Попечительство о слепых.

Герб Одессы


Использование материалов сайта только с согласия автора.


Признаюсь, с моей "развитой! мнительностью мне этот материал писался не легко, но покоряло то, как люди из тогдашнего высшего общества, или как тогда писали, Общества, люди абсолютно обеспеченные и в принципе не знающие забот, отдавали свое время и силы тому, чтобы помочь другим. Помочь людям, подчас настолько чужим для них во всех смыслах — социально, ментально, духовно, но оказавшимся в такой ужасной жизненной ситуации. Это вызывает неподдельное уважение и на мой взгляд показывает, что же такое была та самая истинная аристократия. Навсегда, впрочем утерянная. Начнем по-порядку. Еще до создания Попечительства в России были попытки заняться этой проблемой. Первая школа для слепых детей была организована в Петербурге по приказу Александра I еще в 1806 году, для чего был приглашен из Франции основатель подобных школ в Европе Валентин Гаюи (Valentin Haüy). Но эта школа оставалась единственной вплоть до конца 1870-х. Новый толчок делу дала русско-турецкая война 1877-78 гг, когда начался системный государственный подход к этому не простому делу. Возглавила его Императрица Мария Александровна. Она поручила состоявшему под ее покровительством Главному Попечительству для пособия нуждающимся семействам воинов «обратить особое внимание на нижних чинов, потерявших зрение на войне, и принять все меры к возможному облегчению их участи». Общество, или как сейчас говорят, общественность, тоже откликнулось, сделав как щедрые денежные пожертвования, так предложения о том, как желательно организовать новое дело. Однако вскоре стало ясно, что проблема гораздо шире, чем изувеченные войной солдаты, и попечительство решило расширить свою деятельность на всех лишенных зрения, без различия пола, возраста и состояния. Было учреждено особое благотворительное общество, имеющего целью призрение (нынешним языком — наблюдения и заботы) взрослых и воспитание малолетних слепцов. Выработанный проект правил такого учреждения, названного в честь императрицы Марии Александровны "Мариинским Попечительством для призрения слепых" был Высочайше утвержден 13 февраля 1881 года,

Мария Александровна. Фотоархив ГАРФ.

Императрица Маоия Александровна
фотоархив ГАРФ
 

Нужно отметить, что главная вдохновительница этого попечительства, Мария Александровна, не дожила до этих дней и это богоугодное дело перешло под покровительство новой императрицы, Марии Феодоровны, однако имя Марии Александровны было присвоено Попечительству в знак уважения к своей основательнице. Кстати, в Одессе это не единственное благотворительное учреждение, носившее имя этой императрицы — на Княжеской 5 был расположен Мариинский приют. Официально открытие Мариинского попечительства для призрения слепых состоялось на его первом собрании, 18 октября 1881 года. Деятельность попечительства развивалась довольно быстро и успешно — уже к 1888 году было открыто 17 новых заведений в разных городах России. Для функционирования общества нужны были деньги, и помимо богатых пожертвований, поступавших от неравнодушных обеспеченных граждан, Мариинское попечительство учредило особый сбор, именовавшийся "церковно-кружечным" — ежегодно, на пятой неделе после Пасхи, во всех церквях России выставлялись особые кружки, куда всякий желающий мог жертвовать деньги, шедшие на помощь и уход за слепыми. Священники в эти дни также читали проповеди, рассказывавшие о чудесных исцелениях от слепоты, а специальные люди разъясняли работу попечительства. 

Знак Попечительства о слепых11

Знак Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых


В Одессе идея устройства школы для воспитания слепых детей возникла в 1883 году. Интересны дальнейшие события. Живший в то время в Одессе и служивший председателем правления Юго-Западных Железных дорог, будущий министр финансов Российской империи Иван Александрович Вышнеградский выступил с предложением ввести штраф за простой грузовых вагонов в порту, в размере 3-х рублей за каждые сутки, а по предложению тогдашнего Городского Головы Павла Павловича Косаговского, эти деньги отдавать на проектируемую тогда школу для слепых детей. Немного отвлекусь, чтобы сказать два слова о внучке Ивана Александровича Вышнеградского — это ни кто ни будь, а та самая Анна Васильевна Темирева, возлюбленная Верховного Правителя России, адмирала Колчака, семья которого, кстати тоже имела отношение к нашему городу… Но вернемся к делам богоугодным.
В начале 1886 года сумма штрафных денег составила 6080 рублей и ЮЗЖД передала их Градоначальству. Новый Градоначальник, Павел Алексеевич Зеленой (Pavel Alexeyevich Zelenoy), учредил в начале 1887 года Одесское Отделение Мариинского Попечительства для призрения слепых, передав туда деньги от ЮЗЖД.

Зеленой, Градоначальник, учредитель

Павел Алексеевич Зеленой
 

Первое заседание учредителей Попечительства, числом 17 человек, прошло в стенах Городской Думы 11 апреля 1887 года. Председателем Совета правления Попечительства была выбрана супруга градоначальника, Наталья Михайловна Зеленая. В первое правление входили такие известные в Одессе фамилии, как Григорий Григорьевич Маразли, предводитель дворянства Херсонской губернии Иван Ираклиевич Курис, тайный советник Юрий Иванович Тимченко и другие. Наталье Михайловне Зеленой удалось привлечь к участию в работе Попечительства и Матвея Федоровича Маврокордато, пожертвовавшего 1000 рубле для найма помещения для школы и на первоначальное ее обзаведение. В почетные члены Попечительства были выбраны Архиепископ Одесский и Херсонский Никанор, Генерал-губернатор Христофор Христофорович Рооп и его супруга, Мария Степановна, Одесский Градоначальник контр-адмирал Павел Алексеевич Зеленой и его предшественник Косаговский, тайный советник Иван Алексеевич Вышнеградский (на тот момент — уже министр финансов) и Матвей Федорович Маврокордато. В учредителях Попечительства были самые известные фамилии Одессы — Вассал, Володкович, барон Витте, князь и княгиня Гагарина-Стурдза, графы Толстые, граф Строганов, Папудова, Родоканаки,, Шульц, и другие… Не менее известные фамилии были и среди рядовых членов общества, плативших ежегодный членский взнос. Люди не просто жертвовали деньги, а заботились о том, чтобы они поступали регулярно — например, оставляя эти распоряжения в своих завещаниях. Во второй год церковно-кружечный сбор, проходивший при  личном участии учредителей Попечительства, в том числе и Натальи Михайловны Зеленой, принес в кассу Попечительства 831 рубль, что более чем в три раза больше чем годом ранее. Обязательно нужно упомянуть и известного окулиста, доктора Григория Александровича Миткевича (Grigoriy Alexandrovich Mitkevich) (у.1914), который издал брошюру своих лекций на тему борьбы со слепотой, средства от ее продажи шли в фонд Попечительства. Общество вело скрупулезную финансовую отчетность, в которой умиляют расходы на "три шапочки", а также прогнозирование "случайных доходов" в размере 300 рублей. 
В течении первых 6 лет в школу было принято 20 душ мальчиков и одна девочка, еще двое взрослых были приходящими. Такое в общем не большое количество учеников объяснялось тем, что во первых — за количеством не гнались, во-вторых — все приходилось осваивать на ходу — не было ни опыта, ни методик, ни учебников, в общем ничего, кроме желания помочь. Все нужно было вырабатывать самим. Нужно сказать, что тогда в России не было издательств, выпускавших книги для слепых. Но в Одессе освоили их производство, и вскоре книги "Николай Васильевич Гоголь и его произведения" и "Кольцов и его песни", отпечатанные по системе Брайля даже поставлялись в Санкт-Петербург. Там конечно были определенные недоработки, о которых упоминает в своих письмах Карл Карлович Грот, первый председатель Попечительства в России, но тем не менее начало было положено.В Одессе же сделали и специальные матрицы выходившие втрое дешевле импортных. 


Обучение, учителя


Одесская Школа слепых открылась 1-го декабря 1887 года. Поскольку чаще всего поступавшие в школу были из крайне бедных семей, в начале нужно было заниматься их физическим здоровьем и таким элементарным вещам, как правилам поведения, например, как пользоваться ложкой. Затем шло обучение чтению по системе Брайля и другим методикам. Преподаваемые предметы — Закон Божий (иудеям преподавалась своя вера), арифметика, русский язык, чтение, грамматика, рисование, пение, естественная история, зоология и родиноведенье, предусматривавшее изучение города и его окрестностей. Обязательной была гимнастика. Были и специальные занятия — складывание кубиков и кирпичиков, вышивание, плетение жгутов и складывание бумаги. С прицелом на будущую самостоятельную жизнь ученики обучались и всевозможному рукоделию — изготавливали щетки, переплетали венские стулья, плели спинки стульев, делали корзины. Поскольку мне не удалось найти фотографий деятельности школы слепых в Одессе (кроме одной, плохого качества, показанной ниже), я воспользуюсь для иллюстрации снятых в отделениях Попечительства в других городах Империи — в  Костроме (все фото, кроме одной) и в Петербурге. Надеюсь, в будущем удастся найти фотографии Одесской школы.

Шкла слепых, работы,

Воспитанники старшего возраста училища слепых за плетением корзин в учебной мастерской училища 
фотография их блога "Записки скучного человека",
 

Поскольку преподавание было очень специфичным и в Одессе конечно не было учителей, к нему подготовленных, то пришлось приглашать их из других городов. Первой учительницей одесской Школы стала  приглашенная из Москвы мадам А.П. Чиркина (A.P. Chirkina), имевшая опыт работы со слепыми. Ей положили жалование в 600 рублей в год (во столько же обходился наем помещения). Она проработала в одесской школе до 1890-го года. Летом 1890-го А.П. Чиркину на посту учительницы сменила Фотиния Евстафьевна Барташевская (Fotinia Yevstratiyevna Bartashevskaya), из Александро-Марииского училища в Петербурге. Примерно в 1893 году она вышла замуж и стала носить фамилию Пастель (Pastel). Её помощником был Петр Павлович Кирхнер (Petr Pavlovich Kirchner), бывший ученик 5-го класса Аккерманской прогимназии, лишившийся зрения в результате несчастного случая — выстрела ружья на охоте. Принятый по особому ходатайству в школу слепых детей в конце 1890 года, Кирхнер отлично учился а затем с успехом выдержал экзамен на народного учителя, после чего был принят Школой слепых в качестве помощника учительницы, с платою 10 рублей в месяц на всём готовом. Он очень серьезно отнесся к новому делу, изучал различные системы обучения слепых, с тем, чтобы лучшие применить в Одесской школе. Кроме него, в преподавательский состав в середине 1890-х входили — священник отец И. Леончуков (father I. Lenchukov), преподававший Закон Божий, В.В. Клименко (V.V. Klimenko), занимавшийся пением и организацией из воспитанников хора, Федор Иванович Бондаренко (Fedor Ivanovich Bondarenko), преподававший музыку и устроивший оркестр и И.В. Лабинский (I.V. Labinskiy), обучающий игре на рояле. Первые трое были на жаловании, остальные лица занимались совершенно безвозмездно. Что касается медицинской части, то Школа имела собственных врачей – вернее сказать врачей, согласившихся безоплатно вести наблюдение за здоровьем воспитанников и лечить их в случае необходимости. При школе была организована домашняя аптека для оказания первоначальной помощи. Конечно, в школе периодически случались и эпидемические заболевания. Например в 1907 году в заведении была оспа и корь. 7 человек пришлось отправить в городскую больницу. Была приглашена дезинфекционная камера, которая привезла дезинфекцию формалином, и заболевания прекратились.
В 1896 году руководству Одесского отделения Попечительства  стало ясно, что в связи с расширением и увеличением числа воспитанников нужен другой уровень руководства и досмотра Училища, соответственно нужен человек, согласившийся бы заняться этим не простым делом. После некоторых поисков, на эту должность, именовавшуюся тогда Инспектором, по соглашению с Главным Советом Попечительства в Петербурге был назначен д.с.с. Алексей Афанасьевич Моисеенко (Alexey Afanasyevich Moiseyenko), которому было выделено не малое содержание — 1500 рублей в год, с предоставлением квартиры на месте. Впрочем сумму в 1500 рублей ежегодно любезно согласился оплачивать Главный Совет в Петербурге.
 

Моисеенко

 Алексей Афанасьевич Моисеенко
 

В 1898 году, опять же ввиду увеличившегося количества воспитанников (к 1 января 1899 в училище воспитывалось 35 человек, в т.ч. 7 девушек и во вновь открывшемся отделении для малолетних — один мальчик), назрела необходимость в назначении еще одного учителя на жаловании. Главный Совет в Петербурге снова взял на себя его оплату. Таким образом, общее количество учителей на жаловании достигло четырех. Однако жалование учителей, ввиду понятных обстоятельств, не была «конкурентно способным» в сравнении с другими заведениями, и не все это выдерживали – об этом свидетельствует, например письмо в Городскую Управу от 1899 года:

В Одесскую Гор. Управу
Священника церкви Одесского училища слепых Симеона Фашевского

Прошение

В виду крайне ограниченного содержания по должности моей при вышеупомянутом училище, и свободного времени от занятий в нем, сим почтеннейше прошу Одесскую Гор. Управу предоставить мне с начала будущего 1900 – 01 учебного года законоучительство в городских народных училищах.
К сему, считаю долгом присовокупить, что в 1889 г. окончил полный курс наук в Одесской ДС*, с какового времени и состою в священническом сане.

Священник Симеон Деомидович Фашевский. **
26 июля 1900 г.***


* ДС- Духовная Сименария
** Он был назначен 4-го сентября 1900-го года законоучителем в народное училище на Градоначальницкой улице в доме Неймана
*** ГАОО, Фонд 16, оп. 104, дело 45, лист 51
 

Ситуация с Фашевским была хорошо известна Совету Попечительства в Одессе, возможно это был не единичный случай. Поэтому вопросом величины оклада учителей в училище слепых занялись специально. Установленный оклад от 300 до 360 рублей в год не соответствовал тем многочисленным обязанностям и сложностям, с какими приходилось сталкиваться при столь специфической. Для удержания в заведении опытных воспитателей, Совет решил производить им прибавку к жалованию через каждые 5 лет по 60 рублей в год до размера двойного клада.
Ежедневная жизнь в училище протекала следующим образом — дети вставали в половине 7-го утра, одевались, совершали молитву, после чего отправлялись к чаю. В 9 часов начинались классные занятия, в 12 часов был завтрак, состоящий из одного блюда, и отдых до половины второго. Затем старшее отделение отправлялось в мастерские, а младшее продолжали классные занятия. В 4 часа был обед, состоящий из двух блюд, в половине 6-го — приготовление уроков к следующему дню, в 7 часов — чай, затем в 9 часов молитва и в  9:30 дети уже в постели. По окончании курса следовали экзамены, которые часто посещали важные лица. Например, в 1896 году экзамен по Закону Божьему проходил в присутствии Тихона, епископа Елисаветградского, который в течении двух с половиной часов опрашивал учеников. Преосвященный Тихон посещал воспитанников и в следующем, 1897 году, следил за их чтением и пением, беседовал с ними, ободрял и часто поддерживал их единовременными пожертвованиями. Нужно сказать что школа слепых вообще не была обделена вниманием властей – сюда наведывались практически все градоначальники, губернаторы и другие важные лица. 

Школа слепых, ученики

Дети младшего возраста во время занятий в приготовительном классе училища
фотография их блога "Записки скучного человека"
 

Вид части столовой училища715

Вид части столовой училища
фотография их блога "Записки скучного человека"
 

Воспитание учеников проходила не только в стенах училища — директор Одесского Общества трамваев господин Э.И. Комбье предоставил училищу право на бесплатное пользование конкой, благодаря чему воспитанники могли каждый праздник бывать в церкви на литургии. С декабря 1896 года дети постоянно пели в церкви Касперовской Общины Красного креста. Иногда они выбирались в более отдаленные церкви и монастыри, например в мужской монастырь на Большом Фонтане.

графиня А.И. Шувалова

Графиня Александра Илларионовна Шувалова


В 1898  в Попечительстве сменилось руководство — Наталия Михайловна Зеленая после 11-ти летней работы в Попечительстве вынуждена была покинуть Одессу в связи с новым назначением ее мужа в  в СПб. Она сложила полномочия 24 апреля 1898 года. .Графиня Александра Илларионовна Шувалова (Alexandra Illarionovna comtesse Shuvalova) (25 августа 1869 — 11 июля 1959), супруга графа Павла Павловича Шувалова (Pavel Pavlovich count Shuvalov), нового одесского градоначальника, сменившая Наталью Михайловну на должности Председательницы Одесского отделения всерьез взялась за духовное и культурное развитие воспитанников. Начиная с 1896 года она организовала посещение оперы и концертов – дети бывали на представлениях итальянской и русской оперы, на музыкальных концертах, симфонических вечерах и на драматических представлениях, например на спектакле в память Пушкина. В 1899-м антрепренер Сибиряков (владелец театра, теперь Украинского) иногда по воскресным дням предоставлял для воспитанников училища по три ложи. Директор городского трамвая Э.И. Комбье и здесь пошел на встречу училищу, дозволяя пользоваться бесплатно конкой в театр и обратно. В 1900-м ученики восемь раз ездили в Городской театр, где побывали на следующих операх: Джоконда, Африканка, Тангейзер, Гугеноты, Кармен, Лозигран, Риголетто и Фауст. Один раз слушали "Евгения Онегина". На эту оперу 3 ложи бель-этажа предоставила им Е.П. Демидова-княгиня Сан-Донато.
Вообще музыка давалась детям проще всего. Учитель Ф.И. Бондаренко занимался с воспитанниками бесплатно и очень ответственно и с душой подходил к делу. Результатом было то, что ему в несколько месяцев удалось сформировать небольшой оркестр из 9 человек, в котором были 2 скрипки, 2 флейты, 2 корнета, альт, виолончель и контрабас. Этот оркестр 31 декабря 1900 на  встрече Нового года развлекал училище, сыграв 8 пьес – среди которых были марш "Встреча Нового года", полька, русская пляска, вальс "Над волнами" и другие

Оркестр попечительства слепых в Санкт-Петербурге.

Оркестр Института слепых Императорского человеколюбивого общества. Cанкт-Петербург. 1910-е.
фотография с сайта  Благотворительность в России
 

Новый год конечно был главным и любым праздником для детей, подготовка к которому шла в течении всего года. Благодаря сердечному отношению к детям Елены Петровны Демидовой княгини Сан-Донато (Elena Petrovna Demidova princess San Donato) и семье графов Толстых, ежегодно принимавших участие в устроении детям праздника, дети получали возможность накрыть праздничный стол, получить подарки и весело и провести вечер. Кроме собственного оркестра и хора, которые обязательно выступали в этот вечер, часто был приглашаем оркестр со стороны. Кроме того, выступить перед детьми приходили неравнодушные к их положению люди – так, в при встрече 1907 года г-жа Бернар спела несколько романсов, под аккомпанемент рояля госпожи Войтковской, а затем они спели дуэтом с господином Шванбехом.
Поездки на культурные мероприятия были не единственными выездами за пределы училища — в сопровождении инспектора училища дети часто отправлялись на прогулки по окраинам города – например  «в село Люстдорф». Во время этих прогулок инспектор объяснял особенности видов по сторонам дороги, рассказывал как обрабатывают землю, водил детей на маяк, где объяснял им его назначение и устройство, рассказывал им множество других полезных вещей.. Помимо этого, летом ежедневно дети ходили на море, по тогдашней традиции, в виду отсутствия пляжей, используя для этого специальные купальни, которые устраивали у себя владельцы дач. Свои купальни для воспитанников училища предоставляли Адольф Баржанский, а позднее —  Григорий Григорьевич Маразли. Там же их обучали плаванию. Все происходило под непосредственным надзором всегда при них находившегося инспектора училища.

Купальни, Малый Фонтан,

Купальни на Малом Фонтане

Каков был контингент воспитанников школы?


Почитаем годовой отчет Попечительства за 1901 год: «Все воспитанники из простого народа, который, как известно мало стесняется присутствием детей, дозволяя себе говорить много лишнего, даже неприличного; да при этом еще мало заботится о слепых детях, предоставляя их на произвол судьбы, поэтому заведению много приходится работать над детьми, отучая их от скверных привычек, наклонностей и развивая в них честность, правдивость, бережливость, откровенность, уважение к личности, почтительность… Но как известно, что все хорошее не так скоро прививается, как дурное, то воспитательному составу заведения много приходится бороться с дурными проявлениями детской натуры, стараясь при этом действовать на детей словами и лишь только в самом крайних случаях обращаться к более строгим мерам». Отдельные персонажи приводили учительский состав в замешательство – «… Кройцман, еврейка, знала лишь несколько русских слов и большую часть времени проводила сидя безмолвно и обижаясь, если кто ее трогал. Мальяр была еще в худшем положении: она производила впечатление вечно спящего ребенка; изредка чему посмеивалась и отвечала на все вопросы какими-то непонятными звуками». Некоторых перевоспитать не удавалось, от них, по разным причинам, приходилось отказываться — например ученик Иван Вранчак выбыл из школы вследствие малоуспешности и страшной тоски по родине, которой была Бессарабия.

Одесские Новости. 1903, 8 августа, №6048, стр. 4:
Настоятель церкви при училище слепых Загардан, учитель П.П. Кирхнер отправились в Тамбовскую губернию помолиться об исцелении на могиле преподобного Серафима Саровского.

В середине 1900-х учебно-воспитательный персонал состоял из инспектора д.т.с. Алексея Афанасьевича Моисеенко, законоучителя отца И. Загордона, преподавателей-воспитателей  колл. секр. П.П. Кирхнера, Е.Н. Глудова (E.N. Gludova) Н.Ф. Золотовой (N.F. Zolotova) и Н.Ф. Дубенской (N.F. Dubenskiy), учителя музыки Ф.И. Бондаренко, пения — Дионисий Осипович Марфеси (Deonisiy Osipovich Marfesi). Доктором с 1907 года коллежский советник Виктор Осипович Якубский (или Якубовский) (Viktor Osipovich Yakubskiy), а глазным врачом — коллежский ассесор Федор Карлович Вернке (Fedor Karlovich Vernke).

Группа слепых воспитанников Одесской школы слепых

Группа воспитанников Одесской школы слепых, 1900-й год. На данный момент это единственная фотография освещающая жизнь Школы в Одессе, найденная мной .
 

В последний отчетный год – 1915 —  в училище состояло 40 воспитанников, а в общежитии взрослых слепых к 1 января 1911 года жило 10 человек.


Пожертвования


Пожертвования составляли главный источник для содержания Школы слепых. Помимо очень щедрых пожертвований от Матвея Маврокордато и Адольфа Баржанского, о которых сказано в разделке о зданиях, было множество мелких пожертвований, причем самых разнообразных и по форме и по содержанию. Например — в 1892 т.с. Григорий Маразли пожертвовал 1000 рублей для приобретения музыкальных инструментов для слепых воспитанников. Это дало возможность составить тот смамый собственный школьный оркестр. 425 рублей поступило в кассу Попечительства от антрепренера городского театра Н.И. Грекова (N.I. Grekov) и директора музыкальных классов Д.Д. Климова (D.D. Klimov), давших концерт, сбор от которого пошел в пользу слепых детей. Греков также предоставлял ложу в городском театре для того, чтобы воспитанники могли посещать представления. Знаменитая фирма Bell Telephone Company, уже тогда представленная на одесском рынке, провела в школу телефонную линию и подарила телефонный аппарат, «при посредстве которого — как писалось в отчете Отделения, — нужды школы делаются известными тотчас же Попечительнице Н.М. Зеленой и необходимые потребности немедленно удовлетворяются». А техник Митченсон подарил школе 18 "новейшей системы" кроватей и одеял. В 1898 упоминаются — гостинцы от Маразли, лифчики и панталоны от Адольфа и Марии Баржанских, перья для подушек от Юровского, Менделевича и Рабиновича, священник Диомедов подарил конфеты и пряники. Цише и Максимович дарили куличи и крашенки на Пасху. Л.В. Страус (это не основатель фирмы Levi Strauss) регулярно дарил шампанское – то 6, то 12 бутылок. Вообще шампанское, как ни забавно, довольно часто фигурирует среди преподношений от разных лиц, например — 1902 год, когда В.В. Якунин (V.V. Yakunin) подарил 10 бутылок шампанского. В 1901 году дети священника Успенской церкви И. Атаманского подарили воспитанникам школы некий самоиграющий орган
В 1903 году от неизвестного передали бубликов 400 штук, от Платона Кузницовера (Platon Kuznitsover) — 20 фунтов пряников и 8 фунтов мармеладу, а госпожа Барбариго (Barbarigo), соседка по Французскому бульвару, передала детям 15 фунтов абрикос и 20 фунтов яблок. Генеральша Ариадна Мартынова, урожденная Папудова (Ariadna Martynova, nee Papudova) регулярно передавала детям различные фрукты, причем пудами. Анжело Анжелович Анатра (Angelo Angelovich Anatra), также известный благотворитель и сосед по Малому Фонтану, дарил Попечительству по 1-2000 пудов угля. Большой подарок поступил от Евстратия Михайловича Петрококино, (Evstratiy Mikhailovich Petrokokino) из своего роскошного магазина на Греческой снабдившего школу ложками, вилками, ножами, супницами, блюдами, тарелками, блюдцами, кружками, чайниками, кастрюлями, подносами, графинами и стаканами, мисками, и даже солонками, сахарницами, а также ведрами, весами и даже очень дорогими в те времена лампочками. И не забыл про часы. В этом же магазине некоторое время безвозмездно продавались изделия ремесленной мастерской Школы слепых. Подобную помощь также оказывали магазины Хакаловской, Адамова, Есипенко. А г-жи Гергард, Евреинова, Либерман, Трауш, Фриц, Фишер и Чеботаева взяли на себя труд по переписке книг брайлевским шрифтом для библиотеки школы.
Не оставалась в стороне от богоугодного дела и Одесская таможня – например в 1904 году передавшая воспитанникам 2 пуда 16 фунтов чаю, 1 пуд и 33 фунта ананасов, а также 36 фунтов марсельского мыла.
Часто бывало, что пожертвования осуществлялись по духовному завещанию. Например, по духовному завещанию Веры Андреевны Алексеевой (Vera Andreyevna Alexeyeva) в 1895 году поступило 3000 рублей, в 1905 году по завещанию Владимира Андреевича Мизко (Vladimir Andreyevich Mizko) Школа слепых получила 6500 рублей, в 1906 году – по завещанию Александры Ивановны Плотниковой (Alexandra Ivanovna Plotnikova) – 4700 рублей.  
Некоторые пожертвования делались в чью то память. Например, очень крупное пожертвование в 8000 рублей поступило в 1897 году от Марии Кузьминичны Анатра (Maria Kuzminichna Anatra) , в память ее мужа, Антона Анжеловича Анатра (Anton Angelovich Anatra) (Мария и Антон Анатра были родителями Артура Антоновича Анатра, одного из пионеров авиации). Деньги предназначались на стипендию имени Антона Анатра на содержание мальчика или девочки в школе слепых. Также нужно упомянуть пожертвование в 1000 рублей, поступившее в 1893 году от почетного члена Одесского Отделения Попечительства Елены Петровны Демидовой княгини Сан-Донато в память ее отца. князя Петра Никитича Трубеукого (Petr Nikitich prince Trubezkoy). Вообще история взаимоотношений Елены Петровны Демидовой, княгини Сан-Донато со Школой слепых носит довольно особый характер. Это пожалуй одна из немногих, кто сделал свою помощь Одесскому Отделению Попечительства о слепых систематической, разнообразной и наверное, по настоящему сердечной. В одном из годовых отчетов общества ее забота названа «ласково-материнской». Она приходила на экзамены, интересуясь успехами в учебе, она одаривала няньку в отделении для малолетних, только за то, что та хорошо делала свою работу, а днажды, в одно из своих многочисленных посещений Елена Петровна пошла смотреть на работы ремесленной мастерской, где в это время были ученики, и разговорившись  с ними она поинтересовалась их желаниями – один мечтал о флейте, а другой о рояле. Вскоре флейта и рояль были присланы в школу. А в качестве дополнения она выкупила для детей 3 ложи в Оперном театре, чтобы те могли послушать Евгения Онегина. Ежегодно Елена Петровна передавала деньги на устройство Нового года, совместно с графиней Толстой участвовала в организации праздника — к детям приглашались оркестр, расказчики, певцы, ну и конечно — покупались подарки каждому воспитаннику подарок на Новый год. Оказывала и просто помощь — то ящик консервов, то игрушки для малолетнего отделения, разные гостинцы — яблоки, конфеты, апельсины,  то просто деньгами – например в 1899 году – 600 рублей — сумма, равная для некоторых годовому жалованию тех лет.. В благодарность за подобное отношение к Школе Одесского отделения Попечительства о слепых избрало Елену Петровну Демидову Сан-Донато своим Почетным членом. Но особое событие наступило в 1901 году, когда Елена Петровна решила стать крестной матерью одного из воспитанников. Якова Куликовского (Yakov Kulikovskiy). Он как раз в этом году был переведен из малолетнего отделения к мальчикам. 11 ноября 1901 года в церкви училища был совершен обряд крещения над мальчиком, найденным 23 января 1899 года на Куликовом поле — отсюда и его фамилия, Куликовский.  Восприемниками была  Елена Петровна Демидова княгиня Сан-Донато и надворный советник Д.А. Терновский (D.A. Ternovskiy). День этот для школы был днем большого торжества. По окончании обряда крещения секретарь княгини Я.К. Ярмолович (Y.K. Yarmolovich) передал инспектору от имени княгини 300 руб., которые она просила внести на имя своего крестника в сберегательную кассу, дабы он по окончании курса мог иметь деньги на обзаведение. Дочь Елены Петровны, княжна Елена Павловна (Elena Pavlovna Demidova, princess San-Donato) раздала подарки маленьким детям,  а гостинцы просила разделить между всеми воспитанниками. Однако, выбор крестника Еленой Петровной оказался к сожалению, не очень удачным, но об этом позже.

Демидовы, Сан-Донато, Трубецкая

Елена Петровна Демидова, княгиня Сан-Донато
 

Возможно, причиной такого отношения Елены Павловны была трагедия, связанная с ее дочерью – здесь вспомним еще одну легенду, которая гласит следующее — якобы женихом ее дочери был избран главный телеграфист Одессы. Сей жених однако скрыл, что у него уже была невеста, которую звали Соня, и якобы эта Соня, узнав об измене телеграфиста, оказалась девушкой мстительной и придя однажды к Елене Павловне плеснула ей в лицо кислоту. Возможно в результате этого Елена Павловна лишилась части зрения. Однако – это только легенда, особенно думаю в части телеграфиста, а Елена Павловна дважды была замужем, и совсем не за телеграфистом, а за представителями самых видных фамилий
В помощи Школе слепых отметились многие известные фамилии – Стамеровы, Лесли, Ралли. Нейдгардт, Ашкенази, Витте, Леонард. Корвин-Павловские, Севриоглу, другие. А многие, делая пожертвование, желали оставаться неизвестными. Жертвовали и организации – среди них Одесское купеческое сословие, Херсонская Земская Управа, Одесская Земская и Городская Управы, Городское Кредитное Общество,  Бессарабо-Таврический банк, делавший обязательные ежегодные пожертвования. Если взять к примеру период за шесть лет, в начале деятельности Попечительства, с 1887 по 1892 год, то в это время в Попечительство поступила огромная сумма в 65006, даже с учетом того, что эта сумма учитывала и 25000 рублей, в которые оценил свой дар Попечительству Матвей Федорович Маврокордато. Нужно еще учесть, что в действительности дача стоила в полтора раза дороже, чем ее оценил Маврокордато.
Конечно, за небольшим исключением, пожертвования не могли носить регулярного характера. Регулярными были только членские взносы состоявших в Попечительстве. Они примерно равнялись 5 рублям в год с рядового члена  Попечительства.Другим более-менее прогнозируемым поступлением был ежегодный кружечный сбор, о чем писалось выше, однако руководство Одесского отделения думала и о том, как еще можно было устроить регулярное поступление средств. В 1898 году по инициативе Управляющего акцизными сборами Херсонской губернии (Ivan Alexandrovich Spiridonov) был введен кружечный сбор в казенных винных складах и лавках. Постановлением Совета Попечительства в Петербурге половина его должна была оставаться в местных Попечительствах, а половина отправлялась в Главное, для использования в работе по предупреждению слепоты. Одесское отделение попросило оставлять ему весь этот сбор ввиду значительного расширения своей деятельности. Петербург согласился, но с тем условием, что все меры по предупреждению слепоты брало на себя Одесское Отделение. 

Иван Александрович Спиридонов-

Иван Александрович Спиридонов
 

Все поступавшие пожертвования строго учитывались, каждое самое мелкое –записывалось и потом по итогам года обнародовались. Благодаря своей достаточно активной деятельности Одесское отделение могло содержать более 40 воспитанников и выстроить аж четыре постройки, о чем рассказано в главе о зданиях Попечительства.
Финансовые проблемы начались где то через год  после вступления России в Первую Мировую войну, в 1915 году – поступления разного рода сборов и пожертвований в пользу слепых заметно уменьшились. Перестал поступать кружечный сбор из питейных заведений, в ввиду полного запрещения торговли крепкими напитками на все время войны. Упали и членские взносы. По итогам года недобор поступлений составил более 6000 руб. В качестве возможной компенсации потерь, Совет Одесского  Отделения планировал в будущем устроить лотерею… И тем не менее, даже в таком сложном году, как 1915. общая сумма пожертвований составила 4171.57.


Работы школьных мастерских.


Помимо воспитания и обучения воспитанников школы, Попечительство пыталось дать им так сказать «путевку в жизнь» — в самостоятельную жизнь взрослых людей, пусть и ограниченных в своих возможностях, но способных прокормить себя. Поиски такого ремесла шли долго и мучительно, на разные варианты возлагалась надежда, но только некоторые приводили к практическим результатам. Для продвижения изделий своих школьных мастерских брали участие в выставках – например в 1894 году, по случаю столетия города Одессы. Тогда  Русским Техническим Обществом была устроена выставка школьно-ремесленного воспитания. На выставке были  показаны результаты труда воспитанников, а сами они на глазах публики самостоятельно производили свои работы. Успех был большой — все выставленные работы были раскуплены публикой. На другой выставке — сельско-хозяйственной в Херсоне, изделиям Одесской Школы слепых была присуждена малая серебряная медаль.

Школа слепых

Склад готовых изделий, выполненных воспитанниками училища для продажи
фотография их блога "Записки скучного человека"
 

В мастерских обучение шло с первого класса — первоклассники посещали эти занятия 3 часа в недел. Второй класс уже девять часов в неделю проводил в мастерских, а  ремесленное отделение – 6,5 часов ежедневно. Там они учились плести жгуты из соломы, кромок, а из них делать маты, ковры, другие изделия. Учились переплетать сиденья у венских стульев. Но наиболее успешным было производство щеток. Изделия делались качественно, пользовались определенной популярностью на рынке. Это казалось бы, нехитрое дело давало неплохой доход. Щетки продавались в самом училище и через магазины сочувствующих одесситов. Например, в 1900-м году часть щеток была продана в пяти магазинах, владельцы которых согласились совершенно бесплатно продавать у себя изделия училища. Это были магазины первой величины — Е.Е. Хакаловской (E.E. Khakalovskoy). магазин которой был на Дерибасовской, 21, магазины М.И. Кукуричкина (M.I. Kukurichkin), В.Т. Пташникова (V.T. Ptashnikov), О. А. Бродского (O.A. Brodsiy) и Е.М. Петрококино, позже (1904) к ним добавились магазины гг. Адамова, Есипенко. И.И. Ради. Щетки училища слепых пользовались спросом и у  крупных фирм, таких как РОПиТ, Добровольный флот, Управленик работ Одесского порта, Общество Одесских конно-железных дорог, Анонимное Общество Одесских Трамваев, Центральный склад Удельного ведомства, Городская управа, Сиротский дом, Городская больница, Куяльницкий и Хаджибейский городские грязе-лечебные заведения, Городской водопровод. гимназия Илиади, Поставлялись щетки и военным — в Донской казачий генерала Иловайского 12 полк, в Кадетский корпус, Юнкерское училище, Военный госпиталь и в Севастопольскую военную портовую контору. Покупала щетки и Кафедральный собор, Среди покупателей щеток от Школы слепых также были Акцизные управления губерний — Херсонской, Бессарабской, Гродненской, Люблинской, Радомской, Келецкой, и Таврической. Поставлялись они даже в городскую тюрьму.

школа слепых, щетки.

Работники за изготовлением щеток в артельной мастерской училища
фотография их блога "Записки скучного человека"
 

Для примера в 1901 году РОПиТ сделал следующий заказ на щетки: — 325 щеток половых (270 р)
1700 — палубных (1020 р) и 1300 — бортовых (760 р).
Чтобы понимать, о каких суммах идет речь, приведу в пример 1900-й год — всего в том году за изделия выручено 6246 рублей 9 копеек – очень не плохая сумма по тем временам. Конечно, год на год не приходился, и не всегда «менеджерам» Попечительства удавалось устроить крупные заказы на изделия школы. А с появлением убежища для взрослых слепых наличие мастерских стало крайне важным, потому как это становилось их практически единственным источником дохода, вдобавок они еще должны были платить 7 рублей в месяц за проживание на полном пансионе. Вот что писали в годовом отчете за 1904 год – «Год опыта показал, что дело убежища взрослых слепых может идти успешно, лишь бы была работа. Слепцы ведут себя хорошо, работают усердно. Одно горе, что не всегда бывает работа, с увеличением же числа работников будет еще хуже.» Позднее, в 1907 году – «Горе только в том, что заказов мало и доставать их очень трудно. … что же касается до окончивших курс, то они, за небольшим исключением, решительно не могут найти работы; часто обращаются за делом в училище. которое само, нуждаясь в работе, вынуждено отказывать им.»
Поэтому помимо щеток конечно искались новые варианты. Благодаря участию Уполномоченного Совета Попечительства статского советника И.А. Донского (I.A. Donskoy), училище получило заказ на изготовление ершей для акцизных управлений нескольких губерний. Некоторое время в мастерских изготовлялись коврики и переплетались спинки венских стульев.  Когда убежище для взрослых еще строилось, возникла идея с массажами. Был приглашен специалист, который стал обучать юношей массажу. В 1901 году,  по просьбе графини А.И. Шуваловой, старший врач еврейской больницы разрешил посещать массажистам амбулаторию, где прошедшие обучение юноши могли несколько месяцев практиковаться. По окончании этой практики восьми воспитанникам из Врачебной Управы были выданы свидетельства на право заниматься массажем под наблюдением врача. Но несмотря на все хлопоты и просьбы администрации заведения, вице-председательницы Витте, самих юношей, ни один из них так и не получил приглашения на практику. Виной тому было  недоверие как докторов, так и самих одесситов, и также большим количеством зрячих массажистов в Одессе. Так что идея не сработала. Позже возникла другая — в заседании Совета 12 октября 1907 года было решено начать обучение воспитанников сапожному ремеслу, как сулившему приносить неплохой доход для оканчивавших училище. Обучение начали с 1908 года, пригласив для этой цели мастера, специально подготовленного для преподавания своего ремесла слепцам. Однако сапожное дело продвигалось крайне медленно, ввиду очевидных сложностей осуществления этого дела слепцами. И тем не менее в училище от идеи не отказывались. Несколько раз меняли мастеров, пока наконец в августе 1913 новый мастер не сумел правильно поставить дело добившись того, что воспитанники стали самостоятельно употреблять нож. Благодаря знанию и серьезному отношению нового мастера к своему делу, к 1915 году сапожное ремесло стало давать хорошие результаты — оно принесло 485 руб. 90 копеек, что было хорошим результатом в такой тяжелый год. К сожалению, вскоре мастер покинул заведение, уйдя на военную службу.

Школа слепых

Группа воспитанников старшего возраста за работой в сапожной мастерской училища
фотография их блога "Записки скучного человека"
 

И тем не менее было не все гладко — работы не хватало на всех, поэтому кто-то искал место по лучше и иногда находил — например в составе оркестра на сезон, с окладом в целых 45 рублей в месяц, а кто то не мог ничего найти, бедствуя и приходя в отчаяние. Одного из таких даже пришлось отправить в богадельню в связи с нервным расстройством. Перед войной 1914-го года ситуация обострилась – как щеточные, так и сапожные изделия стали изготовляться только по заказам, количество которых уменьшилось. А с открытием женского общежития несомненно увеличилась надобность в получении новых заказов на щеточные изделия. 
Спасала музыка! — когда позволяло время, училищные музыканты играли в частных домах и учебных заведениях.
Но однажды музыка стала виной большого скандала в училище. В марте 1914 года в Школу явился содержатель одной из пивных в Александровском парке, с предложением дать ему оркестр училища на летний сезон. Совет Отделения, осознавая, чем может закончится для воспитанников пребывание в течении всего лета в пивной, предложение отклонил, о чем было сообщено содержателю. Тогда, как написано в годовом отчете за 1914 год, живущие в общежитии для взрослых слепцов и воспитанники-музыканты ремесленного класса стали «вести себя непозволительно». Созрел целый заговор и почти бунт. Понятно, что вынужденные довольствоваться небольшими заработками, которые могло предоставить им училище. живущие в общежитие слепцы мечтали о большем. Они решили во что бы то ни стало попасть на лето в эту пивную. Для осуществления своего решения они постарались убедить школьников-музыкантов оставить училище и уйти якобы домой, дабы потом собраться всем вместе и договориться с содержателем пивной. В этом «заговоре» был даже свой предводитель — слепец Куликовский, отличавшийся своим крайне дурным поведением и перешедший в общежитие с 2 баллами за поведение. Подозреваю, что это тот самый Куликовский, которого крестила Елена Петровна Демидова-княгиня Сан-Донато и о котором заботилась. 17 апреля Совет постановил слепца Куликовского уволить из общежития, а относительно дальнейшей судьбы остальных взрослых воспитанников, поручил Члену Совета Василию Андреевичу Орлову переговорить с ними. Орлов объяснил им, что они люди свободные и безусловно могут оставить общежитие в любое время, а что же касается учащихся, то они могут быть отчислены из училища только по требованию родителей. Закончилось это все тем, что взрослые слепцы, за исключением одного, ушли, а некоторых воспитанников-музыкантов забрали родители – деньги брали свое. Началась их самостоятельная жизнь, о которой позже стало известно — они смогли немного поиграть в парке и в других местах, но затем дела пошли плохо, работы не было.
В тот же год Училищу удалось устроить в церкви греческой богадельни, тут же на бульваре, небольшой хор певчих, который получал 65 руб. в месяц и кроме того за 2 панихиды в году еще по 50 руб. Все деньги, получаемые за пение, согласно постановлению Совета, шли в пользу певчих.


Руководство Одесского отделения Попечительства в XX веке.


В 1903 году  в заседании Совета 14 июня Председателем Совета на место графини А.И. Шуваловой. сложившей с себя обязанности председательницы по случаю выезда из Одессы в связи с новым назначением её супруга, был избран был новый Одесский Градоначальник генерал-лейтенант Дмитрий Гаврилович Арсеньев (Dmitriy Gavrilovich Arsenyev), но он не успел как-либо отметиться в истории Школы слепых, т.к. уже в августе того же года был переведен на службу в Санкт-Петербург. Со 2-го ноября 1903 членом Совета стала Варвара Александровна Нейдгардт (Varvara Alexandrovna Neidgardt), позднее ставшая не на долго Председательницей Одесского отделения — по традиции, на то время, пока ее муж, Дмитрий Борисович Нейдгардт (Dmitriy Borisovich Neidgardt), исполнял должность одесского градоначальника. Она оставалась в этой должности до ноября 1905. 

Нейдгардт

Варвара Александровна Нейдгардт
оригинал фотографии  выложен Александром Бабич‎ем в группе "Одесса, которую я помню" на facebook
 

Затем, тоже на короткое время, Председательницей стала Софья Алексеевна Григорьева (Sofia Alexeyevna Grigoryeva), которую сменила  Екатерина Ксаверьевна. Витте (Ekaterina Ksaveryevna Vitte), супруги брата Премьер -министра Российской Империи Сергея Юльевича Витте, Бориса Юльевича. Екатерина Ксаверьевна уже некоторое время исполняла должность временной председательницы (после ухода Арсеньева) и долгие годы занимавшей пост вице председательницы. поэтому она прекрасно знала все проблемы и нужды Попечительства. Она занимала должность Председательницы минимум до 1916 года. Среди других известных личностей тех лет отмечу Вице-председателя Анжело Анжеловича Анатра. и Одесского Городского Голову Бориса Александровича Пеликана (Boris Alexandrovich Pelikan), с 1913 года вошедшего в состав Совета Попечительства.

Е.К. Витте-

Екатерина Ксаверьевна Витте
 

Приведу список сотрудников "Училища слепых Попечительства Императрицы Марии Александровны" в 1914 году:
Инспектор — действительный статский советник Алексей Афанасьевич Мойсеенко
законоучитель — священник Симен Антонович Козловский
преподаватели — колежский секретарь Петр Павлович Кирхнер, Леонид Николаевич Жежеленко, Иван  Яковлевич Ферапонт, Н.Ф. Золотова,  Александра Ивановна Сафонова, Екатерина Ивановна Абрамович, Федор Иванович Бондаренко,  Дионисий Осипович Морфесси, врачи — Федор Карлович Вернке и Виктор Осипович Якубовский,


Использованные источники:
Константин Карлович Грот как государственный деятель, к столетию со дня рождения, Том III, Петроград, 1915 год
И. Галаган. "К торжеству открытия в Одессе училища для слепых мальчиков" Одесса, 1888
Отчеты о деятельности Одесского отделения Мариинского Попечительства для призрения слепых., 1887, 1889,1890,1891,1892,1894,1896,1897,1898,1899,1900,1901,1902,1903,1904,1905,1907,1908,1909,1911,192,1913,1914 и 1915.
Южно-русская медицинская газета, 1892 год
Иллюстрированное приложение к газете "Одесские Новости" за 1897 и 1900
В.И. Зуев. "Французский бульвар в городе Одессе" Одесса, 1915. 
Путеводитель Вайнера по Одессе, 1900 и 1901 года, 
Справочники "Вся Одесса"
Фонды ГАОО