Княжеская, 7.

Герб Одессы


Использование материалов сайта только с согласия автора.


Княжеская 7.

Трехэтажный жилой дом, стоящий на углу Княжеской и б. Рождественской ныне Сеченова, был доходным домом.
Первый же документ на этот участок, носивший тогда адрес «XXXIII квартал, участок за № 384» был выдан в Одесском Строительном Комитете  Коллежскому Секретарю Шаберу (Schaber) 29 июля 1812 года. Позже дом перешел к колонисту Зеле Церцаки (Zela Zerzaki) . Какое именно строение тут было в те годы — не известно, но ничего грандиозного и красивого — точно. Г-н Церцаки на новой родине очевидно не преуспел, и вскоре, ввиду имеющегося долга казне, был вынужден продать принадлежащий ему участок на Княжеской с публичных торгов в «здешнем Коммерческом суде». Причем сумма, полученная Церцаки за его участок и дом на нем, хватило лишь на «пополнение долго его», а не на уплату полностью. Кредиты конечно вещь хорошая, но можно и без дома остаться…  Купил же с публичных торгов это «место в XXXIII квартале за №384 господин «Одесский купец по гостиной статье Димитрий Лицканов» (иногда встречается Луцканов), на что была 25 января 1840 года в том же Коммерческом Суде оформлена купчая крепость.  Затем, 10 июня 1840 года, сей господин Лицканов получил документ на владение им, называвшийся в те времена «Данной» — Данной за №3427.  Дела у «купца гостиной статьи» видимо шли не плохо и вскоре он решил построить на этом месте новое здание, для чего обратился к  архитектору Ивану Савельевичу Козлову (Ivan Savelievich Kozlov). Козлов был как раз архитектором 3-ей части города — именно той части, (город делился не на районы, а на части), к которой и принадлежал этот участок. Самым известным домом, оставшимся от Ивана Савельевича является огромный дом Папудова на Преображенской. Тут же, на Княжеской угол Рождественской, Козлову предстояло соорудить дом попроще. Иван Савельевич Козлов предоставил в Одесский Строительный Комитет, как и положено было, в трех экземплярах, проект фасада предполагавшегося к строительству здания, и 6 февраля 1842 года Димитрий Лицканов обращается в Строительный Комитет на гербовой бумаге, за которую уплачено 60 копеек серебром, с просьбой утвердить разработанный Козлов проект дома.  17 февраля 1842  проект был благополучно утвержден, в чем имеются подписи члена Комитета по технической части Инженер-Генерала Морозова и самого архитектора Ивана Козлова.

Княжеская 7, 1842

Вот так выглядело здание, расположившееся на углу Княжеской и Рождественской, нынешней Сеченова, улиц в 40-е годы уже позапрошлого века… Соглашусь что не шедевр). Предназначение этой постройки – самое модное в тогдашней Одессе – «магазейн», т.е. амбар для хранения пшеницы. Хотя с виду – жилой дом. Ну конечно, там была комната для сторожа, но основной объем был занят под амбар, а внешний вид жилого дома обусловлен тем, что постройки должны были отвечать типовым фасадам, которые были приняты чтобы город не смотрелся аляповато. Известно, что Лицканов владел этим домом и в 1848 году — в тот год его налоговая стоимость составила 3485 рублей.Позже, здание перешло в собственность Матвея Пантелеймоновича Маврокордато. Когда точно это случилось пока не известно, но точно известна дальнейшая дата — 18 марта 1868 года Матвей Пантелеймонович умер, написав завещание, в котором разделил имущество между четырьмя своими детьми. Интересующий нас участок достался второму сыну, «греческо-подданному» Александру Матевеевичу Маврокордато (Alexandr Matveyevich Mavrogordato)..Завещание вступило в силу 8-го мая 1871 года. Прекрасная дача на Французском бульваре, 42 описана тут. Приобретенный Александром Матвеевичем дом в 1873 году был оценен в 14850 рулей — очень внушительная сумма для тех лет. До 10-х гг ХХ века дом этот носил №5, за исключением к счастью короткого периода, когда, как я уже писал, нумерация домов была зачем-то перевернута в другую сторону и дом носил № 30.
К концу XIX века экспорт пшеницы перестал приносить прежний доход и большинство владельцев прежних «магазинов» — амбаров перестроило их в так называемые «доходные дома» — именно этот вид деятельности стал одним из самых прибыльных в Одессе на рубеже веков. Так же поступил и Александр Матвеевич Маврокордато. 27 июня 1887 года он направил в Строительный комитет Городской Управы следующее прошение:

«Желая перестроить в жилое помещение принадлежащий мне 2½ этажный магазин, состоящий в Херсонском полицейском участке, XXXIII квартале, на углу Княжеской улицы и Рождественского переулка, под №384, имею честь покорнейше просить Городскую Управу о разрешении мне означенной перестройки. Наблюдение и ответственность за правильностью и прочностью работ принял на себя Архитектор Мазиров, которому доверяю получить из управы утвержденный план.
Александр Матвеевич Маврокордато.»

Из ответа городского «Архитектора — Академика» (так он подписывался) Франца Моранди становится ясны некоторые детали того, что представлял из себя целиком «магазин» Маврокордато — он написал следующее:

«К перестройке двухэтажного с подвалом каменного магазина с двухэтажными с подвалом флигелями во дворе на жилые помещения с двухскатными железными крышами препятствий не встречается, но с тем, чтобы лестницы были устроены из несгораемого материала и работы проводились под наблюдением техника, согласно 195 ст Уст. Строит.» Июля 8 дня 1887″

Далее следовала подписка Демосфена Егоровича Мазирова (Demosphen Yegorovich Mazirov) о согласии принять на себя наблюдение за «правильностью работ»

«Даю сию подписку в том, что принимаю на себя ответственность за правильность работ по перестройке в жилое помещение принадлежащего А.М. Маврокордато 2½ этажного магазина, состоящего в Херсонском полицейском участке на углу Княжеской улицы и Рождественского переулка за №384.
Архитектор Мазиров»

В приведенных выше документах* говориться то о «двухэтажном доме», то «2½». На чертеже 1842 года, архитектора Козлова дом — двухэтажный. Ввиду наклона почвы тут дом имеет первый этаж, уходящий окнами в землю. Но этот этаж собственно был подвальным, о котором тоже говорится в этих документах «двухэтажный дом с подвалом». Таким образом когда то, не то Лицкановым, не то Маврокордато, дом был надстроен еще одним этажом, и таким образом, например с угла Княжеской и Рождественского переулка мог восприниматься как «двух с половиной этажным», а с середины Княжеской — как двухэтажный. И в данном прошении ничего не говориться о надстройке третьего этажа, который мы видим сейчас, из чего следует. что дом позднее подвергся еще одной перестройке, с целью повышения доходности «с единицы площади». Когда и кем это было сделано — вопрос дальнейших поисков.


* ГАОО фонд 16 опись 63 дело 245

Княжеская 7.
Хоть на верху сохранился не изуродованный балкон

Не так давно вдруг на этом балконе на втором этаже убрали окна, Я обрадовался, думал у людей совесть проснулась, благо примеры этому есть — например на доме 13 тут же по Княжеской люди сделали вполне приличный балкон, не нарушающие архитектуру здания. Куда там… Через день снесли старую решетку, а через неделю тут появился монстрообразное сооружение, выехавшее вперед наверно на метр. В общем, частная инициатива в действии. Дальше только матом.

В процессе «реконструкции», 2015.

Княжеская 7. Решетка, балкон,

Так что это кадр уже уникален. Решетка балкона уничтожена.

Княжеская 7. Маврокордато.

Фасад по Княжеской

Княжеская 7. Маврокордато.

Маврокордато владели этим домом и участком земли, занимавшем 395 кв. саж. около 30 лет, до 1899 включительно. 4-го сентября 1893 года Александр Матвеевич обратился в Городскую управу с просьбой разрешить ему прорезать вместо окна дверь на улицу в принадлежащем ему доме на Княжеской угол Рождественской. Возможно отец Александра Матвеевича владел расположенным неподалеку домом, тогда имевшим адрес Княжеская 11, а сейчас — 13. Кстати, дом этот, №13, выстроен в 1854 году, с домом №7 они архитектурно достаточно, схожи.
В 23 декабря 1899 года Александр Матвеевич Маврокордато скончался в Париже, и поскольку он не был женат и не оставил наследников, дом перешел к его сестре — (какое имя!) Эрате Матвеевне Севастопуло (Erato Matveyevna Sevastopulo, nee Mavrocordato), (23 марта 1837-22 декабря 1922). Член одного из самых известных в Одессе Женского Благотворительного Общества, Эрата Матвеевна числилась владелицей вероятно до смерти своего мужа, Марка Севастопуло, последовавшей в 1903 году. Возможно тогда дом перешел в совместное владение матери и сына, Карла Марковича Севастопуло (Karl Markovich Sevastopulo). О совместном владении можно судить потому, что в справочнике Вся Одесса за 1914 год оба указаны владельцами этого дома. Карл Маркович был человек весьма в Одессе известный, о чем можно судить по роду его деятельности — он входил в правление Учетного банка, служил в 6-м городском по налогу с недвижимого имущества присутствии, был почетным мировым судьей и директором Комитета Попечительства о тюрьмах, товарищем председателя Общества Покровительства бесприютных детей, товарищем председателя Императорского Всероссийского Общества Садоводства, членом располагавшегося на этой ж улице Русского Технического общества. Женат он был на дочери Валериана Николаевича Лигина, Марие.
В 1898 в доме проживал начальник почтовой экспедиции выдачи и доставки простой корреспонденции коллежский регистратор Иван Васильевич Горжановский**
В 1904-5 гг практически «за углом» находилась хлебная контора Севастопуло.


* все приведенные здесь сведения о семье Маврокордато взяты из L’arbre généalogique de la Famille Mavrogordatos и книги Олега Губаря «Первые кладбища Одессы», оттуда же взяты данные о Севастопуло.
АКОГ 1898, с 54

портрет-второй-четверти-19-века-приобретён-у-Э.М.-Севастопуло-в-1920-году.-Изображена-Эрато-Матвеевна-Севастопуло-урожд.-Маврокордат

По каталогу выставки «Неизвестные и забытые портретисты  XVIII -XIX веков» из фондов Одесского Художественного музея — это портрет второй четверти XIX века, приобретённый у Э.М. Севастопуло в 1920 году. Изображена Эрато Матвеевна Севастопуло, урожд. Маврокордато (?).

Княжеская 7. Двор.

Во двор дома на Княжеской 7 можно попасть только с улицы Рождественской ныне Сеченова, и там открывается вот такой вид.

 


 

7 thoughts on “Княжеская, 7.”

  1. О, так дому оказывается 172 года в этом году будет. И очень уж подозрительно на магазин смахивает — слишком длинный и ни одного балкона, а место для магазина «рыбное». Конечно если бы не чертёж то не обратил бы внимание на размер окон, у верхних этажей они не намного больше.

  2. Парадные лестницы — металлические, конца ХІХ века с самыми обычными чугунными балясинами напоминающими двухстороннюю капитель колонны.

  3. Ну 172 года не этому дому, а тому что на чертеже. Этот по младше лет на 30 наверное будет). Насчет магащина полностью согласен. Скорее всего так и было.

    • Ну почему же? Первому этажу с полуподвалом 172 года будет. Окна маленькие, что очень красноречиво говорит о годе постройки.

      • Т.е Вы думаете что дом просто надстроен? Может быть, может быть. Количество окон совпадают, но немного поменялся шаг в центре, и добавился появился небольшой ризалит справа, но это не отменяет возможности надстройки.

  4. Под 0,5 этажа подразумевается подвал, можно написать и так и так, если подвал жилой.

  5. …хотя в принципе, даже если подвал и не жилой, то всё равно могли назвать 0,5. В прошениях и подписке или комментарии архитектора к прошению иногда используют разную терминологию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *