Малиевцы. Дворец

Использование материалов сайта только с согласия автора.


Часть I
Дворец и история владельцев.


Малиевцы для меня не просто материал. Это мое любимое место. Проездив уже более пяти лет по разным никому вообщем не известным местам, числом уже более двух сотен, ничего красивее я не видел. Я не об отдельных деталях — например дворцы встречались и покрасивее, но такого удивительного сочетания красоты окружающей природы, прекрасно выбранного места и таких тонких и выверенных добавлений к естесственной красоте природы я не встречал нигде. Конечно определенную роль сыграла еще и осень — мое самое любимое время года. А осень была в разгаре. Краски природы поражали и своей яркостью и вместе с тем своей утонченностью, пастельными тонами. И нам было совершенно все равно, что все те часы, что мы провели в Малиевцах шел дождь. Ну шел себе и шел. Это же осень…

Малиевцы. Дорога и мостик.

Признаки близости барской усадьбы налицо — столбики некогда красивого мостика сохранились. Между ними — остатки барской дороги.
 

Малиевцы. Мост.

Каменный мост.
(фото с сайтаua.vlasenko.net/maliivtsi)
 

Малиевцы. Здание у дороги.

Справа вдоль дороги — наверняка то, что когда то было конюшнями.
 

Малиевцы. Здание у дороги.

Малеевцы. Парк перед дворцом.

Осень, чудная пора! Но фото — парк перед дворцом. Слева вдали виден огораживающий его каменный заборчик. Пойдем к нему?
 

Малеевцы. Парк перед дворцом.

Тем более что там справа веднеется помоему рыцарская башня с зубцами! А впереди по всей видимости заложенные ворота для въезда карет.
 

Название селу очевидно дали первые его владельцы — Малиёвские (Malejowski). Они владели этими землями во второй половине XVI века. Звали их Ян и Петр Малиёвские (Jan & Petr Malejowski). Потом, до конца XVIII века владельцы меняли друг друга — Кавецкие (Kawiecki), Пепловские (Pepłowski), Туркулы (Turkuł), Свирские (Świrski), пока наконец в 1785 году Юзеф Свирский (Józef Świrski) не продает Малиевецкий ключ Яну Онуфрию Орловскому (Jan Onufry Orłowski h. Lubicz) (1739-1811). C родом Орловских история Малиевец будет связана на протяжении всех дальнейших лет, вплоть до 1918-го.

Примерно в 1770-м году Ян-Онуфрий Орловский женился на Анне Старжинской (Anna Starzeńska), дочери прапорщика червоногородского, стольника латычевского и генерала королевской армии Польши Антония Старжинского (Antoni Starzeński h. Lis). Матерью Анны была Марианна Хумецкая (Marianna Humiecka). Анна к тому же унаследовала имение Виньковцы. В 1772 году Ян Онуфрий прикупил Зозулинцы и Пронятин, а в 1782 — соседние Ярмолинцы, в 1793 — Мусуровцы. Яну-Онуфрию повезло жить в "эпоху перемен" — да еще какую — в период, когда его Родина — Польша — перестала существовать как независимое государство. Проследим немного его жизнь и карьеру. Примерно в 1769 году Ян-Онуфрий становится латычевским регентом. Через четыре года — подстаростой каменец-подольским, а на следующий год добавил должность брацлавского ловчего. Как вы понимаете, речь идет о придворной должности. В 1773-75 его избирают в состав многих комиссий Сейма, занимавшихся разрешением имущественных споров. Ему приходилось рассматривать дела Потоцких, Любомирских и других представителей наивысшей польской знати, к которой сам Орловский не принадлежал. Так, 1778 году, ему пришлось в суде рассматривать имущественный спор самого Щенсного Потоцкого (Szczensny Potocki) — по размерам владений которого можно было бы назвать полу-королем. В 1780-м, при поддержке князя Адама Чарторыйского (Adam Czartoryski) Ян-Онуфрий Орловский становится депутатом Сейма от подольского воеводства, а 1 октября 1781 года его избирают судьей в Сейме. Вскоре он получил должность при Дворе, став в 1782 году камергером. У него появились влиятельные друзья — Чарторыйский, Щенсны Потоцкий, это открывало неплохие перспективы в дальнейшей карьере. В 1785 году наш герой был награжден орденом Св. Станислава. В то время его влиятельным другом был уже не князь Чарторыйский, а Коронный Великий маршал Михаил Мнишек и его супруга Урсула Замойская. Вместе они участвовали во встрече Екатерины II со Станиславом Августом, последним Королем Польским, который, как известно, в молодые годы был её любовником. 5 мая Король записал в своих мемуарах, что Орловский продал свою часть Смоленщины Светлейшему князю Потёмкину. В дальнейшем Ян-Онуфрий участвовал в сложнейших переговорах внутри польской шляхты, в которых обсуждалось будущее Польши и ее государственного устройства.

