domu Komar

Дельфина Комар, в супружестве Потоцкая.
портрет работы Moritz Michael Daffinger, 1839 год.
 

Наша героиня — Дельфина. Париж делал свое дело! Освободившись от мужа-тирана Дельфина расцвела и отдалась тому особому духу любви, который есть только в Париже…  И, предоставленная сама себе, Дельфина выбрала себе любовника, да какого! Им стал Шарль-Август граф де Билардери (Charles-Auguste de Flahaut de la Billarderie) который был старше ее на 22 года. Начнем с того, что многие были уверены, что сей граф был незаконнорожденным сыном самого Талейрана! При рождении ему достался титул графа де Флао де Билардери. Его отец был казнен в 1793 году во время революции, а сам граф стал верой и правдой служить Наполеону, отличившись в нескольких знаменитых наполеоновских битвах и дослужившись до дивизионного генерала. Но известен он не только своими безусловными военными подвигами, а и своими громкими любовными похождениями. Его первой "жертвой" была как раз представительница семейства Потоцких, Анна (Anna-Maria-Ewa-Apolonia Potocka). Между прочим, она была племянницей последнего польского Короля! Так что следующей его "победой" должна была быть не иначе как королева. Так и случилось — ею стала ни кто нибудь, а сама Королева Голландии, падчерица Наполеона, Гортензия Богарне (Hortense de Beauharnais)! У них был даже незаконорожденный сын, получивший затем титул графа де Морни. Ходили слухи что и законорожденный сын Гортензии, будущий Наполеон III — тоже сын Флао… А графа де Флао тянуло к покорению новых высот… После Готензии Богарне последовала уже сестра Наполеона, Каролина Неаполитанская (Caroline Bonaparte di Napoli), а затем и любимая сестра Императора — Полина Бонапарт, княгиня Боргезе (Marie Paulette Bonaparte di Borghese). На некоторое время он уехал в Англию, где вдруг женился, на баронессе Кейт, но вскоре, в 1827 году, вернулся во Францию, где и встретил прекрасную Дельфину… Видимо его все же тянуло к полькам).
Дельфина в Париже продолжала вести активную "светскую" жизнь, при этом сохраняя нарочитую благочестивость. Адам Мицкевич назвал ее за это "величайшей грешницей"…
Но главная ее встреча еще была впереди… На одном из светских приемов в Париже Дельфина встречает молодого человека, представленного ей как композитор. Звали его Фредерик Шопен. Молодой человек, слывший тогда подающим большие надежды, был частым гостем на светских вечерах — он искал себе протекцию… Дельфина позвала его к себе в качестве учителя игры на фортепиано… Вскоре предлог учительства стал уже не нужен. Их роман был бурным и долгим — четыре года, наполненных страстью. В дальнейшем они до конца оставались друзьями. Дельфина вдохновляла Шопена как муза, он посвящал ей свои произведения. Так, именно с посвящением Дельфине Потоцкой написан Второй Концерт для фортепиано фа минор и вальс, известный как "Вальс Минута"

Фредерик Шопен, вальс Des dur или "Минута", посвященный Дельфине Потоцкой.
исполняет Rafał Blechacz.
 

Муж Дельфины, Мечислав, перебравшись из Воронежа в Париж долго здесь не задержался. Ему хотелось обратно в Тульчин. Вернувшись, он организовал у себя во дворце настоящий гарем, из девушек, похищенных или купленных им в своих имениях. Девушки были обязаны ходить в рубашках, задранных до пояса… В 1836 году они попытались снова сойтись, Дельфина даже приезжала в Тульчин (на это время гарем, видимо, был заточен  в тюрьму), потом она надолго выехала в Петербург, где в неё влюбился младший брат Императора, Великий Князь Михаил. В столице она даже помогала Мечиславу урегулировать его дела. Однако полного примирения не вышло и Дельфина уехала в Италию, и как мы понимаем, не была верна мужу. В Италии ее красотой восхищался польский поэт Юлиуш Словацкий (Juliusz Słowacki), сравнивавший ее красоту с Венерой. Часто бывая в Берлине, она закрутила роман с французским поверенным в делах Шарлем де Брессоном (Charles de Bresson). При этом она оставалась "официальной" любовницей графа де Флао, впрочем, и эти двое были не единственными — например, среди ее возлюбленных в это время были ни кто нибудь, а Фердинанд, герцог Орлеанский (Ferdinand — Philippe Louis Charles Éric Rosalino d'Orléans), сын короля Франции Луи-Филиппа (Louis-Philippe Ier), и соответственно, наследник престола. Но и конкурирующая ветвь во французском престолонаследии не осталась в стороне от чар Дельфины Потоцкой — прекрасная полька покорила Жерома Бонапарта (Jérôme Bonaparte), брата Наполеона. В Дельфину был влюблен и другой любитель польских женщин, Оноре де Бальзак. Его будущая жена, тоже полька, Эвелина Ганьская (Ewelina Hańska) устраивала ему скандалы по этому поводу, но Бальзак пытался оправдаться перед ней, довольно своеобразно — почему то пишут, что это было элегантно, на мой взгляд, мерзковато — он писал Ганской -…"мои враги распускают сплетни о моей якобы связи с русской княгиней, кажется с госпожой Потоцкой. Я видел эту Дельфину — бледная, высохшая.. Мой Бог, что за скелет, скучное лицо сухого цвета, это уже не женщина… " Там же, в Италии она встретила другого польского поэта — романтика Зигмунта Красинского (Zygmunt Krasiński), который стал, как говорят, самой большой любовью ее жизни… Их любовь это история постоянных встреч и разлук, описанных в основном в сотнях писем: —  "Я чувствовал с самого первого момента, что ангел скрыт в тебе, ангел красоты, силы и сладости ангел … сила твоей природы просто поразила меня …" Как видим, эта женщина вдохновляла столько гениев… Муж, Мечислав, гением не был, но поняв, кого он теряет, выехал в Неаполь, где была Дельфина, с одной целью — вернуть жену. Попытка ни к чему не привела и раздосадованный Мечислав Потоцкий стал добиваться развода. Их развели в 1843 году… Как ни странно это несколько обидело Дельфину, она даже подумывала с горя уйти в монастырь или выйти замуж за старого генерала. К счастью муза поэтов и композиторов не сделала ни того, ни другого, найдя утешение в объятиях другого Потоцкого — Адама (Adam Potocki), а затем и лорда Ярмута Хертфорда (Yarmouth Hertford), потомка любовницы английского Короля Георга II. Затем она встретилась с выдающимся польским поэтом, скульптором и художником Киприаном Норвидом (Cyprian Norwid), кстати, приятелем Шопена и Юлиуша Словацкого… Наверняка ее тонкий чувственный образ запечатлен и в его работах…
Но годы шли и время брало свое. Но и после 40 лет она была способна пленять мужчин. Ее последней известной "жертвой" был французский художник, исторический живописец Поль Деларош (Paul Delaroche), автор, в том числе и знаменитого портрета Петра I. Неизвестно точно, когда они сошлись с Дельфиной, но известно точно когда они расстались — в 1856 году, со смертью художника. Последовательная смерть ее возлюбленных — Шопена, Красинского, Деляроша произвела на Дельфину сильное впечатление… Она провела у смертного одра Шопена долгие часы и по его просьбе играла ему сонеты… Она оставалась красивой женщиной, но ход мыслей переменился, она стала думать о другом. Например о благотворительности, организовав в Ницце учебное заведение для девочек.
Она уходила тяжело, рак обнаружили в 1872 году, сделали казалось, удачную операцию, но в 1877 она умерла… В викторианскую эпоху морали ее жизнь с невероятным количеством любовников (я упомянул далеко не всех) казалась немыслимой, но она дарила этим людям себя и свою любовь и вдохновляла их творчество. Благодаря и ей, в том числе мы обязаны появлением на свет прекрасных произведений искусства.
Напомню. Эта женщина родилась здесь, в Мурованных Куриловцах…

Delfina Potocka, drawing by Paul Delaroche

Дельфина Потоцкая, рисунок Paul Delaroche
 

Мурованные Куриловцы. Дворец, главный фасад.

В 1870-м году брат Дельфины, Александр Комар продал Мурованные Куриловцы. Он переехал к сестре в Ниццу и там умер, на два года раньше ее, в 1875 году…  
О последнем владельце я расскажу немного позже, а пока поговорим о самом дворце. Для своей резиденции Станислав Дельфин Комар, (напомню, отец Дельфины Потоцкой) выбрал место над обрывом, на плато, где находились остатки старого оборонного замка — высокие стены остались с трех сторон, а с западной стороны — только остатки фундамента. Внутри сохранились помещения казематов, складов и т.д. Замок был построен оригинально, без использования крепящих растворов. Кто был архитектором куриловского дворца, построенного в классическом стиле, неизвестно. Первоначально выстроенный дворец Комара несколько отличался от того, что мы видим сейчас.

Мурованные Куриловцы. 1820.

Куриловский дворец, 1820 е годы.
 

Как видно на этой старой картине, разница в оформлении фасада была в области крыши — она не была столь высокой как сейчас, а ризалиты были украшены фигурами (или вазами), которые были убраны при реконструкции дворца новым владельцем. Дворец был выполнен по интересной схеме — с главного фасада он был двухэтажным, а парковый фасад был уже трех, или даже четырех этажным! На рисунке 1820-года виден как раз парковый фасад. Но обо всем по порядку.

Мурованные Куриловцы. Дворец.

Перед дворцом сохранился круглый фонтан.
 

Мурованные Куриловцы. 1914 годъ.

На этой фотографии 1914 года видна площадь с клумбами перед дворцом и бьющий фонтан.
 

Мурованные Куриловцы. Вид на дворец.

Классические формы главного фасада поддерживают два боковых ризалита и центральный, с парадным входом, украшенным четерехколонным портиком тосканского ордера.
 

Дворец ночью, зима 2013
Фото Анны Тавера — Стенгецкой
 

Мурованные Куриловцы. Вид на дворец.

Обойдем дворец. В небольшом заборе виден проход. Нам туда.
 

Мурованные Куриловцы. Лестница у дворца.

Лестница спускается вдоль стены бывшего замка, на котором покоится дворец. За ней виден один из угловых брустверов.
 

Мурованные Куриловцы. Лестница на террасу.

Мурованные Куриловцы. Бруствер.
Бруствер.
 

Мурованные Куриловцы. Бруствер.

Спустившись по лесенке, мы попадаем на площадку, где есть проход дальше и еще одна лестница… Туда позже. А пока — свернем налево —
 

Мурованные Куриловцы. Парковая терраса.

Тут взору открывается красивая широкая и длинная терраса, тянущяяся вдоль всего паркового фасада!
 

Мурованные Куриловцы. Парковый фасад.

Первый этаж видимо был техническим, низким. А вообще вам ничего не напоминает этот дворец? Не правда ли он весьма похож на дворец в Малиевцах, откуда мы сюда и приехали? Как вы помните, жена строителя дворца, Гонората, была урожденной Орловской и родилась именно в Малиевцах. Вполне возможно, что оба дворца строил один архитектор, или же Комар скопировал дворец родителей своей супруги. Мне же он напомнил маливецкий дворец еще и точно такой же погодой — и там и там шел дождь…

Мурованные Куриловцы. Парковый фасад.
Небольшие квадратные колонны поддерживали узкий балкон, тянущийся также вдоль всего фасада.
 

Мурованные Куриловцы, 1914

На этой фотографии 1914 года балкон виден. В центральном ризолите, между  четырьмя ионическими колоннами были три порт-фенетр — окна — двери. Еще две двери были по обе стороны, между центральным и боковыми ризалитами. Они есть и сейчас. На этой фотографии также видно, что терраса выложена большими прямоугольными плитами. Известно, что во время, когда дворец принадлежал Комарам, на террасу выносилось множество вазонов с цветами, превращавшими ее в своеобразный сад.
 
Мурованные Куриловцы. Парковый фасад.
На этой не резкой фотографии (шел дождь)  виден и дворец и остатки замка, на котором он стоит. Но вы помните об еще одной лестнице вниз? Нам пора туда!
 
Мурованные Куриловцы. Лестница.

Мурованные Куриловцы. Парковый фасад. Галерея.

Спустившись, мы попадаем к роскошной галерее, в которую были превращены стены бывшего замка, и которая предает парковому фасаду дворца ту самую четырехэтажность. Лично мне это уже напомнило отнюдь не Малиевцы, где такого нет, а немного Хмельник, с его "двуединым" фасадом.
 

Мурованные Куриловцы. Галерея.

Конечно, тут уже все заложено белым кирпичом, вставлены окна, в общем, обжили… Да и ограда террасы тоже из силикатного кирпича, правда с неплохой решеткой.
 

Мурованные Куриловцы. 1914 годъ.

На этой фотографии 1914 года видна еще открытая, не заложенная галерея и старая ограда террасы.
 

Мурованные Куриловцы. Вид на дворец из парка.

Примерно тот же вид, 2008 год
 

Мурованные Куриловцы. Наполеон Орда.

Мурованные Куриловцы. Наполеон Орда, 1870-е годы. Рисунок сделан уже после продажи Комарами имения.
 

Мурованные Куриловцы. План дворца.

План дворца.
 

Мурованные Куриловцы. План дворца.

О внутреннем убранстве дворца времен Комаров известно крайне мало. Мы знаем, что там была использована анфиладная планировка и были "замечательные салоны", как вспоминал посетивший в 1840-х годах Куриловцы А.Пшездецкий (A.Przezdziecki). Известно, что за порт-фенетр, окном дверью паркового фасада открывалась бальная зала, члененая сдвоенными пилястрами, с большой розеткой в центре из листьев аканта, окруженных цветочным узором. Именно в этой зале, скорее всего в 1825 году Дельфина Потоцкая вышла замуж за Мечислава Потоцкого. Есть еще в одном из архивов документ, который дает названия помещений усадьбы. Документ датирован 1834 годом, в нём мы находим — мраморные сени, Белые покои, Розовые, Зеленые, Оранжевые, Желтые, зал в голубых полосу, кабинет ясновельможной пани, кофейная, канцелярия ясновельможного пана,  где были конторка с 12-ю ящичками, железный горшок для денег, множество шкафчиков и шкафов, кресла из ясеня и др. Кроме этого — спальня ясновельможного, бильярдная, Белый Музыкальный салон с фортепьяно из черного дерева и Желтый музыкальный зал без музыкальных инструментов, но с портретами владельцев дома,.Конечно же, спальня супруги, библиотека, гардеробная,  Зеленый зал, Обеденный зал, Буфетная, и еще множество, множество других. Вот пожалуй и все.

Мурованные Куриловцы.Лестница в интерьере..

К сожалению это все, что удалось заснять внутри.
 

Зато моей коллеге Наталье Пудайло удалось снять больше — с её любезного разрешения, выкладываю снимки потолка в одном из залов усадьбы. 


 

Мурованные Куриловцы. План имения.

План имения Мурованные Куриловцы.
 

Мурованные Куриловцы. Столбик.

Осмотрев дворец и верхнее плато, на котором он стоит, отправимся в парк. По дороге попадаются оригинальные еще атрибуты прошлого — например этот столбик.
 
Мурованные Куриловцы. бывший ров с водой.
Парк и дворец разделяет ров.
 

Мурованные Куриловцы. Мост.

Через него переброшен мостик. Сам мостик оригинальный, ограда — новая, повторяет ту же, что идет вдоль террасы у дворца.
 
Мурованные Куриловцы. Мост.
На этой фотографии моего коллеги мост и виден лучше и смотрится романтичнее.
 

Прежде чем мы перейдем мостик и пойдем гулять в парк, я расскажу об одном весьма забавном событии, связанном с последним владельцем Мурованных Куриловцев из семьи Комар — Александром Станиславовичем Комаром. Дело в том, что они печатали … собственные деньи! Об этом мне рассказал Мизаил Истомин из Харькова, он же дал ссылку на материал, напечатанный в свое время в журнале "Таганский бонист", который издавался в 90-ые годы в Москве Олегом Парамоновым. Конечно история дошла до властей, т.к. это самое настоящее преступление, и в материале, опубликованном в "Таганском Бонисте" приводятся три документа из этого дела — о том, как реагировали на эти деньги местные жители, и как они оказывается, ценились. Я выложил его на отдельную страничку, с картинкой этих самых денег. 


А теперь предлагаю перейти к истории последних владельцев Мурованных Куриловцев — к семье адмирала Чихачева.

15 thoughts on “Мурованные Куриловцы. Семья Комар.”

  1. Бесподобно , огромное спасибо за любовь  к этой земле и труд.

  2. Безусловно, труд автора заслуживает благодарности земляков! Хотя публикация сложновата для обычных пользователей сетью. Мне, лично, тяжело было переварить в сознании ту массу исторических персонажей, которую обрушил на меня автор. Тем более, что многие из них прямого отношения к истории Куриловец не имеют. Но… автор на то и Автор! Наверное ему будет интересно, что не только парк у стен дворца был украшением Куриловец. Был еще и искусственный пруд у его подножья /ныне успешно под поверхностью водохранилища. И многокилометровая пролгулочная аллея усаженная пирамидалным тополем с дальними садами и виноградниками и т.д. Сайт Stejka

    • Да, возможно Вы правы, информации много. Я одно время долго думал как ее сократить — урезать количество фотографий, текста, вообще оставить просто подписи под фотографиями — но таких сайтов полно. А итогом моих размышлений над сокращением страниц стало то, что теперь часто одному имению посвящено две или вобще- три-четыре страницы… Вообщем сокращения с точностью до наоборот. «Лишних» людей здесь нет — если они не связаны с описываемым местом, значит они связаны с людьми, имевшими к нему отношение. Кто осилит — тому я рад. Кто нет — это не мой читатель) Не хочется мне ничего урезать, скорее наоборот — отыскивая новое, добавлять, уточнять, исправлять… В этом вижу смысл исследования истории. Спасибо за информацию, которой у меня нет — одному все не осилить. Если попаду еще раз в Куриловцы, пойду это все искать)

  3. Предлагаю уважаемому Автору ориентиры для будущих исторических,  /в разные времена/ открытий в Мурованых Куриловцах; древнее оборонительное сооружение в 4 км выше по течению речки от замка Комаров; оборонительная линия ДОТов советских времен; еврейские "караван-сараи" начала прошлого века; водогон к дворцу Комаров. Понимаю, у Автора нет узкой специализации по Куриловцах! Но как хочется — все о них да в один труд!

  4. Спасибо, очень интересно. Я подозревал что не все успел увидеть в Куриловцах, но к сажалению быстро темнело и надо было ехать… Часть фотографий поэтому вышли не резкими. Даст Бог, побываю там еще раз и отыщу Вами сказанное)

  5. Статья очень интересная, старинные рисунки и фото — бесподобны, именно таких у меня не было. Есть другие, могу поделиться. Исторические данные неполные, есть неточности. Если кому интересно, могу прислать летопись — 1889 года.

    • Тут меня и так ругают за то, что слишком длинно, а Вы говорите — не полные) Полные нужно в книгу, здесь достаточно. Хотя обновления материала вполне возможны. Если у Вас есть чем дополнить — присылайте, буду рад — [email protected]

  6. Огромное спасибо Вам за ваши труды и терпение создав это путешествие.Я там родилась , училась .как будто я вновь попала в детство. мне 74 года и я снова счастлива тем ,что увидела родные места. низко преклоняю свою голову перед Вами. Дай Вам бог здоровье. Спасибо. 

  7. Дорогой автор, откуда у Вас информация, что у Дельфины был с Шопеном роман? Дайте доказательств, пожалуйста. Насколько мне известно, это всего лишь необоснованная версия и лживые письма, якобы найденные через 100 лет после смерти Шопена — фейк, это доказано было давно. В таком случае, на какие материалы Вы ориентировались при написании Вашего текста? Спасибо.

    • Интересно, а когого рода доказательную базу Вы хотели бы видеть?) Насмешили, извините) Знаете, любовная связь это очень тонкая вещь, она врядли документируется и фиксируется  где-либо. Если ее не было — с какой целье её тогда выдумали?) Пожалуй это всё.

  8. Примите БЛАГОДАРНОСТЬ за ваш труд! историческое слово про «тады» придает сил на сегодня.
    От семьи Чихачёвых.

  9. Огромное Вам спасибо! Безумно интересно, а мне вдвойне — мой прапрадед Клемент Корчинский родился в Куриловцах в 1835 году.

    Евгения

  10. меня тоже интересует инфо о романе Дельфины с Шопеном. На что вы опираетесь, конкретизируя даже его длительность?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *