Печёра. Дворец графов Потоцких.


Использование материалов сайта только с согласия автора.


Пройдя по тому, что раньше было английским парком, увидим сооружение в лучшем советском стиле — типа хрущевки. Но перед хрущевкой почему то посажены два грозных льва. Ну а уж если присмотреться, то и цокольная часть какая-то подозрительная… Все просто — мы с вами видим все, что осталось от печёрского дворца… В 1927 году старый дворец разобрали, а позже на его месте построили вот это чудо, которое, по правде говоря мне и снимать не хотелось, но надо.

Печере. Здание на месте дворца

Здание на месте дворца.

 

Вначале я покажу вам всё, что снаружи осталось  от дворца Потоцких.

Печора. Остатки большого дворца

Львы, В 2008 они были выкрашены серебрином. Я тогда думал, что это самое плохое, что могло случиться с этими благородными животными. Но нет… В 2017 они уже были выкрашены в… Ну сами увидите.

 

Печора. Остатки большого дворца

Вот такие они теперь… Как это часто бывает, львы раньше находились в другом месте (подробнее — во второй части). Но тут приходится благодарить, что они вообще есть, ведь без учета краски они такие красавцы.

 

Печера. Плитка на крыльце главного входа.

А вот это точно было именно здесь, здесь и осталось. Эта плитка и тогда и сейчас украшала крыльцо главного фасада дворца. Плитка кстати известная, заводов барона Бергенгейма, она же использовалась и в отделке костёла — это можно посмотреть тут. А здесь можно подробнее узнать о продукции барона Бергенгейма и нём самом.

 

Печера. Плитка на крыльце главного входа.Старая и новая.

Плитка правда сохранилась уже не везде, местами ее доложили аналогичной по цвету.

 

Печера. Водосток дворца.

Водосток — оригинальный, так же как и цокольный этаж и подвал здания. Это всё —  некогда центральная часть дворца.

 

Печора. Остатки большого дворца

Печера. Угольный подвал дворца.

Угольный подвал. Как и 150 лет назад.

Фасады


А вот так все это выглядело, когда было целым:

Печора. Дворец. Старое фото

 Дворец Потоцких, курденер, 1914.

 

Не сохранившийся дворец был построен еще Яном Свейковским в начале XIX века. Дворец строился практически как уменьшенная копия тульчинского дворца . Различия конечно есть, например крыша основного корпуса, но крыши на боковых флигелях в Тульчине — такие же. Такой же двухэтажный дом в центре, соединенный одноэтажными округлыми галереями с двумя боковыми фасадами. Отличие — главное, центральное здание как бы поставлено наоборот — у тульчинского дворца портик с четырьмя колоннами смотрит на парк, а фасад с лоджией — главный, а тут все наоборот — четырехколонный портик смотрит на аллею, ведущую к главным воротам, а большая лоджия, упрятанная в отличие от тульчинских 10 колонн только за четыре, смотрит на парк. Колонный ордер и там и там тоже одинаковый — ионический. Окна на печёрском дворце декорированы почти так же, как и на двух боковых зданиях в Тульчине. Вот только окна первого этажа декорированы каким-то небольшим растительным панно (над окнами), чего в Тульчине нет. Возможно это появилось во время реконструкции дворца, в эпоху эклектики. Первое такое большое обновление состоялось в 1874-1875 гг, его провел Константин Константинович Потоцкий. Впрочем это оно совершенно не изменило ни внешнего вида дворца, ни его внутренней планировки.

Дворец был двухэтажным, в плане прямоугольным, накрытым гладкой четырехскатной крышей с помещенными на хребте симметрично расположенными оштукатуренными дымоходами. Главный акцент на фасаде — упомянутый портик на четырех ионического ордера колоннах опирался на на квадратные базы, расположенных на одинаковом расстоянии друг от друга. Они держали треугольный фронтон, декорированный фризом с триглифами. Фронтон украшает два картуша, которые появились здесь во время перовой реставрации при Константине Потоцком. На левом – герб Пилява. На правом – герб Поволи. Над портиком, по всей его ширине находился балкон, размещенный на консолях и огороженный тонкой металлической решеткой. Дверные и оконные проемы были прямоугольными. Низко над землей посаженные окна первого этажа опирались на небольшие консоли. Венчал все лепной орнамент.

Печора. Дворец Потоцких. 1914.

Вот именно на этом месте, центральной части дворца сейчас стоит здание санатория, и имеет те же габариты, т.к. использует его фундамент.
На треугольном фронтоне дворца видны два родовых герба — они появились тут при реконструкции 1874-75 гг. Левый герб — Пилява Потоцких, правый — Бовол, к которому принадлежала мать Констанитна Консантиновича. Жозефина Тизенгауз.

 

Печора. Дворец. Старое фото

В 1915-м году возле дворца состоялось какое-то празднование…

 

Немного меньшие в размер чем дворец, два перпендикулярных дворцу служебных корпуса тоже имели два этажа, в плане прямоугольные с четырехскатными крышами с тремя дымоходами. Фасады украшены четырьмя пилястрами. Фасад был разделен на этажи широким поясом. Высокие, деленные на восемь частей окна первого этажа, и меньшего размера окна второго этажа, деленные на шесть частей. Так же оформлены и боковые фасады. Перед корпусами дворца был большой двор, окаймленный с трех сторон зданием дворца. Сюда же, слева, выходил фасад трехэтажной башни, увенчанной зубцами – скорее всего возведенной при последней переделке дворца в 1912-15 гг,  архитектором Гойриха.

Печора. Дворец. Выезд
Внутренний двор, курдонер. Выезд в экипаже. Начало ХХ века. Хорошо видны галерея и боковой флигель, тоже двухэтажный.

 

Печора. Боковой флигель дворца.

Курдонер обрамленный дворцом, галереями и официнами, был засыпан песком, и открыт со стороны въезда по главной аллее. Его обрамляли каменные вазы на высоких постаментах. Летом добавлялись постоянно меняемые цветы. Посреди двора был фонтан с каменным бассейном с невысокой стенкой и вазоны для цветов. Вдоль дворца и его крыльев, а также по внешней стороне фонтана тянулись цветники. Перед портиком стояла историческая пушка, привезенная из Тульчина.

Печера. Парк. Пушка.

Та самая пушка. Снимок примерно 1914 года.

 

На верхнем и нижнем снимках — левый (вверху) и правый (внизу) боковые флигели дворца (снимок `1914 года). В них находились служебные помещения, помещения для персонала, комнаты для гостей, контора управления имением. Соединяли дворец и боковые корпуса две полукруглые галереи, с большими прямоугольными окнами и низкой крышей с мансардными окнами. Интересны назначения галерей, связывавших центральный корпус с боковыми флигелями — если левая, как это часто и бывает в подобных домах, служила как оранжерея и зимний сад, то вот в правой была … конюшня! Да, на 30 лошадей для выезда и для верховой езды, там же —  манеж и каретная. Невольно вспоминаются крестьянские хаты. где в части хаты держали скотину. Странно все это. Правда после переделки части правой галереи на жилое помещение тут появились четыре современных «апартамента» с ванными, расположенными вдоль коридора со стороны паркового фасада

Печора. Дворец. Боковое крыло.

Кстати немного об особенностях дворца — он не так прост, как на первый взгляд кажется — помимо большого центрального корпуса и боковых галерей и флигелей, были еще два разных, не симметричных крыла, расположенных в глубине основного корпуса. Правый, больший из двух, виден на фотографии сверху — он нависает над галереей возле большого корпуса. Известно, что в одной из них в нижней части была служебная лестница, в другой – комната для обслуги. Внизу — фрагменты сохранившихся изображений дворца, где можно лучше понять, о чём идет речь —

Вот фрагмент фото, как можно судить, сделанного строго параллельно дворцу. Здесь хорошо видно «уши» справа и слева — они совершенно разные. Кроме того, тут видно и что галлереи разные — по высоте — если левая (где были оранжереи) — строго одноэтажная, то правая — где были конюшни — полутораэтажная.

 

Вот тут фрагмент где виден тот самый торчащий корпус справа, и видно, что он полукруглый! И видны окна второго этажа правой галереи. Видимо тут были помещения для конюхов.

 

А это фрагмент другого фасада, того, что смотрит на Буг, и на нем виден другой корпус, поменьше, и он тоже полукруглый!

 

А это — фрагмент рисунка Наполеона Орды (полностью см. его во второй части). Здесь видно, что в 1870-е, когда Орда делал этот рисунок, этих боковых пристроек не было.

 

Иначе чем главный фасад был решен парковый фасад главного корпуса дворца. Вместо выступающего портика сделан более широкий, но тоже о четырех ионических колоннах  ниша — внутренний портик. Его венчал фриз, подобный таковому на главном фасаде. Остальная отделка выглядела так же как и на главном  фасаде.

Печора. Дворец. Старое фото

Печора

Противоположный фасад, парковый  сохранил кроме цоколя еще и красивую полукруглую лестницу в парк. А сквозь асфальт проглядывает старая вулканическая плитка, которой было замощено пространство вокруг дворца. Она еще сохранилась местами, мы увидим это в парке.

 

Печера. Лестница паркового фасада.1

Лестница и цоколь — от старого дворца.

 

Печера. Плитка на крыльце паркового фасада.

Здесь на крыльце тоже сохранилась Бергенеймова плитка, но совсем мало.

 

Печера. Плитка на крыльце паркового фасада. Оттиск клейма

Клеймо харьковского завода Бергенгейма хорошо отпечаталось в растворе.

Интерьеры


В этой части я хотел бы поделиться с вами сохранившимися описаниями и изображениями навсегда утраченного Печарского дворца

Зайдем во дворец со стороны главного фасада.

Внутрь вели высокие дубовые двухстворчатые двери. Первый этаж имел высокие сводчатые покои, разделенные коридором. В центральной части был обширный зал с дверьми и окнами и с потолком, опирающимся на один столп, расположенный по центру зала. Он был поделен на  две части, одна часть использовалась как сени, вторая, с выходом во внутренний портик садового фасада, использовалась как холл. Лестничная клетка была расположена направо от зала. Связаны они были широкой аркадой, опирающийся на две колонны. Пол в  этих трех помещениях был выложен мраморными плитами.
По стороне главного фасада три покоя по левую сторону от зала служили как жилая комната хозяйки дома, Марии Потоцкой. Состояли они из салона в два окна, такого же размера спальни и угловой комнаты в одно окно, гардеробной. По правой стороне, за лестничной клеткой, находились покои для гостей в одно окно, а за ними – канцелярия Франтишека Потоцкого в два окна. В каждом из этих покоев находились предметы антиквариата, искусства и декоративные, в довольно большом количестве.

Расположенный посередине садового фасада зал имел представительскую функцию. Одну из его боковых стен украшал огромный камин, вытесанный из песчаника. Напротив него стоял длинный диван-кушетка, над которым висел гобелен. В другом месте зала стоял антикварный швейцарский буфет, а напротив него старый походный железный сундук Великого Коронного Гетмана Станислава Ревера Потоцкого. Все стены были декорированы под старый фаянс.

Со стороны сада первый покой по правой стороне зала служил для канцелярии Константина Потоцкого.

Напротив окна висел огромный план Теплицко-Сутковской ординации. Возле окна стоял столик для набивки патронов, большой письменный стол и шкафчик. Через эти покои можно было непосредственно пройти в большую комнату, в три окна, напротив среднего была большая глубокая ниша. Это была старая спальня Константина графа Потоцкого. В нише стояло его ложе из красного дерева. Над ним висела большая гравюра, изображавшая св. Яна из Дукли, в позолоченной раме с богатой отделкой. Над гравюрой – Божья матерь с гербом Пилява вверху, а внизу – стихотворное посвящение браку Щенсного Потоцкого и Жозефины Мнишек. Фоном этому служили радиально разложенные старинные мушкеты, сабли и две хоругви полков Щенсного Потоцкого, а в изголовье – непомерной длины карабела (сабля) гетмана Станислава Реверы Потоцкого, украшенная кожей ящериц. По обе стороны ниши находились части двух доспехов, гравированных золотом. Между ложем и большим письменным столом c полочками, заставленными миниатюрами и фотографиями, шкатулками и шкатулочками, лежали медвежьи шкуры. В этой комнате также были две шкафчика для курительных принадлежностей и чаш. Некоторые из них были декорированы янтарем и бирюзой, другие были глиняные, расписные, или фарфоровые, восточные. Маленькие столики из красного дерева с бронзовой отделкой принадлежали к новой мебели, вместе с кушетками и обитыми креслами. Стол и диваны покрыты восточными покрывалами. Ковры лежали на полу или висели на стенах. В остеклённом серванте были расставлены разные семейные реликвии, в т.ч. орден Белого Орла, Витури Милитари, масонские знаки отличия, перстни, печатки (меж ними – Вацлава Ржевусского), автографы, письма и римские и греческие античные находки из раскопок. Так же была витрина с коллекцией кнутов, нагаек, хлыстов и т.д.

Из семейных портретов в спальном покое Константина Потоцкого среди прочих висел поколенный портрет Жозефины Мнишек, супруги Щенсного Потоцкого, Изображенна она сидящей за мольбертом, в белом атласном платье с декольте, со светлыми напудренными локонами волос. Рядом с нею была дочь, Пелагея, тоже в платье с декольте и длинными батистовыми рукавами. Портрет принадлежал кисти Лампи-старшего, который позднее сделал несколько копий этого портрета.

Портрет, висевший в покоях Константина Потоцкого — Жозефина Амалия Потоцкая, ур. Мнишек  с дочерью Пелагеей.
Джованни Баттиста Лампи Старшего

 

Копия или одна из реплик портрета Щенсного Потоцкого с оружием в красном плаще и два его молодых сына, Щенсного — Ежи и Станислава Септима, кисти того же художника. На одной из боковых стен, на фоне старого восточного ковра, висел портрет Янины Софии Потоцкой, супруги Константина Потоцкого, в желтом атласном платье с кружевами и веером в руке. А по бокам – портреты Анны и ее мужа, Франтишека Силезия Потоцкого, киевского воеводы – копии с оригиналов Доменико Кунего (Domenico Cunego). К ранним портретам также принадлежал портрет их зятя, Алоизия Фредерика фон Бруля (Alois Friedrich von Brühl), кисти Пер Краффта (Per Krafft), а к группе новых портретов Ежи Мниша и его жены Анны Ганской, Жезефы Тизенгауз, супруги Константина Потоцкого, работы малоизвестного художника Шимона Позначека, а также Александры Потоцкой работы Фредерика Амерлинга.

Александра Станиславовна Потоцкая
Портрет работы Фредерика Амерлинга.,
портрет из коллекции Печерского дворца

 

К картинам иного содержания относится например следующая “Всадник в красном жилете на пегой лошади на фоне пейзажа» ок. 1800 г, работы Александра Орловского, того самого автора «Вида на море с берегов Крыма с кораблем на горизонте».

Небольшие дверки, спрятанные в одной из стен, вели в гардероб и кладовую. В старых сундуках из кедра и лиственницы были спрятаны макеты восточные и чучела, шелковые попоны для лошадей, пояса, старые ризы, очень богатой вышивки французские материи XVII века и старше, и т.п.
Следующий анфиладный покой – в одно окно — служил гардеробной, а за ним – угловой, служивший ванной.

Из зала налево был вход в большой библиотечный зал в четыре окна, созданный в 1914-1915 из двух соединенных в одно целое гостевых покоев. Библиотека имела название «Новой», старая до этого, вместе с архивом, располагалась в одной из официн. Вдоль стен стояли шкафы из красного дерева  в якобинском стиле, с закрытыми дверьми внизу и с бронзовой сеткой вверху.

Собрание книг в Печере насчитывало 15000 томов. Это было преимущественно литература XVIII и XIX веков, однако были издания и других веков, значительно более ранних. В основном книги были на французском, итальянском, немецком и английском языках, в части природоведения, военной, политической истории и описания путешествий. Из польской литературы преимущественно были дневники Сеймов. Также в Печере были издания польских и мировых классиков, много различных французских энциклопедий и преимущественно Французские библиофильские издания. Книги вели свое происхождение и из библиотеки Тульчина, где их преимущественно собирали Щенсный Потоцкий и его вторая жена Жозефина Мнишек. Большую же часть печерской библиотеки собрала Мария, супруга Ярослава Потоцкого, ур. Ржевусская, о чем свидетельствовали соответствующие знаки на книгах. Из своих  частых заграничных путешествий она привозила ценные и редкие издания. Например, известно, что там была средневековая библия, написанная на пергаменте, с красивыми цветными заглавными буквами. Собирала она также коллекцию маленьких книжечек религиозной тематики, также украшенных. В т.н. группе «livres d’heures» выделялась также иллюстрированная рукописная книжечка, написанная в каком-то монастыре, вероятно на Рейне, в XIII веке. Собранием книг для библиотеки также занимались Константин и Франтишек Потоцкие. Некоторые книги имели экслибрисы с надписью «Командора Ситковецкого». Многие книжки имели особый переплет, в частности книги семнадцатого века и старше имели богато украшенный золотом кожаным переплетом, многие имели тисненный золотом суперэкслибрис с гербами.

Помимо библиотеки также в Печере был большой семейный архив, главная  часть «потоцианны», содержавший в основном дела по имениям Тизенгаузенов и Ржевусских, переписку гетманов Вацлава и Северина, и др. В 1913-м архив привел в порядок и каталогизировал Альфред Пиотух-Кублицки (Alfred Piottuch-Kublicki). К сожалению, все каталоги эти погибли во время Первой Мировой Войны.

Печора. Дворец. Картинная галерея
Картинная галерея.

 

Последний, угловой покой в левой части садового фасада использовались как служебные, ничем в отделке не выделялся.

Широкая лестница из трех маршей на второй этаж. Сделанные из песчаника ступени окаймляла по краям кованная железная балюстрада, украшенная медальонами в стиле ампир. На первой площадке, на колонне розового мрамора было письмо короля Станислава Августа, на второй и на третьей – алебастровые чаши. На лестничной клетке висели три брюссельских гобелена. Самый большой из них изображал Похищение Собинянок, а другой, меньшего размера, изображал некое пиршество в народных костюмах. Между окнами было расположено огромное, выполненное на шелке, генеалогическое древо Потоцких, а над гобеленами было несколько портретов Потоцких и Мнишеков. А также красивая работа маслом Elekcje na Woli.

Из галереи на лестничной клеткой можно было попасть в три жилых комнаты, располагавшихся в правой части со стороны главного фасада, с левой стороны были такие же три помещения, но носившие представительские функции. Первое помещение в левой части служило как библиотека, где хранились книги, которые должны быть под рукой в первую очередь. На расположенных повсюду у стен стеклянных шкафах стояли многочисленные мраморные вазоны и бюсты. Меж двух окон, выходившими на балкон над портиком, стоял кабинетный шкаф, где были спрятаны ценнейшие предметы искусства, в т.ч. старые иллюстрированные вручную молитвенники, королевские автографы, а также книги в старинных искусных переплетах. Посреди комнаты стоял стол, на котором  всегда лежала привозимая в Печеру пресса, включая Курьер Варшавский, Слово, Иллюстрированный Ежегодник, Край, петербургские газеты, Католическая Миссия, Католические Ведомости, Польский Садовник, Всадник и Охотник, Деревня и Усадьба, заграничные La Revue, L’Illustration, Le Matin, Le Figaro, London News, и другие. В шкафах находились периодические издания журналов с 1875 года, а также словари, научные издания, атласы, разнообразная  интересная литература на польском, французском и английском.

Рядом с библиотекой находился проходной салон в два окна, по обивке стен и обивке мебели называвшийся «Красным», либо «Гобеленным». В этой комнате на всех четырех стенах висели большие гобелены с библейской тематикой. Один из них при этом представлял символическое изображение Америки как высокой горы, на ее вершине были видны индейцы с перьями на головах, на фоне богатой растительности и тропических животных.

Печора. Дворец. Габеленовый зал

Гобеленовый (Красный) зал

 

В «Красном» салоне между окнами стояла оригинальная китайская мебель в черном лаке, с золочеными узорами, имеющими десятки разной величины ящиков с чашками и прочим. В двух углах комнаты стояли шкафы в стиле Людовика XVI, инкрустированные, с мраморными навершиями, на которых стояли большие китайские вазоны. В этом же стиле были столики для карт, также инкрустированные. К эпохе стиля Людовика XVI также принадлежали кресла из черного дерева, покрытых красным узорчатым материалом, а также стол.  Обстановку салона дополняло пианино, а на стенах, кроме гобеленов, висело несколько работ маслом Юлиуша Коссака (Juliusz Kossak), изображающих коней.

Следующая и последняя в анфиладе левого крыла по стороне главного фасада была Бальная зала в три окна, выходивших на парадный двор. Она имела стены, разделенные либо вертикальными, либо горизонтальными лопатками (лизенами), отштукатуренными желтой штукатуркой под мрамор. Меж ними были прямоугольные панели с гротескным растительным  орнаментом из алебастра. Из алебастра были также сделаны обрамления окон и дверей. Весь зал был опоясан широким фризом.

Печора. Старые фото дворца

Бальный зал . Люстры укрыты.

 

Посреди двух стен были классического вида камины из белого мрамора, покрытые богатым рельефом. Дрова были прикрыты трехчастной ширмой в стиле рококо. На обоих каминах, на фоне больших зеркал, расширяющих пространство зала, стояли большие часы фирмы Boulle и четыре вазона с крышками из саксонского фарфора. Потолок опирался на грани карнизов, имевших нескольких поясов. Широкий пояс с гротескной растительностью и розетками в углах также окружал плафон. С больших розеток, размещенных посередине, свисало два больших хрустальных паука. Пол украшала геометрическая композиция, сложенная из трех сортов дерева — белого, черного и красного, с мотивом повторяющихся шестигранников. В целом это напоминало корону, окруженную достаточно широким ярким поясом из разной величины темных и светлых кругов, собранных в одно целое. Панели высоких двойных лакированных дверей  и боазери с резьбой с золоченой листвой и большими розетками. Центр зала был пустым. В одном из углов стояло фортепьяно, вокруг кресла, кушетки, банкетки, и столики — белые лакированные и обитые темной с желтым обивкой.

Со стороны сада на втором этаже над портиком были два салона, имевшие порте-фенетре, выходящими на балкон. Правый назывался «Переходным», левый носил имя «Салон с орлами». Первый, меньший по размеру, служил как будуар хозяйки дома. Он имел стены покрытые гладкой белой штукатуркой, увенчанной фризом с валютами и декорированным лепниной потолком, опиравшийся на декорированные грани. Пол в зале был  скомпонован  из небольших квадратов, в котором на светлом фоне были вписаны темные звезды. Пол был устлан большим французским ковром. Зал также имел простых форм камин из белого мрамора, декорированный растительным рельефом в верхней части. Над камином было огромное прямоугольное зеркало. С потолка свисала хрустальная люстра. В убранстве комнаты превалировала мебель в стиле Людовика XV. Некоторая из них, была сделана здесь же, по аутентичным образцам. В этой комнате стояли серванты с фигурками, преимущественно из саксонского фарфора, возле окна – бюро украшенное бронзой, а в одном из углов – колонна с тремя кариатидами. Камин украшали большие французские часы в оправе из золоченой бронзы, два канделябра золоченых же бронзовых, а также две тонкие китайские вазы.

Все стены салона-будуара были покрыты множеством разнообразных картин на разные темы в количестве нескольких десятков штук, в основном французской и голландской школы XVIII века. Среди них можно было найти например копию известного портрета кисти Пьера Мигнарда (Pierre Mignarde), называвшегося Louis XIV et sa soeur de lait, небольшая копия Рембрандта Распятие Христа, автопортрет Елизаветы Виже-Лебрюн (Vigee-Lebrun), большой пейзаж Горацио Вернета, Портрет молодой девушки читающей письмо Жана-Баптиста Греузе (Greuze), приобретенный при Щенсном Потоцком, которму он якобы напоминал о первой жене, Гертруе Комаровской, картина маслом Адриена ван дер Вельде, Мадонна с младенцем Joos van Cleve, фламандской школы, несколько работ Франца Хальса, Давада Teniers, Antoine Le Nain, Nicolas de Largilliere.  В коллекции также было много не подписанных голландских пейзажей, уличных сцен и военных. Из польских работ было восемнадцать пастелей Александра Орловского с видами природы края. Висел там так же большой пейзаж маслом, не подписанный, но приписываемый польскому художнику.

Название «Салона с орлами» происходило от того, что углы его вверху украшали рельефные изображения орлов. Весь потолок был также покрыт рельефным декором. Середину занимала большая розетка с стилизованными листьями аканта, окаймленная гладкой рамкой. Такие же рамы окаймляли также трапецевидные пластины, расходившиеся от розетки. Сложные богатый узор в растительной тематике внутри этих трапеций дополнял украшение потолка. Композицию потолка завершал широкий фриз, сложенный из листьев и плодов винограда а также богатый карниз. Пол был сложен из больших светлых четырехугольников, дополненных четырьмя овальными листьями с контуром из темного дерева. Напротив окон выходивших в парк был белый мраморный камин, со стоявшими на нем большими бронзовыми часами Boulle, украшенными фигурой смерти с косой, а также канделябрами из позолоченной бронзы. Зеркало над камином имело гипсовую раму. Два других подобных зеркала были меж окнами. Под ними стояли комоды в стиле Людовика XV с инкрустациями и бронзой в отделке, с мраморным верхом, а на них подсвечники в том же стиле.  Их нижняя часть образовывала вазы высотой около метра, из которых виднелись веточки из позолоченной бронзы с цветами лилии. В «Салоне с орлами» также были комод с инкрустациями и мраморным верхом, в стиле Людовика XVI, диваны, кресла и стол в стиле Людовика XV, белые, лакированные,  с позолотой, обитые белым же материалом с желтым рисунком. Это, так же как и другая мебель, могла быть сделана местными мастерами по заграничным образцам со строгим следованием стиля. Отдельную группу составляли несколько небольших столиков из красного дерева, инкрустированных, с верхом в бронзовом обрамлении, предназначенных для карточной игры. На полу лежал большой французский ковер Aubusson.

Печора. Дворец Потоцких. Зал с орлами.

«Салон с Орлами». Внизу — плафон потолка Салона с Орлами. 1914 год.

 

Печера. Интерьеры дворца. Потолок.1

 

Два гобелена  больших размеров фламандской работы с библейскими сценами, висели в этом же салоне. Возле камина было несколько не больших, но ценных картин. Два портрета принадлежали кисти Francois Cloueta. Другие принадлежали голландской школе. Были тут также две эмали, одна из них с изображением женщины, другая мужчины. В небольшой нише, с специальной сделанной стеклянной витрине, находился серебряный резной алтарь инкрустированный дорогими камнями. Принадлежал он корою Яну III и сопровождал его во время дела под Веной. Сделан он был из черного дерева, в стиле итальянского барокко. Как дополнительные украшения он имел колонны, фигурки святых и ангелов из серебра, а также небольшие миниатюры, изображающие сцены из жизни Христа. Принадлежал к коллекции Тульчинских сокровищ.

Налево от «Салона с орлами» сразу после ниши портика, располагалась обеденный зал с потолком, декорированным  гипсовым орнаментом. Зал украшала мебель в гданьском стиле, сделанная из черного дуба. В комплект входили два больших резных стола, кресла с высокими резными спинками с нарисованными картушами с гербами, затем поставленные напротив окон буфеты–комоды, так же между окнами – высокие стеклянные серванты с полками. В буфетах была коллекция блюд – серебряных, золотых либо «en vermeil», в основном аугсбургской, гданьской, французской либо восточной работы. Помимо блюд там были чашки, кубки, бокалы, а также небольшие фигурки птиц и зверей, и другие мелочи. Часть этих предметов большой ценности с точки зрения искусства и исторической ценности, была выставлена на поверхности буфетов. Особый интерес представлял собой позолоченный кубок  в виде ветряка. Перевернутый с ног на голову, он служил для питья, причем дыхание пьющего приводило в движения крылья ветряка.

Застекленные шкафы меж окнами были уставлены предметами из стекла и фарфора, а также старомодные кубки с гербами и надписями на польском, латинском, немецком языках, разные графины и флаконы и т.д., затем фарфор саксонский, венский, берлинский и китайский. Из польских фабрик были представлены Коржек и Барановка. Один из сервизов на 36 особ, принадлежавший Марии, урожденной Ржевусской, супруге Ярослава Потоцкого, был сделан в ампирном стиле. На довольном скромном оформлении тарелок выделялись вензель MR. Помимо фарфора, в сервантах стояли также различные статуэтки мейсинской и венской работы, среди которых выделялся лебедь практически в натуральную величину, возможного из известного сервиза, сделанного в Мейсине Иоганом Иохимом Кендлером для министра Бруля. Были и характерные для той эпохи статуэтки мандаринов, кивающих головами. Вечером зал освещался восемью большими бронзовыми подсвечниками, которые в дни каких-либо праздников заменялись на такие же, но серебряные.

Последняя комната в одно окно, замыкавшая анфиладу левого крыла со стороны парка, служила буфетом.

Печора. Спальные покои Янины Потоцкой.

Спальные покои Иоанны Потоцкой. перед 1914-м.

 

К салону-будуару с правой стороны примыкал большой, в три окна покой, служивший иногда спальней Иоанны (Янины) Потоцкой, супруги Константина. Напротив окон в комнате был большой альков, с двух сторон от него стояли две белые гипсовые колонны со стилизованными ионическими капителями и антаблементом. Белая штукатурка покрывала все стены комнаты. По обе стороны алькова также были одностворчатые двери, из которых одна выходила в коридор, а вторая – «в секретное место». Двери эти также были лакированные белые, украшенные позолоченным рельефным орнаментом. Над перемычкой выступали две золоченые консоли, соединенные гирляндой. Консоли также поддерживали карниз, служивший опорой для квадратных, деленных на четыре части окон, одетых в золоченные рельефные рамы. К обоим внутренним углам комнаты примыкали высокие ниши с полукруглым верхом, в которых находились большие белые кафельные печи. В этой же комнате был и камин из белого мрамора. Вверху комнату окаймлял широкий фриз. Над ним был декорированный штукатуркой потолок с ярко выраженными гранями. Темные рамы делили пол на длинные полосы на светлом фоне, в них были вписаны прямоугольники с ромбами, в центре которых были звезды. Панели  двустворчатых, в широких наличниках дверей, соединявших комнату с остальными апартаментами, были окаймлены золотыми полосами. Небольшая ампирная люстра имела вид глубокой ажурной чаши, окруженной свечами и увенчанной бронзовыми цепями.
В алькове, над старинной кроватью висел французский шелковый гобелен, изображавший снопы и стаю куропаток на красном фоне. Среди мебели выделялся инкрустированный комод в стиле Людовика XV, а также бюро, несколько столиков для карточной игры Замысловатой работы и несколько шкафов красного дерева. Застланные кресла и стулья были обиты материалом с цветочным рисунком. На камине стояли большие бронзовые  часы,похожие подсвечники и два вазона Севрез в зеленых тонах. Большую часть площади стен занимали семейные портреты. Наиболее ценные были портреты кисти Лампи, среди них – Щенсны Потоцкий, его старшего сына Ержи, Жозефины Мнишек с двумя детьми, а также общий портрет, м предполагаемым интерьером мастерской художника, и Жозефина Потоцкая, покупающая стоящий на мольберте портрет своего мужа. На портрете Лампи изобразил и самого себя, наблюдающего за ходом работ, а также третью особу, которым мог быть тогдашний архитектор Потоцких Латур (Latour) или Лакруа (Lacroix), или даже Ля Темпль (Le Temple). Среди картин на стенах рассматриваемой нами спальни Иоанны Потоцкой было много других портретов и миниатюр, преимущественно не подписанных, разной величины и художественной ценности. Помимо членов семьи Потоцких были портреты семьи Ходкевичей, Ржевусских, Любомирских и т.д. В этой группе выделялся портрет Ярослава Потцкого, кисти J. Ch. Lampi, далее большой портрет на пергаменте Жозефины Потоцкой, супруги Щенсного с тремя старшими детьми, головка дочери Потоцкой (Гречанки), Софии, вышедшей замуж за Павла Кисилева, и сыны Болеслава Потоцкого (1806-1885), все написанные Filippo или Karl Agricole. Кроме портретов  были и пейзажи и натюрморты с цветами.

Печора. Спальные покои Янины Потоцкой.

Спальные покои Иоанны Потоцкой. 1917-й.

 

Следующая комната по правой части паркового фасада служила как гардеробная (будуар) хозяйки дома, а за ней — ванная комната.
В общем правая часть имела анфиладное расположение дверей. Не считая служебных помещений, в 1917 году печерский дворец насчитывал 54 комнаты, вместе с двумя официнами.

Помимо перечисленных выше во дворце было множество иных образцов произведений искусства и антикварной ценности вещей – в виде  часов из бронзы, канделябров, изделий из резного мрамора, стекла, хрусталя, серебра, фарфора, развешанных на стенах гравюр в рамах или без, ковриков, в т.ч. с гербами Потоцких и Мнишек, ведших свое происхождение из Тульчина.

Печкра. Дворцовый алтарь

Алтарь из дворцовой часовни. Аугсбург, Иоганн Андреас Тело (1689-1734), около 1720-1725. Древесина кипариса, палисандр и дуб, серебро, латунь, медь, золото, панцирь черепахи, слоновая кость, перламутр, коралл, драгоценные камни (лазурит, агат, аметист, сердолик, яшма, оникс), пергамент. Находился в коллекции Потоцких в Печере, после Первой Мировой войны был вывезен в Краков.

 

Печора. Дворец. Зал оружия

Оружейный зал. По форме сводов можно предположить что он был расположен в сохранившемся цоколе? Кстати именно здесь скончался Константин Константинович а на снимке видны те самые два знамени XVIII века, о которых упоминала его невестка в описании последних минут графа.

 

Граф Константин Потоцкий на смертном одре в Оружейном зале.- рисунок.

До самого конца дворец в Печере содержался как великопанская резиденция, с большим количеством служб. Хлопский пишет, что во времена его пребывания в 1880-м году т..н. казаки, приписанные ко дворцу, носили старого кроя жупаны и черные казацкие контуши. Пани Потоцкая (супруга Франтишека) вспоминает, что перед Первой Мировой они носили желто-гранатовые ливреи, напоминавшие кантуши расшитые цветными рисунками и также серебряные галуны. Только камердинер и собственный лакей пана Константина Иосифа Потоцкого ходили в европейских одеждах. Так же как и в других резиденциях ушедших веков, в Печере до 1914 года был оркестр, состоявший из конюхов и органиста Франциска Надводзского.  Позднее их одели в пожарную форму и хуже или лучше, но всегда смело и с большим успехом выступали на различных мероприятиях.

Оркестр графа Константина Потоцкого 19.03.1913.
Ревменюк Г.К, Фурман И.А., Кузнец В.Л. Баран В.К., Семенюк М, Рудый В.Ф.(барабан), Кузнец Ф. (малый барабан), Цеголик Ф.С., Надвоцкий (руководитель оркестра), Сапожик(?) Ю.С., Фурман Ю.А.
Из экспозиции в Костела в Печере.

 

В начальной стадии революции спалили сначала левую официну. Позднее весь дворец исчез с лица земли, разобранный на кирпичи. К счастью, удалось спасти большую часть  хранившихся в нем коллекций ценных предметов и окольными путями перевести это все в Краков.

В 1912-1915 годах последний владелец, граф Франц Константинович Потоцкий провел последнюю масштабную переделку дворца. Были обновлены интерьеры, свидетельством  переделки вот этот проект столовой архитектора Яна Гойриха. Афтанази пишет, что это был Ян Гойрих-сын. С Гойрихом мы еще встретимся, в части о других постройках имения . Кроме обновления интерьеров была осуществлена перепланировка внутренних помещений. Так, одной из существенных идей была переделка упомянутой мною конюшни в правой галереи в жилые покои.

Печора. Дворец. Проект столовой Я. Гойриха

Эскиз интерьера одной из комнат печёрского дворца, предложенный Яном Гойрихом.

 


вернуться к оглавлению