В 1789 году он становится последним в истории Коронным Надворным Ловчим — одна из высших придворных должностей Польского королевства. На следующий год он внвь был избран депутатом в Сейм от Подольского воеводства. В ноябре 1791 года из рук короля Станислава-Августа Понятовского (Stanisław August Poniatowski) Ян-Онуфрий получает высший польский орден Белого Орла.
В те годы остро встала необходимость защиты границ украинских территорий, входивших в состав Польского Королевства от регулярных грабительских набегов татар при поддержке турок. Польская шляхта, имевшая обширные владения в этих украинских землях, не могли толком защитить свои семьи и зависящих от них крепостных крестьян и обращались с многочисленными просьбами в Варшаву. Варшава однако оставалась глухой к их возваниям и просьбам. Эта ситуация привела Яна Онуфрия в 1792-м в число сторонников Тарговицкой Конфедерации. В польскую историю я углубляться не буду, только в двух словах об абсурдности ситуации — члены этой Конфидерации выступали против Конституции 1791 года, которая предусматривала создание в Польше прочного государственного устройства, а членом этой Конфедерации стал и сам Король Польский, которому прочность власти помоему бы не помешала… В Конфедерации Ян-Онуфрий Орловский был ротмистром бригады кавалерии "Золотая Вольность". Выбрав Конфедерацию как наименьшее из двух зол, Ян Онуфрий сделал наверно правильный выбор — Екатерина II разбила турок и направила войска в Польшу, обеспечив, между прочим, защиту владений польских помещиков, которым после окончательного раздела Польши, были даны такие же права, как и русским дворянам.
В мае 1790-го в беспокойствах о муже умерла супруга, Анна Стражинская (Anna Starzyńska h. Lis) (~1750-1790).

 

Ян-Онуфрий Орловский

Ян-Онуфрий Орловский
первый владелец Малиевец из рода Орловских
 

Анна Старжинская

Анна Старжинская
супруга Яна-Онуфрия Орловского
 

Lubicz

Герб Любич
 

Ян Онуфрий Орловский выбрал именно Малиевцы в качестве своей постоянной резиденции. В 1788 году здесь, на вершине холма у реки, возводится дворец в стиле раннего французского класицизма. О том, кто был архитектором дворца существуют несколько версий — возможно это был итальянец Доменико Мерлини (Domenico Merlini) (1730 — 1797) либо его ученик Яков Кубицкий (Jakub Kubicki) (1758 — 1833), либо они вдвоем участвовали в его создании. Подтверждающих какую либо версию документов нет. С другим произведением Кубицкого, усадьбе в Самчиках, я вас уже знакомил. Там же, в рассказе о Самчиках, есть некоторые детали судьбы Мерлини и его потомков.

Малеевцы. Ограда.

Чуть в сторону — другие ворота, к ним ведет широкая лестница десяти ступенек. Вазы на воротах по всей видимости сохранились оригинальные. А чуть вправо от ворот…
 

Малиевцы. Водонапорная башня.

— та самая грозная башня! Но нам не страшно, потому что грозная на вид башня оказалась… водонапорной! Пойдем внутрь.
 

Малиевцы. Водонапорная башня.

Как же простую, утилитарную постройку можно оказывается красиво решить! Построенна башня либо в начале XIX века, либо в 1900 году.
 

Малиевцы. Водонапорная башня.

Мне кажется тут находился какой либо образ
 

30 сентября 1800 года в Малиевцах сыграли свадьбу младшей дочери Яна-Онуфрия, Гонораты Орловской (Honorata Orłowska h. Lubicz) и недавно обредшего по соседству обширные имения Станислава Дельфина Комара (Stanisław Delfin Komar h. Korczak). Одним из его имений были Мурованные Куриловцы — следующая точка нашего путешествия. 
Ян Онуфрий, умирает в 1811 году. Он был похоронен в Ярмолинцах (?), поскольку в Малиевцах небыло костела. После Яна Онуфрия имение переходит к его единственному сыну Адаму-Стефану (Adam Stefan Orłowski h. Lubicz), родившемуся в 1780 году.
Вот что пишет о нем его правнук, граф Карл Стефан Орловский:

"Чтобы отдалить его от исторических пертурбаций, в частности от знаменитого восстания Костюшко, отец отослал его вопреки его воле в Эдинбург, где Адам смог в начале века закончить университет. Там он завязал прочную дружбу, частично описанную бывшими шотландскими друзьями (позднее великими путешественниками), которые остроумно, с описанием живописной красоты Украины рассказали об охоте на волков. Эта охота проводилась в малиевицких лесах, месте, которое сегодня, к сожалению, недоступно для меня."

Талейран (Charles Maurice de Talleyrand-Périgord), находившийся в Варшаве, в 1807 году, засыпал Наполеона письмами, указывая на то, какие отличные возможности для антирусских действий открываются при союзе турок, персов и поляков в украинских губерниях. Друзья, прекрасен наш союз?.. Среди поляков, готовых к антирусскому восстанию, он выделял и Орловских. Поскольку отец Адама, Ян-Онуфрий, состоял в прорусской партии и в то время еще был жив, становится понятно, что Талейран имел ввиду его единственного сына, Адама Ивановича Орловского. Интересно что в этом же, 1807 году Адам Орловский женился на на Розалии Красицкой (Róża hr. Krasicka h. Rogala) (1787-1880), дочери графа Игнатия Красицкого (Ignacy Adam hr. Krasicki h. Rogala) и его супруги Магдалены Бельской (Magdalena Bielska h. Jelita).

Адам Иванович Орловский.

Адам Иванович Орловский
 

Вернемся к воспоминаниям графа Карла-Стефана Орловского:

"Дочки Игнатия Красицкого были воспитаны согласно ancien regime'u и на них благотворно влияло присутствие в Австрии большого количества французских эмигрантов, ускользнувших от террора, а любимым занятием которых было обучение языку и хорошим манерам в дворянских домах. Так или иначе моя прабабушка записывает в своём дневнике такое вот, наводящее на размышления предложение: "У госпожи Гижицкой, поскольку беседа велась по-польски, мне не дано было блистать". Моя прабабушка, таким образом, лучше чувствовала себя, общаясь на языке Боссюэ и Вольтера, чем на своём родном языке; и это не был единичный случай. Не стоит добавлять, что дневник был полностью написан по-французски."

Наполеоновская русская компания закончилась разгромом французов. Что делал в эти годы Адам Иванович Орловский — не знаю. Повидимому ничего особенного. В 1820 году находим его предводителем дворянства Плоскировского уезда и почётным кавалером Мальтийского Ордена

"Адам унаследовал многочисленные поместья, вероятнее всего около десяти, из которых самые важные это конечно же: Ярмолинцы, Малиевцы, Глушковицы и Виньковцы, большинство из них расположено в Ушицком уезде. Он занимался в основном индустриализацией большинства своих поместий и размещением там больших складов для местных ярмарок, о которых мы уже вспоминали.
Было ли это связано с его пребыванием в Англии?
Супруга Розалия принесла ему в приданном много поместий, возможности сохранить которых не было, поскольку они находились в Галиции, то есть на   территории Австрийской империи …
Адам умер 2 августа 1848 года. У него было три сына: Владимир, который служил в российской Императорской гвардии, и  был убит на Кавказе, у селения Кар-Агач; Игнатий, … который после окончания прекрасного лицея в Кременце не смог проявить всех своих способностей, которыми обладал; затем мой дед Александр и дочь Эвелина, очаровательный портрет которой у меня есть, и которую постигло несчастье потерять своего единственного ребёнка, а затем развестись со своим мужем Александром Чацким, маршалком могилёвской шляхты. Завещание Адама Орловского, очень подробное, говорит с одной стороны о его глубоком уважении к своей супруге, которой он не всегда был верен, но прежде всего о его трогательной заботе о судьбе сына Игнатия: он до конца жизни ожидал просветления его ума".

Упомянутый лейб-гвардеец Владимир Адамович Орловский (Włodzimierz Orłowski h. Lubicz), (р 1809-1839), жениться по видимому не успел и потомства оставил. В честь Владимира в парке был установлен обелиск, который не сохранился до наших дней. Как становится понятно из строк, написанных Каролем-Стефаном Орловским, следующий брат, Игнатий Адамович Орловский (Ignacy Orłowski z Orłowa h. Lubicz) (1813-1895) страдал умственным расстройством, в следствии чего он не был женат и не управлял поместьем. Фактически Малиевцами  управлял третий брат — Александр Адамович Орловский (Aleksander Stanisław Brunon hr. Orłowski h. Lubicz) (1817-1893). Он учился в Санкт-Петербурге, в элитном Пажеском Корпусе, вместе с будущим Александром II, с которым даже, по семейным приданиям, хорошо подружился. Так же как и старший брат Владимир, Александр Адамович служил на Кавказе, участвовал в войне с Персией. 
Особо отметить хотелось бы факт достаточной лояльности Орловских Российскому Престолу — заметим, что они пережили два польских восстания, 1830 и 1863, но у них ничего никогда небыло конфисковано за участие в этих действиях.

граф Александр Орловский.

Александр Адамович Орловский.
граф Итальянского Королевства.
 

Юзефина Орловская, ур. Ивановская.

Юзефина Орловская
урожденная Ивановская, первая супруга Александра Адамовича Орловского
(фрагмент фотографии)
 

Первой супругой Александра Адамовича была Юзефина Ивановская (Józefa Iwanowska h. Łodzia) (1829-1856 или 58), подарившей ему сына Адама Александровича (Adam hr. Orłowski h. Lubicz), умершего бездетным в 1929 году.
Как пишет о нем Каспер Красицкий, правнук брата Адама Александровича: —

"Это был чудак, которых всегда было много среди окраинных землевладельцев. Старый холостяк, автор панславянского мемориала, призывающего к объединению православия и католицизма! Стоит отметить, что он великодушно отрёкся от своей части отцовского имущества в пользу своих сводных братьев. Адам был владельцем богатого поместья Куриловка."

Двоюродная сестра Юзефины, Каролина-Елизавета, была музой и любовью Ференца Листа.
17 января 1860-го Александр Орловский женится второй раз — его супругой становится Клементина де Таллейран-Перигор (Klementyna Maria Wilhelmina de Talleyrand-Perigord) (8.11.1841-6.5.1881). Свадьбу сыграли в силезской резиденции Château de Sagan бабушки Клементины, известной герцогини Дино (Dorothée princesse de Courlande, comtesse Edmond de Périgord, duchesse de Dino) любовницы того самого Талейрана и по совместительству, внучки нашего знаменитого герцога Бирона, фаворита Анны Иоанновны). У них было три сына: Ксаверий, Ян и Мечислав. Однако Клементина де Таллейран плохо переносила здешний климат и в конце концов перебралась во Флоренцию, успев однако заболеть "модным" тогда туберкулезом.

Клементина Орловская, ур. де Таллейран-Перигор

Клементина Орловская
урожденная де Таллейран-Перигор
 

Граф Карл-Стефан Орловский: —

 — "После долгого лечения, без больших надежд на выздоровление, истощенная Клементина умерла 6 мая 1881 года в Нерви, неподалёку от Флоренции, вдали от семьи, однако под преданной опекой отца, рядом с которым она покоится на кладбище во Флоренции. Я сохранил ещё много писем написанных, по правде, мелким, но очень разборчивым подчерком. Она была дамой Мальтийского Ордена. Во время короткой жизни ей удалось научится кроме немецкого (что вполне понятно) и итальянского, языку её изменчивого мужа – польскому, что было нелегко, а кроме того, украинскому, без знания которого нельзя было общаться с домашними. Постоянное присутствие госпожи Мерфи, ранее учительницы её детей, говорит о том, что возможно и английский не был для неё чужд."

19 января 1879 года Александр Орловский получил от короля Умберто I (Umberto I) итальянский графский титул, который он мог передавать только старшему сыну. Одной из причин такой королевской милости было то, что итальянская королевская династия и Орловские были дальними родственниками через Анну Старжинскую, супругу первого владельца Малиевец — Яна Онуфрия.  

Диплом о даровании графского итальянского титула Орловскому.

 Диплом о даровании графского итальянского титула Орловскому.
 

Не знаю пока, по какой причине, но после Александра Адамовича Малиевцы наследовал не его старший сын — Ксаверий, и не средний — Ян, а младший — Мечислав Александрович (Mieczysław Leon Stefan hr.Orłowski h. Lubicz) (1865-1929). Личность интересная, и одной из его особенностей была страсть к карточной игре. В один не очень прекрасный день, в  самом конце XIX века, эта страсть привела его к тому, что он был вынужден продать Малиевцы! А выкупил их его старший брат — Ксаверий Александрович Орловский (Ksawery Franciszek Aleksander hr. Orłowski h. Lubicz. Он и был последним владельцем Малиевец. Он родился в Ярмолинцах, 3-го декабря 1862 года. Раннее детство прошло под опекой матери, Климентины де Таллейран, которая, как мы помним, предпочла Малиевцам теплую Италию. Любовь к Италии с тех пор сохранилась у Ксаверия Александровича на всю жизнь. Свое обучение он начал в лицее Св. Анны в Кракове, который тогда находился в составе Австро-Венгерской империи. Образование там конечно же проходило по немецки. У него была любовь к языкам — так, кроме польского, русского и немецкого он знал итальянский, французский и испанский языки. Окончив лицей, он продолжил обучение в Дерптском университете, на юридическом факультете. После окончания учебы Ксаверий Александрович поступил на службу в Лейб-Гвардии Кирасирский полк.

Ксаверий Александрович Орловский.

Ксаверий Александрович Орловский
в форме вольноопределяющегося Лейб-Гвардии Кавалергардского полка.
 

Прослужив в полку в 1880-х гг, Ксаверий Александрович предпочел дипломатическую службу и поступил на службу в Министерство Иностранных Дел, где в в его обязанности входило составление обзоров иностранной прессы и телеграфных сообщений. Возможно, эти обзоры, написанные изящным каллиграфическим почерком, ложились на стол либо министру, либо самому Императору. В польском источнике, пишущем об этом, особо подчеркивается, что он составлял эти донесения "на русском" — забавно честное слово — российский подданный, в России, в российском МИДе, на каком языке он их должен был составлять? В 1897 году его направляют на службу в посольство Россиийской Империи в Мюнхене, столице Баварии. Должность была, скажем так, картинная или схематическая, ибо само посольство было картинным — все в Баварии давно уже решалось в Берлине, столице Германской Империи, в состав которой Бавария благополучно входила. Но Баварии, как и другим немецким княжествам-государствам, вошедшим в Империю, было позволено сохранить дипломатические представительства — наверно прежде всего из уважения к многовековой истории правивших там династий. Поэтому особого дипломатического, переговорного опыта Ксаверий Александрович приобрести в Мюнхене не мог, однако эта работа не прошла для него даром — во первых, его начальником с 1897 по 1899 был никто инной, как будущий Министр Иностранных дел Александр Петрович Извольский, с которым у него сложились добрые отношения, во вторых — многочисленные связи при Баварском дворе, а в третьих, Ксаверий Александрович присмотрел себе в Баварии имение — усадьбу Schloss -Winckel на берегу Штарнбергзее. В 1901 году он становится почетным советником Посольства. Там же, при Баварском дворе он подтвердил свой итальянский графский титул. Заметим, в России этот титул так и не был подтвержден.
Когда началась Русско-Японская война, Ксаверий Александрович посвятил себя санитарному делу — вот что пишет об этом его сын, Кароль-Стефан —

"Мой отец посвятился этому делу. Он отправил на фронт в Маньчжурию санитарные поезда, высланные санитарной частью Сент-Винсент де Поль и организовывал другие польские акции, помогающие нашим очень многочисленным землякам. Кроме того, он получил неограниченные полномочия от Красного Креста, официально называемого Варшавско-Лодзьским обществом.
Он жил в окрестностях Мукдена (сегодня Шеньян) в течение двух лет, иногда он рассказывал нам об этом периоде на Дальнем Востоке, эти рассказы нас захватывали. Альбом с фотографиями, однако, немного нас ужасал из-за бесконечной жестокости восточных пыток, но, в то же время, притягивал вызывающими умиление различиями.
Через несколько месяцев после его возвращения, Святой Престол прислал ему «Великую ленту Папского Рыцарского Ордена св. Сильвестра".


Как мы понимаем, Ксаверий Александрович, как и вся его семья были католиками. Что впрочем не помешало ни службе в Лейб-Гвардии, ни дипломатической работе. К тому времени Ксаверий Александрович отметился также двумя громкими дуэлями, одна из которых даже была связана с знаменитым делом Дрейфуса. В одном случае противник был им убит, в другом сам Ксаверий Александрович был ранен в плечо.
В 1907 году Ксаверий Александрович возвращается в Россию, надо полагать, оставив дипломатическую службу. Россия тогда заканчивала бурлить после революции 1905 года, общественные движения наконец пытались заняться созиданием, а не разрушением. В воспоминаниях его сына, Кароля-стефана Орловского, говорится что Ксаверий Александрович вступил в консервативную Польскую Национальную Партию Краковской, Волынской и Подольской губернии и вошел в ее центральный комитет. Честно говоря, мне такая партия не известна. Да и о какой Краковской губернии шла речь — Краков входил в Австро-Венгрию. Зато в 1908 году Ксаверий Александрович Орловский избран в Государственный Совет — высший законодательный орган Российской Империи! Также он представлял Подольскую губернию в известном Польском Коло, Польском Кружке, точнее в Союзе Польских коло.

Малиевцы. Дорога к водонапорной башне.

Башня стоит у дороги. Справа — тот самый забор, вдоль которого мы ходили недавно. Впереди — та самая башня. Дорога огибает имение.
 

Малиевцы. Водонапорная башня.

Красота!
 

В 1911 году немецкий дипломат граф фон Люксбург, будущий немецкий посол в США, познакомил Ксаверия Александровича с его будущей супругой — дочерью крупного аргентинского землевладельца Бениньо дель Карриль, Игнатией дель Карриль (Ignacja Ignacia Leocadia del Carill) (1878-1950). В 1912 году они обвенчались в Париже, одним из свидетелей на бракосочетании был давний шеф Орловского, а тогда — посол России во Франции Александр Петрович Извольский. Интересно что другим свидетелем был представитель другой известной дипломатической фамилии — дядя Ксаверия, Арчибальд де Таллейран. Интересно, что дальше воспоминания сына Ксаверия Орловского переносятся сразу чуть ли не в 1919 год, на мирную конференцию в Париже, вообщем практически обходя тему событий, отнявших у него Малиевцы.
Вместе с тем, дальнейшая судьба Ксаверия Александровича сложилась весьма не плохо — он продолжил карьеру дипломата в независимой Польше и стал первым послом (уполномоченным министром) Польши в Бразилии, одновременно представляя Польшу в Уругвае и Чили. Затем, с 1921 по 1924 был послом в Мадриде.
Каспер Красицкий, правнук Ксаверия Александровича:      

" В семейной истрии сохранилось несколько анекдотов испанского периода Ксаверия: в посольство прибывает молодой человек, новый работник посольства, его принимает уполномоченный министр, которому он говорит: "я очень рад, граф, что мы будем вместе работать", на что Ксаверий: "дорогой молодой человек, я никогда не работаю". Дипломат Ксаверий Орловский имел привычку объяснять испанским дворянам жаргонное значение имени Альфонс в Польше! (наследником испанского трона был тогда будущий Альфонс XIII)."

После окончания работы в Мадриде он развелся с супругой. Каспер Красицкий так пишет о его браке: —

"Брак … был с самого начала неподходящим. В момент заключения брака они были сформировавшимися зрелыми людьми с привычками старого холостяка (Ксаверий) и старой девы (Игнатия). Для Игнатии Подолье было морозным и экзотическим. Она родила в Малеевцах дочь "Магнонетт" будучи одинокой, окружённой только украинской службой. Несмотря на развод она воспитала своих детей как хороших поляков и аргентинцев. Только в конце жизни она решилась оставить Париж и вернуться в Аргентину."

Под конец жизни Ксаверий Александрович был назначен камергером Его Святешества Папы Римского.
Карл-Стефан Орловский: —

"Он был наделен неотразимым шармом и галантной манерой общения. Он сохранил солдатскую выправку несмотря на появившуюся полноту. Я должен признаться, что многих областей его деятельности я не знал.
Он умер у меня на глазах 26 октября 1926 года. Мне было тогда 12 лет, и, несмотря на это, я помню несчётное количество визитных карточек, которые собрались в приёмной резиденции по улице Раймона Пуанкаре, у моей матери. На одной из их была странная надпись, которая меня удивила (я пишу это шестьдесят лет позднее): "Фош, Маршал Франции, Великобритании и Польши".

Малиевцы. Ворота.

Но нас ждет дворец, вернемся в парк.
 

Малеевцы. Белка.

Неожиданная встреча в парке у дворца
 

Карл-Стефан Орловский:

"В Малеевцы вдоль долины вела широкая дорога, бегущая между домами, заросшими кустами и цветами, что летом давало очень живописный эффект. Объезжая скалу, можно было заметить замок из обработанного камня, а со стороны парка виднелись его четыре монолитные колонны с дорическими капителями, поддерживающими ионический фронтон. Всё здание было с самого начала покрыто черепицей, однако в 1860 году она была временно заменена железной крышей."

Малеевцы. Вид на дворец от верхних ворот.

 Вон он кстати виднеется внизу.
 

Малеевцы. Дворец.

Внешне он сохранился в практически первозданном виде.
 

Малиевцы. 1917.

Практически тот же вид, 1917 год.
 

Малеевцы. Дворец.

Это главный фасад дворца. Два ризолита по краям, центральный четырехколонный портик — все на месте. Только крыша теперь покрыта шифером.
 

Малиевцы. Главный фасад.

С этой стороны дворец смотрится как то ли полуторо, то ли двухэтажный с подвалом. Очень интересно, какой высоты потолки второго этажа, ну или на какой высоте находятся окна?
 

Малиевцы. 1914.

Фасад дворца в 1914 году.
 

Малиевцы. Левый ризалит главного фасада.

"На северном фронтоне, со стороны сада, виднелись гербовые знаки Орловских и Старжиньских (Любич и Долива), на южном фасаде выделялась дата создания замка, на боковых же фасадах монограммы создателей: J.O. и А.О."

— тут должен заметить, что воспоминания подвели графа Орловского — дата постройки находится на боковом ризолите северного фасада, и левее надписи "1788" видны следы от возможно щита, на котором располагался либо один из упомянутых графом гербов, либо один из вензелей.

Малиевцы. Левый ризалит главного фасада.

Малиевцы, 1910-е

Малиевцы, 1910-е годы. Северный фасад. Первый справа — Ксаверий Александрович Орловский.
 

Малиевцы. Главный фасад.

Фронтон северного фасада с парадным входом. Вдоль этого фасада находятся четыре тумбы из повидимому, того же камня, что и весь дворец. Откуда они тут взялись — неизвестно. На фотографиях 1910-х годов этих тумб нет, смотрите внизу. Возможно. это постаменты для парковых скульптур, возможно они появились тут перед самым 1917-м…
 

Ксаверий Орловский.

Граф Ксаверий Александрович Орловский на ступенях парадного входа в свой дворец.
 

Малиевцы. Боковой фасад.

Это правый боковой фасад. Тут появляется маленький балкончик. Каменная скамья у стены и справа видна лестница вниз. Нам туда.
 

Малиевцы. Лестница в подвал.

Малиевцы. Парковый фасад.

Спустившись вниз, мы видим парковый фасад. Он выглядит совсем по другому, мощно и значительно.
 

"С южной стороны второй этаж окружал лёгкий балкон с ажурными перилами лежащими на колоннах аркад. Окна первого этажа были внушительных размеров, соответствующих высоте приподнятого первого этажа, в то время как остальные оконные отверстия, как бы на них не смотреть, имели одинаковую квадратную форму, что было характерной чертой многих зданий с тех времён."

Малиевцы. Парковый фасад.

Малиевцы. Парковый фасад.

"В сад вела очень широкая лестница с десятью ступенями, белизна которых выделялась на фоне зелени газона."

Малиевцы. Парковый фасад. Атланты.

Вид у атлантов не то очень философский, не то очень уставше-жалобный…
 

Малиевцы. Парковый фасад. Атланты.

Малиевцы. Парковый фасад.

Малиевцы. Парковый фасад, Левый ризалит.

Левый ризолит. Балкон тут уже не на колонах. Четыре пилястры и рустовка углов.
 

А что внутри дворца? К сожалению, мне не удалось попасть вовнутрь, но нам оставил подробное описание Карл-Стефан Орловский: —    
"Но давайте пройдёмся по помещениям малиевского замка. С террасы простирались просторные сени, стены которых были украшены фресками с архитектурными мотивами. Двери на право вели нас в продолговатую столовую, а размещённые там фрески напоминали убранство итальянских вилл конца XVIII в. и начала XIX в.; можно было любоваться видом Неаполитанского залива и сценами охоты с загонщиками на широких просторах. Следующей комнатой была часовня, украшенная стукко, где каждая розетка представляла другой цветок, в то время как арки в сводах были украшены кессонами, узкими колоннами, классические капители которых поддерживали звёздный свод. Двери в часовню были сделаны из украшенной бронзы, а покрывающий их серо-зелёный налёт был полностью в стиле итальянского ренессанса. Из часовни вход вёл в глубокий зал, заполненный книгами, среди которых не было недостатка в редких экземплярах, манускриптох с интересными илюстрациями. На основании старых планов и разных проектов убранства Малиевиц, спасённых во время революции 1917 года мы можем понять, что для хранения всей библиотеки пришлось потрудиться. Дело в том, что книги занимали  не одно только помещение; они были частично расположены в гостиных, спальнях, биллиардной комнате, а также хранились в ящиках. Для решения проблемы планировалось пристроить две колоннады к крыльям замка с въездной стороны. Одна из них должна была остаться открытой, а вторая должна была служить новой библиотекой.

 

Малиевцы. Столовая. 1914.

Столовая. 1914.
 

"Чрезвычайно интересным был нумизматический кабинет архиепископа Игнатия Красицкого, брата нашего предка по женской линии Антония Красицкого. Известного в польской литературе как граф епископ Вармии, который бывал здесь якобы гостем. Согласно семейной легенде он написал здесь часть своих сказок. Он оставил здесь также коллекцию римских медалей и монет чеканенных на испанском полуострове и в античной Греции. Коллекцию дяди князя епископа Вармии дополнил его племянник Игнатий Красицкий, от которого её унаследовала дочка Роза Орловская жена Адама Орловского.
Из кабинета медалей, настоящим украшением которого являлся прекрасный камин из белого мрамора, мы переходим в зал с обшитыми стенами. Здесь можно было насладиться интересными рельефами а также очень своеобразными наличниками дверей.
Далее — гостиная, украшенная искусственным мрамором в стиле ампир. Расположенный в центре бальный зал открывался на два этажа и был окружен галереей, поддерживаемой красивыми колоннами также отделанными искусственным мрамором. Хрустальные зеркала бросали мягкий свет на предметы и отделку. Немного далее находился зал посвящённый саксонскому и севрскому фарфору. На каждом шагу мы сталкивались со следами культуры, собранными из любви к прекрасному. Семейные портреты украшали некоторые гостиные и столовую.
На третьем этаже располагалось около десяти детских комнат и гостиных, стены которых были покрыты английскими гравюрами, а меблировка восходила к ранним годам XIX века."

Малиевцы. Биллиардная. 1914.

Столовая. 1914.
 

Малиевцы. Дворец. Библиотека. 1914.

Библиотека. 1914.
 

Малиевцы. Дворец внутри.

Это все, что мне удалось разглядеть внутри — это вестибюль входа в здание со стороны парка
 

На сайте ukrainaincognita.com пишут, что 2005 году бальный зал был отреставрирован. Не знаю реставрация это была или просто ремонт. Сайт пишет: —
"… на стенах есть изображение музыкальных инструментов — рожков, кларнетов, гитар, а на потолке — две пышные розетки, с которых свисают люстры. Стены были покрыты орнаментальным рисованием, а межоконные простенки декорированы зеркалами." Там же можно прочесть, что "Северную стену обеденного зала занимало живописное изображение "Извержение Везувия".

Ксаверий Орловский

Ксаверий Александрович Орловский у себя в кабинете в Малиевцах
 

Малиевцы. Гобелен.

Гобелен во дворце, 1914 год.
 

Малиевцы. Парковый фасад. Хоз. корпус.

Это хозяйственное крыло, правое, если смотреть со стороны парка. Розалия, супруга Адама Орловского, пристроила это крыло в виде оранжереи. Скорее всего в оригинале оно было одноэтажным. Думаю позднее настроили второй этаж, а еще позднее — продлили дальше (серая часть).
 

Малиевцы. Постройки.

Еще правее, обойдя хозяйственное крыло дворца, видим остатки фигурной ограды (?) и новопостроенные школьные здания — сейчас тут школа. Rое-где в этой ограде входы в подвал. Возможно, это фундамент от некогего несохранившегося хозяйственного корпуса.
 

По легенде, известной в Малиевцах, от уничтожения дворец спас местный врач  Е.Селецкий, жена которого была какой-то родственницей товарища Куйбышева, благодаря чему дворец удалось спасти. Сейчас в стенах бывшего дворца детский противотуберкулезный санаторий.

Малиевцы. Парк.

Рядом с дворцом сохранились и другие ограды — детали паркового ансамбля.
 

Малеевцы. Строение.

Прежде чем пойти в низ, в нижний парк, обследуем все вверху  — чуть поодаль мы нашли вот это сооружение — но что это было — не знаю. Либо службы, либо конюшня, либо амбар…
 

Малиевцы. Парк. Памятник погибшим в Войне.

Недалеко от дворца также находится мемориал погибщим в Великую Отечественную
 

Малиевцы. Дворец культуры.

и вот такой дворец другой эпохи — Дом Культуры. Все, нам пора спускаться в парк…
 

Малиевцы. Парковый фасад.


Часть II
Парк.


снимки сделаны 17 октября 2008

5 thoughts on “Малиевцы. Дворец

  1. Вчера я впервые (к своему стыду!) была в Малиевцах, хотя мой журналистский стаж исчисляется чуть ли не ремя десятилетиями — и все в Хмельницькой области. Так о Малиевцах. Впечатления два. Первое и самое сильное: какая потрясающая красота вокруг, как умело было выбрано место для постройки дворца и разбивки парка, как много приложено к тому сил, времени и, конечно, денег!  И второе — тягостное. Как мы умеем все прекрасное уничтожить!!! Зачем, почему, по какому праву?!! По праву классовой ненависти? Чушь!!! Жадко до слез былой и канувшей навеки красоты внутренних  помещений дворца. А парк! Нет ничего более чудесного, чем он, даже в нынем виде. Охватывает умиротворение, покой и гармония в душе…   Исчезают суетные мысли, время как-будто начинает течь гораздо медленнее. А и правда, к чему наша суета сует?.. Вечна только красота…  

  2. I live in the USA. I have heard family stories about this place. I was led to believe that it was destroyed. I am so happy to see that it exists still. Votre cousin, Matthew

  3. Вода на вершину скалы подавалась старым деревянным водопроводом. В советские времена водопровод прогнил. Чтобы спасти его, врач Малиевецкого детского санатория, которой расположен во дворце, Александра Соколова на полученную премию 400 рублей купила металлические трубы, заменима водопровод и водопад продолжал «работать».

  4. Gracias por las fotos actualizadas… soy el nieto mayor de Karol Orlowski. Vivo en Argentina. Me lleno de alegría ver que todavía existe. Se ve pobremente mantenido. Problemas de Presupuesto?.Aunque su belleza es indiscutible.
    Que función cumple el edificio actualmente?
    Por que todo esta escrito en ruso.?
    Cualquier información que necesites, no dudes en Preguntar.
    Cordialmente
    Nicolas Orlowski

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *