Дворец Потоцких в Париже. Часть Первая.

Использование материалов сайта только с согласия автора.


25/27 Avenue Friedland


  Часть Первая. Мечислав и Григорий.  


Итак, как мы помним из рассказа о Тульчинском дворце, в 1858 году Император Александр II амнистировал Мечислава Потоцкого и позволил ему уехать во Францию. С тех пор тульчинская ветвь могущественного рода прочно обосновалась во Франции. Как  сложилась их жизнь и где они проживали в "столице мира"? Хотелось бы от души поблагодарить за отличную экскурсию Людмилу Голычеву, работающую в доме Потоцких на авеню Фридлянд в Париже и с увлечением собирающую материал об этой семье и доме.

Мечислав и его незаконнорожденный сын Григорий приехав в Париж, поселились на авеню Монтэнь, что около Елисейских полей. Там же жил и единственный законный сын Мечислава, Николай. В Париж также перебрались отставленная супруга Мечислава, Эмилия и все ее родственники Свейковские, но жили они естественно отдельно. А вот по соседству жила неаполитанская аристократка Роза де ла Режина, с двумя хорошенькими дочерьми, Гаэтаной и Эммануэлой. Первым мужем Режины был принц Пиньятелли, отец ее дочерей, принцесс Пиньятелли. С принцем приключилась весьма драматическая история: однажды он застает супругу, красавицу Розу в объятиях ее блистательного дяди герцога де ла Режина. Обманутый супруг в расстройстве  чувств прыгает на коня, скачет сломя голову, случайно падает и умирает. Легкомысленная вдова недолго горевала. Спустя короткое время, она выходит замуж за герцога де ла Режина и уезжает в Санкт Петербург, где ее муж получает должность Посла Неаполитанского Королевства. Здесь она блистала при дворе Александра II и даже, по слухам, была любовницей князя Горчакова. По словам Гаэтаны, за Розой ухаживал даже сам Император и дарил ей дорогие подарки. После победы Гарибальди и объединения Италии, неаполитанские дипломаты покинули Россию и вернулись в Рим, где Роза скомпрометировала себя скандальными связями и Папа Римский разозлившись, выслал ее из Рима на 5 лет. Вот так она с дочерьми и оказалась в Париже.
Все было очень романтично: братья Потоцкие знакомятся с сестрами Пиньятелли и у них начался роман. Два брата и две сестры поклялись в вечной любви, тайно обручились, Гаэтана с Григорием, а Эммануэлла с Николаем. Только Григорий оказался повесой и вскоре Гаэтана ему наскучила.            
А вот Николай и Эммануэлла Пиньятелли (Emmanuella Pignatelli di Cergharia, 1852-1930) поженились в Лондоне в ноябре 1872-го. И местом свадьбы Лондон был выбран вовсе не из-за любви к британской погоде — они вынуждены были бежать из Парижа! Разразившаяся франко-прусская война как известно, закончилась поражением Франции и концом второго пришествия династии Бонапартов. К тому же началась знаменитая Парижская Коммунна. В общем мясорубка — кто видел фотографии Парижа после подавления Коммуны поймет почему Потоцкие предпочли оставить город.- отдельные дома вполне напоминали снимки времен Второй Мировой. Но Потоцкие не могли бежать просто так! —  Эммануэлла и Николай бежали … на воздушном шаре Леона Гамбеты, будущего Премьер-министра Франции. Это Роза задействовала старые связи в русском посольстве. Мечислав же еще раньше уехал в Лондон. А вот Григорий остался в Париже. Зря…
За три года до описываемых событий, 9-го января 1867 года, Мечислав купил особняк на авеню Фриедланд.построенный в 1857-м году архитектором Орлеанской Железнодорожной компании Пьером-Луи Рено (Jean-Louis Renaud) (известным по проекту расширения Аустерлицкого вокзала между 1846 и 1852). Этот особняк появился в результате дробления имения крупного финансиста Божона. Николая Божон (Nicolas Beaujon (1708-1786)), родом из Бордо, сумел баснословно разбогатеть спекуляциями на зерновой бирже, а также благодаря удачным финансовым вложениям. Его резиденцией некоторое время был особняк д'Эвре, теперь широко известный как Елисейский дворец. Позднее он решил заняться обустройством загородного дома, менее обширного, но очень изысканного – усадьбы Божон. Для этих целей был приглашен архитектор Николя-Клод Жирарден, который выстроил замечательный жилой флигель из кирпича в голландском стиле. Загородное поместье создавалось в несколько этапов: вначале были построены жилые помещения, затем павильоны для увеселений – совсем незадолго до смерти финансиста, а перестройка флигеля осуществлялась уже покупателями, и наконец, в начале 19 века. был открыт парк развлечений. Со времени строительства проспект назывался бульвар Божона.  

Париж, Авеню Фридлянд 27, дворец графа Потоцкого.

Одни из двух кованных ворот дворца по авеню Фридлянд.
 

В самом начале Второй Империи, префект  Парижа, барон Осман (Georges Eugène Haussmann),  собрав группу замечательных специалистов, таких как художник Альфан, архитектор Давью, инженер Бельгран, берется за проект превращения Парижа в современный, блестящий город. Он увеличивает вдвое его площадь  за счет западных кварталов, до того времени не включенных в городскую черту, и прокладывает на этих территориях целую сеть прямых и широких  бульваров и авеню. В ходе этих работ  облагораживаются и застраиваются Елисейские поля,  превращаясь в изящную улицу.  Здесь выстраивались шикарные дачи, куда, подальше от  суеты города, приглашали друзей и дам на праздники и вечеринки в духе времени. Эти усадьбы-особнячки так и назывались  – «фоли» от фр. «folie», что значит «безумие», «сумасбродство», «шалость», «дурачество», «страсть»  – что и в самом деле имело место в этих дворцах-дачах, безумно роскошных  и вычурных.  Некоторые утверждают, что первоначальное название этих загородных особняков  происходит от слова «feuille» — «лист», видимо по созвучию с «folie» имелся в виду «дом, утопающий в зелени». Едва ли не самой знаменитой здесь стала усадьба Николя Божона. Южная часть бывшей загородной резиденции Божона, между современной улицей Шатобриана и авеню Фридланд, была приобретена в 1846 году «Обществом усадьбы Божона» («Société du quartier de la Chartreuse Beaujon»), в котором состояли Блюар (Bleuart), граф Морни и Теодор де Варен. В 1854 г. партнеры решили распродать  усадьбу по частям. Вот из этого разделения и вышли особняк Потоцких, церковь Тела Христова и собственность Арсена Уссэ. Многие из этих прекрасных строений были настоящими городскими дворцами.
Итак, 9 января 1867 в нотариальной конторе Рокбера и Берсона Жан-Рафаэль Блюар
 и граф Мечислав Потоцкий подписали договор купли-продажи, где уточнялось, что сделка совершается в пользу незаконнорожденного сына Мечислава, Григория Эдгара. Сумма сделки неизвестна. Позже, 11 августа 1867 г., у нотариуса Колле, теми же сторонами был подписан второй документ, по которому Григорий Потоцкий становится собственником дворца, находящегося на участке площадью 2948 квадратных метров. В то время Григорию Потоцкому 24 года и он еще не женат. Тем не менее, его отец составляет  нотариальный акт, который гарантирует  Мечиславу Потоцкому, в случае смерти Григория, возврат всего недвижимого имущества, находящегося в  VIII-ом округе, в его собственность. Граф, вынужденный скрывать свое истинное состояние, чтобы пользоваться им и не попасть под указ о конфискации, переводит все на имя Григория, который стал, таким образом, управляющим и подставным лицом своего отца. Еще в 1864 Григорий подписал документ, в котором значится: «Я признаю, что средства, капиталы и акции, помещенные моим отцом во Французский банк и в любом другом месте, мне не принадлежат и были мне доверены единственно из предосторожности».
Здесь у Потоцких были отличные соседи — например ранее, напротив  особняка, в 1848 м году, Оноре де Бальзак купил небольшой дом, вернее пристройку, когда то бывшую частью дворца Божона. Сюда Бальзак привез свою возлюбленную Эвелину Ганскую из Верховни — соседей Потоцких по Подольской губернии (там я тоже был, рассказ ждет своей очереди). Мир тесен! Бальзак умирает два года спустя в 1850 м году, а Эвелина продаст дом баронам Ротшильдам, построившим здесь свой дворец. Собственность Ганской они приобретут после ее смерти. Через два года после покупки особняка именно через Ротшильдов Мечислав получит перевод из России в 3 миллиона 430 тысяч франков, за проданный фамильный Тульчин. Он продаст его своей племяннце, Марии Болеславовне, в замужестве Строгановой.
Тем временем Григорий, оставшись в Париже, и расставшись с Гаэтаной Пиньятелли, поселяет у себя в особняке свою любовницу, Розу Кетте Катана. Она была вероятно немкой по происхождению и обладала поистине железной волей. Всеми силами она стремится женить на себе Григория, но он остается глух к ее чаяниям.  Тогда, раз ее чары бессильны, она решает сыграть на отцовских чувствах своего любовника, и разрабатывает идеальный, как ей кажется способ. Роза выезжает в Барбизон и там внезапно объявляет, что только что стала матерью.  Письмо, адресованное ею графу Мечиславу настоящий шедевр:

«Граф, 18 сентября около половины девятого я произвела на свет светловолосого мальчика. Его большие серые глаза, ротик и подбородок – копия отцовских. У него длинные ручки и ножки, а ладони и ступни просто огромные. Мне необходима кормилица, темноволосая бургундка, прилагаю адреса контор по найму. Не будете ли Вы столь любезны, взять на себя труд подобрать здоровую кормилицу. Я в добром здравии, немного утомлена; у младенца такой же аппетит, как у Григория.
Я также затрудняюсь с выбором имени, Григорий еще не приехал.
С нетерпением ожидаю Вашего ответа и сожалею, что у ребенка не Ваши глаза».

Граф Мечислав конечно же не поверил в отцовство Григория и обратился в суд в Мелуне. Розе же, после осмотра доктора, ничего не оставалось, как признаться, что она не рожала, и ребенок был ею привезен из Англии. Чтобы избежать огласки дело замяли. Но Роза не сдавалась. Если ей не удалось стать женой, то она сделала попытку стать… дочерью! Она несется в Дрезден, к брату графа Мечислава, Александру Потоцкому, который находится на краю могилы. Роза обещает исцелить старика волшебной силой своих волос, и в награду за это, последний удочерит ее. Александр спровадил ее, посчитав сбежавшей из сумасшедшего дома. Вы думаете, что из-за всех этих эскапад Григорий порывает с Розой? Отнюдь. Во время войны они с Григорием даже организовали госпиталь, и Роза самоотверженно ухаживает за ранеными. За это после войны она получила медаль почетной санитарки. 
Между тем, осада Парижа снята, и граф Мечислав пишет из Лондона, что Розе не место в особняке. Тогда Григорий переезжает с Розой жить на виллу неподалеку от Сен-Клу, он 
увлекался военным делом, состоял в армии. Но в один далеко не прекрасный день он был смертельно ранен при взрыве снаряда, залетевшего во время осады Парижа. Григорий нашел его во время объезда своих владений и вероятно, пытался обезвредить.  Григорий умирает 18 апреля 1871 года.  
Через несколько дней после его смерти Роза появилась  во дворце с чемоданами и предъявляет завещание, датированное  4 сентября 1870, где говорится, что она жена Григория, графиня Потоцкая, и что он завещал дворец ей. Но Мечислав и не таких видел и выгнал ее вон. Он разумеется, оспарил как это завещание, так и право своего незаконнорожденного сына на титул графа Потоцкого, он отрицает, что дом на авеню Фридланд принадлежал когда либо Григорию, и объявил также, что и женитьба и рождение ребенка  чистой воды махинация. Граф Потоцкий также изложил суду, что все дело было просто второсортной комедией — в 1867 в Барбизоне роды были фальшивыми, так как доктор, приглашенный после так называемых родов, заявил, что ребенку уже исполнилась неделя.
9 мая 1873г. «Вестник Глиньяни» печатает следующее заключение:

«Вчера Гражданский суд Сены вынес свой вердикт касательно странного процесса в отношении тяжбы, о которой «Вестник» сообщал в прошлый понедельник.  Суд постановил, что дом на авеню Фридланд не принадлежал Григорию Потоцкому, и что истица, Роза Катана не сумела доказать факт женитьбы на ней покойного.  Таким образом, Судом отклонены ее притязания на наследство и запрещено пользоваться титулом графини Потоцкой, в противном случае на нее будет наложен штраф в 50 франков за каждое нарушение этого постановления». 

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki.

Двор за воротами. Когда-то к этой парадной шел мостик, который убрали после того, как сюда въехала Торгово-промышленнвя палата Парижа. На гравюре ниже его можно увидеть.
 

Итак, жизнь Мечислава была весьма бурной и насыщенной благодаря его весьма неуживчивому и взбалмошному нраву; и под конец жизни его характер ничуть не улучшился. Oн практически стал параноиком, все время опасаясь что его отравят, никого не пускал в свою комнату, кроме своей кухарки. По существующей легенде, рассказанной Гаэтаной Пиньятелли, в Киеве цыганка нагадала ему, что он умрет от руки своих детей. По семейной легенде, рассказанной Гаэтаной Пиньятелли, однажды в Киеве цыганка нагадала графу, что он умрет от руки своих детей. Смерть любимого сына сильно потрясла Мечислава. Однако он, видимо помня предсказание цыганки, решил отказать в наследстве своему единственному законному сыну Николаю. Возможно, он также злился, что у Николая и Эммануэллы нет детей, и род угаснет. Вероятно все эти страхи и опасения, а также непомерное желание не оставлять наследство никому из родственников — ни первой жене Дельфине Комар, ни второй жене Эмилии Свейковской, свели Мечислава в могилу. Перед смертью он написал и повесил над кроватью: "Я лишаю наследства Николая!!!" — чтобы не было никаких неясностей.  Чтобы как-то смягчить умирающего графа, Эммануэлла Потоцкая, изобретательная жена Николая, составила хитроумный план  при помощи дальнего родственника графа де Сент-Клера, и буквально в последний день перед смертью раскаявшийся Мечислав оставил наследство Николаю. 

Чтобы оценить потрясающую красоту интерьеров парижского дворца Потоцких смотрите Часть Вторую.


 

8 thoughts on “Дворец Потоцких в Париже. Часть Первая.

      • Ваша замечательная работа сразила наповал. Или хобби? (Но увлечение, которое забирает все свободное и несвободное время — это вторая жизнь. А Вы, похоже, почти одержимый..)))Завидую Вам белой завистью. Спасибо,  что делитесь с нами.

        • Вот не знаю теперь, какая из двух жизней первая — хотелось бы, чтобы та, что связана с сайтом.

  1. Спасибо Вам за такие шикарные материалы!!!! Я в полном восторге от вашей работы\хобби. Просто бродила по интернету в поисках портретов Потоцких, надеясь увидеть в каком-то портрете намек на фамильное сходство … но попав на ваш сайт даже забыла, зачем заходила.. зачиталась.. Обалдеть! Спасибо!

  2. Мечтаю попасть туда, т.к. сам родом из г.Тульчин (Винницкая обл.,Украина), от куда родом Мечислав (Михаилом перекрестился чтобы уменьшить сроквтюрьме под Воронижем) Потоцкий. Обокрав свою родную мать — Софию Потоцкую (в честь которой заложен парк «Софиевка» г.Умань), он вкладывает коллосальные деньги в банки Франции и становиться мультимиллионером. От сюда и шикарный дворец в Париже.
    А от Парижа (210 км) в замке Монтризор — его могила и масса вещей с Тульчинского дворца. Жаль они не всем доступны, особенно архив его отца — Станислава Потоцкого.

    • Материал о Тульчине у меня есть — http://www.sergekot.com/tul-chin/

      А о Монтрезоре будет.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *