Сутиски. Усадьба и история.

Использование материалов сайта только с согласия автора


Еще одно удивительно красивое место — бывшее имение графов Гейденов — расположилось на берегу Южного Буга, этой наверное одной из самых живописных рек в мире. Имение тесно связано с двумя военными, оставившими свой след в нашей истории. Это, конечно, его владелец, генерал от инфантерии граф Дмитрий Федорович Гейден и маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский.

Сутиски. Дорога к имению.

Сначала пройдемся по парку… К имению ведет красивая аллея, обсаженная стрижеными кустами.
 

Причем о маршале Малиновском я даже расскажу раньше. чем об устроителе и владельце этого имения, графе Гейдене. все потому, что уже после Второй Мировой войны, прославившей имя Малиновского, маршал написал воспоминания озаглавленные "Байстрюк", в которых есть места, посвященные Сутискам. Эти воспоминания любезно предоставила мне дочь маршала, Наталья Родионовна Малиновская, с чьего разрешения я здесь публикую отрывки, касающиеся Сутисок. Родион Яковлевич очень интересно и познавательно рассказывает о бывшем здесь огромном имении и порядках, в нем царивших, о радостях и горестях простых людей тех лет. о давно ушедшей от нас жизни до-революционной России. Благодаря любезности дочери маршала, Наталье Родионовне, у меня есть великолепная возможность иллюстрировать свой рассказ не только фотографиями, но и цитатами из готовящегося к печати издания этих воспоминаний. Но в начале хочу коротко заметить, и с большим удовольствием, что как и многие выдающиеся люди, которых я описываю на страницах своего сайта, Родион Яковлевич связан с моим родным городом, Одессой, где он родился в 1898 году. В Сутиски же они с матерью переехали к родственникам, где мать, Варвара Николаевна, устроилась работать на кухню в местную больницу, о которой чуть ниже и где ее однажды.. но об этом тоже позже. А теперь — читаем отрывки и идем смотреть! 

Проехали кирпичные домики под жестью, где квартировали те, кто служил в экономии у графа: столяр, кучер, механик с водокачки, слесарь и кузнец. Имение у Гейденов  большое, благоустроенное. Ровное  бескрайнее поле барских хлебов уходит за горизонт. На берегу речонки — господская водокачка.
Уже виднелись большие, никогда не закрывавшиеся ворота экономии…

(здесь и далее — цитаты без указания авторства — из книги "Байстрюк" Родиона Яковлевича Малиновского)
 

Ворота усадьбы Гейденов. Сутиски.

Вот те самые "никогда не закрывавшиеся" ворота. У въезда  —  домик привратника и башня для караульного, выстроенные, ка мы далее увидим, в общем архитектурном стиле всего имения.
фотография Максима Ритуса
 
Сутиски, Ворота.
 

Сутиски. Ворота с о стороны имения.

Сутиски впервые упоминаются в XVI веке. Вроде бы с 1569 года село принадлежало нетитулованой знати в лице Комаров, а уже в 1576 году Василию Гулевичу было предоставлено право на ярмарки, торги и корчмы в Сутисках.  Дальше удалось проследить, что в 1611 году владельцы Сутисок Гулевичи отдали часть его Житинским*. После Сутисками владели Потоцкие, а в XIX веке — некто Александр Беккерт, от которого они и перешли к фамилии графов Гейден. Вот что писали о Сутисках в 1901 году."

Расположено при рѣкѣ Бугѣ… Климать села, благодаря обилію садовъ, окружныхъ лѣсовъ и проточной водѣ Буга, представляетъ благопріятныя условія для здоровья…**


* И. Дорош "Землевладение украинской шляхты на Брацлавщине. С конца XIV к середине  XVII в.."
** Труды Подольского Епархиального историко-статистического комитета. Выпуск IX-й.  1901
 

Хаты в Сутисках утопают в садах. На отшибе, по левой стороне, большой длинный амбар, за ним — поле. Справа — больничная территория, отделенная от улочки, скатывающейся к реке, широким рвом и насыпью, заросшей будяками  и колючками.
В больничный сад, где много груш, яблок, сладкой черешни и шелковицы, любят забираться сельские ребятишки….
В главном корпусе — приемная, амбулатория. Прием больных по вторникам и пятницам. … В больнице есть свой водопровод и канализация с так называемым «местным поглощением». О, это великое дело, гордость всех служащих больницы — водопровод и канализация! 
Василий Павлович Царев — главный врач больницы, солидный человек лет сорока, весьма представительный и приятной наружности … Живет Василий Павлович напротив главного корпуса — на втором этаже почти квадратного дома из красного кирпича. А на первом кухня с пекарней (если можно так назвать большую печь в углу кухни). Тут же, на первом этаже, прачечная, отгороженная от кухни капитальной стеной. 

Сутиски. Башня ворот.
Башня для караульного.
 

Сутиски. Знак.

Нас встретил вот такой стенд с указанием того, куда мы попали. Вот только если вы думаете, что пройдя по главной аллее  парка ыы увидели уже нарисованный нашим воображением дворец в готическом стиле — мне придется вас разочаровать. От дворца Гейденов остался лишь маленький флигелёчек….
 

Имение купил граф Дмитрий Федорович Гейден. Его отцом был Федор Логинович Гейден, сын  русского адмирала (голландца по происхождению), героя Наварринского сражения, сподвижника Ф.Ф.Ушакова,  Логина (Людвига Сигизмунда Якоба) Петровича Гейдена (1772-1850). Генерал-адъютант, генерал от инфантерии, член Государственного Совета граф Федор Логинович Гейден (1821-1900)  с мая 1881 по 1897 занимал пост Финляндского Генерал-губернатора и Командующего войсками Финляндского Военного округа. Интересно, что и в Голландии семья Гейден была хорошо известна. Матерью Людвига Гейдена была английская графиня Атлон. Сам же Людвиг вошел в историю Голландии как человек, однажды спасший всю местную королевскую семью — когда в конце XVIII века в Голландии началась революция, королевской семье пришлось спасаться бегством, и вот, молодой морской офицер Людвиг Гейден, на простой рыбацкой лодке вывез всю семью в Англию! По возвращению в революционную Голландию новые власти его подвиг не оценили, арестовали и приговорили к смертной казни. Но в 1790-м году ему удалось бежать из тюрьмы, и сбежал он в Россию, где поступил на службу к Екатерине II, которая умела ценить людей. Женат Людвиг был на дочери шведского адмирала…*


* Записки графа Д.Ф. Гейдена. 
 

Гейден, Федор Логгинович, граф, Свиты Его Величества генерал-майор.

Граф Федор Логинович Гейден
 

У Федора Логиновича и его супруги, Елизаветы Николаевны  (1833-1894), урожденной графини Зубовой, было трое сыновей — Николай, Дмитрий и Александр Федоровичи. С. М Лукьянов, вспоминая выдающегося историка Соловьева, упоминает и семью Гейденов: — "Из числа слушателей Соловьева нужно назвать графа Александра Федоровича Гейдена. Его отец, граф Федор Логинович Гейден, был Начальником Главного штаба, а потом Финляндским Генерал-губернатором. Соловьев сблизился и с родителями графа А. Ф. Гейдена: бывал у них в гостях, обедал. Когда Соловьев начал читать в университете, граф А. Ф. Гейден был уже студентом третьего курса, специалистом у Владиславлева. Впрочем, он уже тогда подумывал о службе во флоте. Соловьев очень любил Гейденов, и они высоко ценили его. Жена графа Ф. Л. Гейдена — Елизавета Николаевна (рожденная графиня Зубова. Это была женщина выдающихся достоинств; известна, между прочим, своею деятельностью по Георгиевской общине сестер милосердия. Старший брат графа А. Ф. Гейдена, Николай Федорович, был потом старостой Казанского собора. Третий брат, Дмитрий Федорович, служил предводителем дворянства. По образованию это был математик. Двоюродный брат, граф П. А. Гейден, состоял членом Государственной думы. Все эти старшие члены гейденовского рода близкого отношения к Соловьеву не имели, кроме того, что встречались с ним в доме родителей графа А. Ф. Гейдена, которые принимали его очень радушно. Граф А. Ф. Гейден умер в Москве около года тому назад. Сколько известно, он до конца своих дней оставался верен памяти Соловьева"*. Помимо сыновей родились три дочери — Мария, Елизавета и Александра. Мария Федоровна вышла замуж за графа Александра Дмитриевича Шереметева, владельца соседнего имения в Тимановке.


* С. М Лукьянов Запись бесед с Э. Э. Ухтомским
 

 Герб графов Гейден

Сутиски. Флигель с башней.

А вот и то единственное, что по-видимому осталось от самого дворца. Конечно я говорю о башне, а не о розовой постройке справа, это уже современная достройка.
 

Сутиски. Дуворец графов Гейден, башня

С этой стороны башня уже оштукатурена цементом и утратила часть своего оачарования. Но если обойти ее, то можно  немного себе представить, какой она была.
 

Сутиски. Башня дворца.

Хотя здесь тоже имеются следы штукатурки, но осталася угловая рустовка, которая характенрна для всех сохранившихся построек имения
 

Если так красива даже весьма подпорченная башня, то каким был сам дворец? Удивительно, но именно об этой башне упоминает и Родион Яковлевич Малиновский, который оставил нам наверно единственное сохранившееся описание дворца графов Гейден:

Весной Варвара Николаевна вместе с сыном переехала в графский дворец, палац, как его здесь называли, и поселилась в комнатке рядом с башней. Окно комнаты выходило на парадную сторону; отдельный ход вел через башню на улицу, а по винтовой лестнице можно было спуститься в кухню в полуподвал. Окна кухни находились почти вровень со скалой, на которой, возвышаясь над Бугом, стоял графский дворец. Из их комнаты можно было попасть и в графские покои 
Дворец был добротный, в два этажа, со множеством комнат самого разного назначения. Графские покои богато и со вкусом обставлены; чудесный узорчатый паркет покрыт мягкими персидскими коврами; стены украшают штофные обои, а кое-где и гобелены.

Сутиски. Башня флигеля.

Уж не знаю радоваться или плакать, глядя на это — конечно хорошо, что башня теперь не разваливается (с этой стороны), но то, что часть уничтожена этим ремонтом — еще хуже. А маленькие дети, что тут учатся, будут считать это нормальным. 
 

Сутиски. Башня и уцелевшая часть флигеля.

Сутиски, башня, из книги Малакова.

Единственное более менее старое изображение, что мне удалось найти — из книги В. Малакова "По Брацлавщине". Книга выпущена в свет в 1982 году. Еще видны флюгеры на башне и стрельчатая арка внизу.
 

Сутиски. Имение Гейденов. Оставшаяся часть дворца..

Если завернуть за башню, то увидим еще одну оригинальную, более-менее сохранившуюся часть дворца. Только осторожно тут, флигель стоит на краю довольно крутого склона.
фотография Максима Ритуса
 
Сутиски. Имение Гейденов. Оставшаяся часть дворца.
фотография Максима Ритуса
 

Сутиски. Уцелевший флигель.

Здесь небольшая площадка перед задним фасадом дворца. Точнее его маленького бокового флигеля…
 

Именно об этих окнах, выходящих на Буг, рассказывает в процитированных выше строчках Родион Малиновский.

Сутиски. Уцелевшая часть флигеля.

Хоть и с металопластиком, но еще "та" в оформлении. Эх, взглянуть бы хоть одним глазком на то, каким он был… Но нет, ни одной фотографии с запечатленным на ней старым двоцом до сих пор найти не удалось…

Сутиски. Имение Гейденов. Оставшаяся часть дворца, боковой фасад.

фотография Максима Ритуса
 

Сутиски. Остатки печной трубы дворца.

За флигелем можно разглядеть остатки печной трубы дворца.
 

Сутиски. Вид на сохранившуюся часть дворца.

Сутиски. Имение Гейденов. Вид на дворец и Южный Буг
Из окон дворца, стоящего на высоком холме,  видна прекрасная долина Южного Буга.
 фотография Максима Ритуса
 
Сутиски. Имение Гейденов. Вид на дворец и Южный Буг...
фотография Максима Ритуса
 
Сутиски. Имение Гейденов. Оставшаяся часть дворца, вид свкрху.
фотография Максима Ритуса
 

Варвара Николаевна быстро освоилась на новом месте. Когда графский повар, безногий дядя Кирилл впадал в запой, она его заменяла, а в остальное время выполняла обязанности экономки, вела хозяйство: заботилась о столовом белье, посуде, фруктах, ягодах и битой птице к столу. Мебель, ковры и содержание графской половины были делом старшего лакея Лаврентия Егоровича, чаще просто Лаврентия. 
У Варвары Николаевны нередко случались разногласия с Карлом Карловичем, управляющим. Он забирал с короварни для нужд экономии большую часть удоя, а Варвара Николаевна хотела, чтобы все молоко сепарировалось в молочной, и к графскому столу можно было подать вдоволь масла, сливок и сметаны. Все лето и осень она работала в молочной и на кухне — заготовляла варенья, сиропы, квас и шипучки, а потом все это спускала в ледник, заполняя полки рядами банок и бутылок, тщательно закупоренных, обвязанных и даже залитых сургучом для герметичности. Простой хлебный квас хранился на льду в бочках, а с изюмом — в бутылочках.


Сутиски. Имение Гейденов. Оставшаяся часть дворца, боковой фасад..

Вид на сохранившуюся часть дворца сзади.
фотография Максима Ритуса
 

Теперь подробнее о самом хозяине имения, графе Дмитрие Федоровиче Гейдене (1862-1926). Окончив Санкт-Петербургский университет он поступил вольноопределяющимся в 12-й Гусарский Ахтырский полк, где был произведен в офицеры. В 1891 г. окончил Николаевскую академию Генерального штаба, затем служил полковником Генштаба. После русско-японской войны вышел в отставку. Был избран депутатом в Государственную Думу. Дмитрий Федорович был Предводителем дворянства в Винницком уезде Подольской губернии, Уполномоченным Жмеринского упрощенного правления, и кроме Сутисок владел еще  тремя тысячами десятин в Смоленской губернии и еще четырьмястами — на Кубани. Он впервые на Подолье телефонизировал населенные пункты, соорудил множество предприятий, винокурню, мельницу,  школу, дома, некоторые из них используются и по сей день. После начала в 1914 году Великой войны, столетие которой мы сейчас отмечали, и более известной нам как Первая Мировая, Дмитрий Федорович вернулся в армию и был назначен исполняющим  должность дежурного генерала в штабе 8-й армии генерала Брусилова. В 1916 состоял в той же должности при штабе генерала Каледина, сменившего Брусилова в командовании армией. Оставался в этой должности до конца 1917 г.

Дмитрий Гейден

Граф Дмитрий Федорович Гейден
(фотография взята  отсюда, но точной уверенности что это именно Дмитрий Федорович у меня пока нет, но пока что это единственное найденное мной его изображение)
 

Дмитрий Федорович был женат на Екатерине Михайловне Драгомировой, дочери генерала-от инфантерии Михаи́ла Ива́новича Драгоми́рова (1830-1905), героя Русско-Турецкой войны 1877-78 гг, кавалера высшего ордена — Андрея Первозванного, Командующего Киевским Военным Округом. Другая дочь Драгомирова, Софья, была замужем за генералом Александром Сергеевичем Лукомским, генерал-квартирмейстером штаба Верховного главнокомандующего в Первую мировую, а позднее — одним из организаторов Добровольческой армии.
А вот как вспоминает о Екатерине Михайловне Родион Яковлевич Малиновский (рукопись"Байстрюк" написана в виде романа, маршал рассказывает о себе как о мальчике Ване, и владельца имения называет именем Александр вместо Дмитрий, хотя у графа Дмитрия Федоровича и был младший брат Александр; имена же других героев романа совпадают с их реальными именами). Из этого же отрывка мы узнаем, почему собственно будущий маршал и его мать оказались в имении Гейденов,  

Ване запомнились посещения больницы графиней Гейден с благотворительной целью. Графиня Екатерина Михайловна Гейден, урожденная Драгомирова , красивая, высокая женщина лет тридцати с небольшим, в трауре по недавно умершему отцу, ходила по палатам, раздавая раненым нательные крестики и маленькие медные иконки. Счастливчикам перепадали носовые платки. 
Заглянула Екатерина Михайловна и на кухню, поинтересовалась, чем кормят раненых. А когда поздоровалась с Иваном Ивановичем, отставной унтер-офицер вытянулся в струнку, держа руки по швам, и гаркнул: 
— Здравия желаю, Ваше сиятельство!
Графиня улыбнулась — по всей видимости, осталась довольна, а Иван Иванович еще старательнее выпятил грудь.
Всякий раз, посещая больницу, графиня обязательно заходила на кухню и, должно быть, Варвара Николаевна понравилась ей своей аккуратностью и приветливостью. В конце концов графиня забрала Варвару Николаевну к себе в имение поварихой.

В. Н. Малиновская. Фото в Жмеринке. 1898.

Варвара Николаевна Малиновская, мать Родиона Яковлевича. 1898 год.
фотография предоставлена Натальей Родионовной Малиновской
 

А вот так Родион Яковлевич пишет о самом графе Гейдене:

А Варвара Николаевна решила сходить к графу Гейдену и попросить его помочь Ване с учебой. Граф ведь не злой человек, не откажет. Гейден и вправду оказывал кое-какую помощь своим крестьянам: то корову даст с выплатой в рассрочку, а тому, у кого близнецы родятся, да и так детей полон дом — даром; то землю выделит — опять-таки с выплатой в рассрочку.

Как вы понимаете, сохранившиеся интерьеры в Сутисках искать бесполезно. Но вот эта великолепная черная ванна, выполненная из цельного куска гранита — сохранилась. С ней связана довольно интересная история.

Сутиски. Ванна.

(Фото Александра Лапина для Виннцкого Краеведческого м узея)
 

Не так далеко от Сутисок находится Гнивань — место, давно известное своими гранитными разработками. Промышленная добыча началась во время строительства железной дороги Киев-Одесса (1865-1870-е года). К 1891 работало два карьера, производившие строительный и дорожный гранит, а также тесаный и полированный. Продукция отправлялась в Австрию, Францию, Германию и конечно для внутреннего употребления в Российской Империи. Выработками владели Франц и Игнат Ярошинские. С расширением производства собственники подумали о создании акционерного предприятия. Поскольку карьеры считались собственностью Императора, потребовалось согласие Николая II. 13 декабря 1902 года согласие было получено и было создано "Акционерное Общество Подольских гранитных ломок и мастерских гранитных изделий" с капиталом в 200 тысяч рублей. Во время Первой Мировой, в 1916 году Николай II и Александра Феодоровна посетили Винницу и возможно Гнивань и Тывров. Тогда Ярошинский и решил подарить Императору произведение работавших у него мастеров — гранитную ванну. Ее делали мастера Радзиховский, Ищук и Собканюк, из цельного массива мелкозернистого гранита. Изделие весило около двух тонн. Однако Николай, будучи суеверным, отказался принять подарок Ярошинских — его смущал черный цвет. Возможно после этого ванну приобрел граф Гейден и привез ее к себе в Сутиски. По образцу знаменитой Царской ванны под Царским Селом тут сначала установили ванну, а потом вокруг построили здание. Двери здания были узкими, чтобы ее не возможно было вынести. Об это споткнулись в 1944 году немцы, отступая решившие вывести ее в Германию. Тогда решили выносить через окно, но после того, как  ее подняли на подоконник, ванна треснула пополам. Все пошло не так у немцев в 1944…
После ухода немцев добрые люди склеили ванну… *  


 Использован материал краеведа О.Коваль, присланный Оксаной Горбань, за что ей огромное спасибо.
 
125555932_OQbu46R5ZDc
Может быть ванна была в этом домике?  (Фотография отсюда)
 

Перед дворцом ровная площадка с вековыми липами вдоль аллей, посередине фонтан, невдалеке беседки, яркие цветники, а подальше плакучие ивы. 
Громадная усадьба делилась на несколько участков. Один из них занимали так называемый швейцарский дворец, молочная с ледником и красивый особнячок — жилище немца-садовника герра  Отто.  На другом краю усадьбы раскинулся обширный сад с оранжереями, теплицами, садовыми грядками.

О саде и парке мы поговорим подробнее во второй части. А пока продолжим первую. Хотя то, о чем я хочу рассказать далее скорее тоже должно относится ко второй части, в которой я расскажу в том числе о парковых сооружениях. Речь пойдет о т.н. Дальнем корпусе, и сюда я его поместил потому, что он, по словам писавшего мне Александра Федорука, наиболее сохранил в себе черты стоявшего не сохранившегося дворца Гейден6ов. Итак, в Сутисках я был дважды. Второй раз приехал специально отыскать этот т.н. "Дальний корпус", Дальний корпус перед вами:

Как и следовало ожидать, (помня въездные сооружения и башню дворцового флигеля) корпус решен в стиле неоготика, бывшем очень модным в конце XIX века, отсюда теоретически можно предположить время постройки дворцового комплекса. О неоготике говорят, например, стрельчатые окна. Конечно, беленькая и зелененькая красочка, металопластик, и крытая шифером крыша, которая безусловно была другой формы, скрадывают впечатление того, что ты стоишь перед дворцовым корпусом, хоть и дальним. Но что поделать. Надо радоваться тому, что хоть это есть…

Сутиски. Имение графа Гейдена. Дальний корпус. Задняя стена..

Некоторое представление о том, как раньше выглядел фасад флигеля, дает эта стена, не так испорченная современной отделкой, видимо красочки не хватило. Здесь видно, что цоколь, с аркой, ведшей в подвал, был сложен из гранита, как это часто встречается в Винницкой области.  

Во дворце графская семья жила только весной и летом. Когда графья вставали, Ваня не знал, его же мама будила рано, почти тогда же, когда вставала сама (около шести утра, а иногда и раньше) и заставляла делать пренеприятнейшую процедуру — умываться холодной водой; потом поила его молоком и отпускала гулять. Тогда же выходили гулять вместе с учителем Петром Ивановичем и графчуки, все трое. Дорик такого же возраста, как Ваня, может, старше на год-полтора, держался важно: как-никак граф! Миша — года на два моложе Дорика — обращался с Ваней по-дружески, а Сандрик, малыш лет четырех, старался во всем подражать Мише и Ванюше. Дорик от них троих держался в стороне, но зато Петр Иванович уделял старшему графчуку куда больше внимания, чем остальным

К сожалению, это пока всё, что можно рассказать о дворце графов Гейден в Сутисках. Надеюсь когда ниьбудь-где-нибудь всплывет изображение дворца. Зато еще оченб много чего можно рассказать о парке Сутисок, да и история Гейденов еще не закончена… Итак — в парк!


Парк и продолжение истории