Леськова. Часть III. Пан Тадеуш и его лошади

Здесь я хочу дать две истории Тадеуша Даховского. В одной будет рассказано о его жизни и страстном его увлечении, в котором он столь многого добился. В другом будет так сказать, взгляд со стороны, но излагать его будет никто иной как генерал армии Польши и одновременно Советского Союза, герой Великой Отечественной войны. Так случлось, что свое детство он провел в имениях Тадеуша Даховского Леьскова и Хейлово. где батрачил его отец, а потом подрабатывал рассыльным и он сам. Конечно, воспоминания эти пропитаны идеологией, излишки которой я попытался убрать, но такой вот взгляд с другого мира, думаю будет весьма полезен и интересен. Тем более, что как всегда в советских публикациях нужно уметь читать между строк — например то, что один отец будущего генерала с трудом мог прокормить свою семью конечно печально, но до тех пор пока не прочтешь, что в семье было семеро детей, и жили они в доме, предоставленном им Даховским, ну и так далее, А еще будущий генерал очень любил цветы, любовь к которым привила ему его мать. Думаю читателю будет очень интересно сравнить две жизни. Фрагменты из воспоминаний генерала Станислава Гиляровича Поплавского "Товарищи в борьбе" я выдели белым цветом. 
Итак — начнем, начнем с аристократической истории Тадеуша Даховского и его лошадей.
Нужно сказать, что отец Тадеуша, Казимир Александрович, тоже было коннозаводчиком, но лошадей он разводил вероятно более для собственной потехи, не участвуя в каких либо выставках или соревнованиях. Зато с самого детства Тадеуш мог заниматься верховой ездой, что видимо и предопределило выбор его жизни. Однако свою ездовую карьеру Тадеуш начал довольно поздно, в 1896 году, когда в возрасте 28 лет принял участие в соревнованиях, проходивших в Ярмолинцах. Там проводились ежегодные конно-спортивные состязания, организованные на хорошем уровне Ярмолинецким Обществом поощрения конного спорта. Конкурс был разработан для господ офицеров и джентльменов и состоял из различных видов соревнований — прыжков, выездки, кросс-кантри, стипль-чеза и других. В качестве наград победители получали серебряное пяти-фунтовое ведерко, золоченое изнутри и бронзовую статуэтку стоящего на задних лапах медведя. Медведя получал наездник, ведерко — лошадь, на которой он выступал. Проблема была в том, что с 1894 года призы,  в связи с невыполнением участниками условий конкурса. не присуждались. Даховский выступил на двух своих собственных лошадях, одну из которых звали Медуза. Медузу он купил у помещика Булатовича, и это была очень известная лошадь, выигравшая до этого соревнования на выносливость в Санкт-Петербурге. В Ярмолинцах Даховский и Медуза взяли главный приз, это была его первая подобная награда.

К началу первой мировой войны наша семья перебралась на Киевщину.      Отец стал батрачить у пана Даховского, владевшего огромными поместьями в Липовецком уезде. Только в селе Хейлово, где мы жили, у Даховского было четыре тысячи десятин земли, ему принадлежало имение с большим парком и господским домом в Лескове, а также земля в небольшой,    окруженной лесом деревне Матвеихе. Рассказы селян о несметных его   богатствах впервые заставили меня задуматься над несправедливостью,  царящей в мире, и суровость моего отца становилась более понятной
Нередко я заходил с матерью в огород. Он, как и наш дом, был собственностью помещика. Нам принадлежали только цветы, за которыми заботливо ухаживала мать. Яркие, красивые, они росли вдоль забора, привлекая внимание прохожих.
​От матери я на всю жизнь унаследовал любовь к цветам. Даже на фронте, в минуты затишья, собирал иногда скромные полевые цветы и нес их в  свою землянку. Они напоминали мне далекое детство... Моим лучшим другом был Нестер Снежко - не по годам серьезный и очень впечатлительный парень. Он был на несколько лет старше меня и посещал начальную школу в местечке Монастырищи. Бывало, я подолгу бродил возле дома своего "учителя", ожидая его возвращения из школы. Нестер приносил учебники и книги, над которыми я просиживал часами. Он привил мне любовь к     книгам, а книги открыли предо мной новый, ошеломляюще богатый мир. Я начал внимательно присматриваться ко всему окружающему.

Окончив свое образование в Дрездене и вернувшись в 1894 году в Леськова, Тадеуш получил свое первое приглашение на охоту par force — в лучших английских традициях, с действом из восьми частей, с собаками, к графу Иосифу Потоцкому в его имение Антонины, где подобные охоты проводились с 1884 года. Но первый блин вышел комом — предоставленный Даховскому из конюшен в Антонинах отличный конь Дублет, Тадеуша не влюбил и понес, да еще в сторону, противоположную охоте. Видимо именно этот случай стал тем событием, которое заставило его стать одним из лучших наездников Европы. Опозорившись перед лицом цвета тогдашней аристократии, он понял, что должен научится держаться на лошади лучше их, и сделал это. Далее приходится с некоторой грустью констатировать, что местом, где раскрылся талант Тадеуша Даховского к верховой езде было не Леськова, а Антонины. Именно здесь, в Антонинах. раздосадованный своей неудачей на охоте молодой человек нашел своего учителя, которым стал Эгон Кадих (Egon Kadich), руководивший в Антонинах конюшнями графа Потоцкого для охотничьих лошадей. Эгон Кадих был дипломированным инструктором Военного Института Верховой езды (Militär Reitlehrer Institut) в Вене. Тадеуш был восхищен манерой герра Кадиха держаться в седле, особенно при преодолении препятствий, и попросил научить его этому, прочтя курс лекций. Эгон согласился, предупредив, что наука эта очень тяжелая, требующая максимальной концентрации и отдачи, и что одними лекциями не отделаешься — нужны будут изнурительные практические занятия. В результате Тадеуш в течении шести недель, несмотря на суровую зиму, случившуюся в тот год в Антонинах, где он основательно задержался, ежедневно, с 8-ми утра и до 12, а затем с 2 до 4-х, меняя по 6-8 лошадей в день, учился держаться в седле. Главные, чему обучал герр Кадих Тадеуша, было обретение правильного баланса в седле, на любой лошади, при любой манере езды, и конечно, умение подчинить любого коня своей воле. В дальнейшем, став знаменитым на всю Европу наездником, Тадеуш Даховский всегда вспоминал Эгона Кадиха, подчеркивая, что всеми своими успехами он обязан ему. 

Тадеуш Даховский на частных соревнованиях в Антонинах, 1901

Тадеуш Даховский на лошади Nevermind во время прыжка через препятствие. Антонины, 1901
 

Очевидно, упорство молодого человека стало причиной того, что граф Иосиф Потоцкий, другой знаменитый любитель чистокровных лошадей, на следующий год повторил свое приглашение на аристократическую охоту в Антонинском имении, и с тех пор Тадеуш получал его всегда.  Охота par force считалась отличной школой верховой езды — куда более сложной, чем прыгать на лошади через расставленные в одних и тех же местах заранее известные препятствия. Охота, в лесной чаще, с ее непредсказуемостью, с необходимостью моментально принимать решения и выбирать лучший путь, демонстрировать ловкость и храбрость — это было пожалуй лучшей выучкой для Тадеуша. В пользу этого так же говорит то, что будучи ежегодным участником этих сезонных охот, пан Тадеуш затем, на международных соревнованиях в конном спорте всегда оставался в числе лидеров

Тадеуш Даховский на жеребце Highflyer

Тадеуш Даховский на жеребце Highflyer, 1899 год. Это первый конь высоких кровей и отличной подготовки, который попал в руки Тадеуша Даховского. Он отличался умением прекрасно прыгать, за что видимо и получил свое имя. С этим конем пан Тадеуш за полтора года добыл 11 своих первых наград в различных конных соревнованиях. В 1899 году, на закрытом частном конкурсе в Антонинах у Иосифа Потоцкого на этом жеребце он выиграл практически все награды, за что был провозглашен "Королем сезона". 
Фотография из собрания Ивана Бентчева 
 

Начнинвая с 1896 года в Антонинах стали проводится приватные конные соревнования, носившие элитарный характер. Объявления о них распространялисьна на страницах журнала "Наездник и Охотник", и вскоре пан Тадеуш также стал здесь желанным гостем и участником, выиграв множество наград в различных конно-спортивных конкурсах
В 1909 году в Антонинах состоялась юбилейная 25 охота, потребовавшая от участников выложиться до конца. В ней конечно же принимал участие и пан Тадеуш.

W. Kossak, Zaproszenie na polowanie jubileuszowe

Приглашение на юбилейную, 25-ю охоту в Антонинах, выполненное художником Войехом Коссаком
 

Тадеуш Даховский дважды выступал на скачках в Риме и Браччано и дважды в знаменитой гонке с препятствиями в Пардубице в 1912 и 1913, где на чистокровном жеребце Цеппелин оба раза занял второе место.
В том же году знаменитый польский живописец Войцех Коссак (Wojciech Kossak) написал портрет Тадеуша Даховского, изобразив его конечно 'же во время охоты, на тогдашней любимой лошади по кличке Мира, в окружении трех охотничьих псов. Потрет был в экспозиции Общества Изящных искусств. Называлась работа "Потерянный след", и изображала сцену из реальной охоты 1906 года в Антоннинском имении, когда ее участники пытались отыскать потерянный след оленя, а нашел его именно Даховский на своем коне Четрдахе. 

Войцкех Коссак, "Потерянный след"

Войцкех Коссак, "Потерянный след" 
 

Впрочем, в конной карьере Даховского не всегда все шло гладко — например на соревнованиях дважды падала его лошадь Tenebreuse, многие упрекали его в том, что он при преодоление препятствий излишнее внимание уделяет красоте шага, и поэтому его лошади сбивают препятствия. В 1911 он упал с лошади на стипль-чезе, сломал несколько ребер, но мужественно закончил выступления. На следующий день он вынужден был уехать на серьезное лечение в Варшаву. Были и дисквалификации.

По вечерам над деревенскими садами плыли веселые и грустные, полные  раздумья украинские песни. К поющим парням и девчатам присоединялись и молодые пленные австрийцы, волею судьбы очутившиеся в Хейлово. Они  работали на помещика и в пределах его владений ходили свободно, без   надзора. Дом, в котором они жили, находился рядом с нашим, и я вместе с друзьями часто проводил там свободное время. Австрийцы хорошо играли на губной гармошке, балалайке и мандолине. Это были простые деревенские парни, и я никак не мог понять, почему их называют врагами. Ведь мы, батраки (я в ту пору уже трудился на помещика), в полном согласии работали вместе с ними в поле, в саду, на конюшне.
- Сташек, пойдешь пахать под сахарную свеклу, - объявили мне однажды. Запряжешь семь лошадей а будешь их погонять.
- А кто за плугом? - спросил я.
- Да пленный, поляк...
Так я познакомился с Яном Новаком, бывшим солдатом австрийской армии, который стал потом моим закадычным другом и учителем, заменив покойного Нестера.
Хорошо нам работалось с Яном в поле, у него многому можно было    поучиться.
- А что вы делали дома? - спросил я однажды.
- То же самое, что и здесь, - ответил Ян. - Разница лишь в том, что  там я работал на графа Потоцкого, а здесь на пана Даховского. А это   одно и то же.
Ян стал со мною откровенен. Я узнал от него о разделах Польши, о том, как кайзеровская Германия, Австрия и царское самодержавие угнетают  польский народ. Он рассказывал мне о красоте польских городов, о Кракове, в котором родился. Я глубоко задумывался над его словами, но     никак не мог понять,  почему поляки, люди одной национальности,  носят мундиры разных армий и воюют друг с другом.
- Ян, - спрашивал я, - а пан Даховский знает, что вы поляк? Помогает вам?
- Пан - он и есть пан, а мы с тобой холопы. Пан всегда будет поддерживать только богатого.
Помолчав, Новак сказал несколько тише:
- Верь. Придет время, и польский, и русский, и украинский народы     будут хозяевами на своей земле.

Леськова, Конная прогулка  у замка.

Леськова, Конная прогулка  у замка.
 

Вскоре Даховский сам стал одним из организаторов соревнований, принимая участие в деятельности Ярмолинецкого Общества, и аналогичного в Пётркове, на территории Королевства Польского. На его чистокровных лошадях выступали многие известные наездники того времени. Редактор элитарного тематического журнала "Наездник и Охотник" Станислав Ватовский писал о нем: — "Такого искушенного в конкурсах всадника  как господин Даховский, до сих пор у нас не было. Г-н Даховскийi может идти вперед и бороться на европейских соревнованиях первого класса и приходится сожалеть, что должно быть обстоятельства не позволили ему принять участие в Международном турнире в Турине. (…). При нашем отсутствие хороших лошадей и всадников, конкуренция с господином Даховским, прекрасном наезднике, имеющем хороших лошадей, очень затруднительна, но его пример может стать и стимулом и поощрением". Он обладал каким то природным чутьем на хорошую лошадь, часто скупая лошадей, отбракованных в других известных конюшнях за беспокойный нрав, агрессивный характер или еще что ни будь. В руках Тадеуша они становились чемпионскими лошадьми. Так например было в случае с Nevermind и Чатырдахом, а также многими другими лошадьми. 

Dachowski с лошади Sodalis (в седле) и Zeppelin, конные соревнования на ипподроме в Варшаве на ул. Агрикола 1912

Тадеуш Даховский и лошади Sodalis (в седле) и Zeppelin на конных соревнованиях на ипподроме в Варшаве на ул. Агрикола 1912
 

В 1907-1910 Тадеуш выступал в Проскурове, (ныне Хмельницкий), где тамошнее Скаковое Общество также проводило различные конно-спортивные соревнования, в том числе и самые любимые Тадеушем конкурсы кросс-кантри стипль-чез — бега с препятствиями. С 1911-го он каждый год приезжал на конкурсы, организованные в Ровно. Присутствие столь знаменитого наездника всегда приковывало внимание прессы, публиковавшей статьи и фотографии под громкими заголовками — скажем — "Небывалый прыжок Даховского на Цаппелине…" 

Тадеуш Даховский, выступление в Проскурове.

Проскуров. 1909, Тадеуш Даховский, выступая на лошади Мира установил всероссийский рекорд по прыжкам в высоту — 1м 86 см. На снимке первая попытка, когда Мира снесла один кирпич препятствия. 
 

Участвовал он и в соревнованиях, проходивших на территории Королевства Польского, в частности в Плавне, где происходило масштабное мероприятие, привлекавшее множество наездников, коннозаводчиков, любителей и просто зрителей. В1899 году Даховский выиграл на лощади Житана стипль-чез для лошадей старше 4 лет на дистанции 4 версты с 12-ю прептствиями. В награду он получил золотой жетон от Плавенского Общества, и 800 рублей серебром от Скакового Общества Царства Польского. Вскоре Плавенское Общество стало строить новый ипподром в Петркове, вложив в это огромные по тем временам деньги, почти 35 тысяч рублей, Этот ипподром на долгие годы стал пожалуй главным в Польше. Даховский регулярно выступал там с 1904 по 1914 годы, а также в 20-е годы, после больших политических событий 1917-1919 годов,. Там же он часто был членом комиссии коннозаводчиков, присуждавшей награды победителям  выставок лошадей. 
В 1912 году на улице Агриколь в Варшаве прошла Спортивно-Промышленная выставка, где в разделе Спорт внимание многих привлекла красивая витрина Тадеуша Даховского с коллекцией его наград. добытых на различных соревнованиях и в разных городах, числом более двухсот, с множеством фотографий и тем самым портретом кисти Коссака. 

Тадеуш Даховский на лошади Мира, Варшава, 1908
Тадеуш  Даховский на лошади Мира, Варшава, 1908. По воспоминаниям редактора журнала "Наедник и Охотник" Витовского, лошадь Мира производила впечатление машины, созданной для постоянного ускорения. Ее характер, смелость и уверенность вызывали восхищение. 
 

В 1910-1914 он успешно выступал в соревнованиях в Вене, Будапеште, Берлине, Марбурге, Львове, Кракове, Пардубице и Праге, Варшаве. В 1913-м в Будапеште он просто разгромил всех, завоевав целых семь наград и 4700 крон. Кстати, выступал  он и у нас, в Одессе, на нашем ипподроме на 4-й Фонтана…

Тадеуш Даховский на лошади Мира, Вена. 1910-13 гг

Тадеуш Даховский на лошади Мира, Вена. 1910-13 гг
 

Нужно сказать, что при всем своем увлечении лошадьми и конным спортом, Тадеуш Даховский не был чужд пррогресса и был однми из пионеров автомобильной польщи, владея минимум одной машиной и состоя членом Общества Автомобилистов Королевства Польского.
В историю Варшавы Тадеуш запомнится как один из создателей ипподрома Służewca, Впрочем. не только конный спортом он жил — в частности, он был активным участником реставрации Collegium Maius — Ягеллонского университета в Кракове. 
После создания независимой Польши он также продолжил выступление, но уже на чужих лошадях, продолжая завоевывать награды. Одним из его последних выступлений за границей стали соревнования в Вене в 1921 году, где на лошади Орхидея он выиграл первый и второй призы. Нужно сказать, что Тадеуш Даховскпий стоял у истоков конно-спортивного движения независимого Польского государства, например известно, что он был входил в состав отделения Польского Комитета Олимпийских игр в Варшаве.  


Теперь отправимся осматривать парк имения. Там же я продолжу выдержки из мемуаров генера Поплавского, в которых крайне интересны его впечатления о том, как он побывал в имении Даховского и о судьбе имения во время Гражданской войны…

— вернуться на заглавную страницу о Леськове