Жилые Павильоны Александрии

Выйдя из Аустерии, мы с вами попали на Грабовую аллею, которая стала своеобразным объединяющим центром Александрии — вдоль нее расположилась и Аустерия — главное строение имения и четыре главных павильона, осматривать которые мы отправляемся. Вернее осматривать воспоминания о них, ибо так же как и Аустерии, ни одного из этих, павильонов не сохранилось.
Чтобы лучше разобраться, предлагаю посмотреть на карту, сделанную Д.М. Кроворучко ~ в 1979 году.

Александрия. План парка и павильонов.

Александрия. План парка и павильонов. 1- Аустерия и хозяйственный двор. 2 — алея павильонов, 3 — Бальный зал.

 

Здесь нужно заметить, что все важнейшие постройки Александрии — Аустерия, семь павильонов, а также Руина, были возведены еще при жизни гетмана Ксаверия Петровича Браницкого, в первые два десятилетия XIX века. Пойдем их «смотреть». Вдоль южной стороны аллеи находились четыре павильона, а перед ними – пятый. Они в общем-то не имели названий, а попросту были пронумерованы. Их главные фасады смотрели на парк, а главные двери были со стороны аллеи. От самой аллеи их отгораживал невысокий забор в виде железной решетки со столбами из кирпича, увенчанными вазонами. «Первый» был и самым старым и самым дальним от Аустерии. Павильоны «Первый», «Второй», Третий» и «Четвертый» между собой соединялись перголами. «Пятый» павильон, известный также как «Бальный зал» вероятно, был самым поздним по времени постройки и стоял уже не вдоль аллеи, а в саду, между «Третьим» и «Четвертым» павильонами. Аллея Павильонов была видимо очень популярна среди фотографов, мне удалось найти аж пять её фотографий со стоящими вдоль нее павильонами, но на них из-за деревьев и плюща их особо не разглядишь и тем более их архитектурные детали. Все фотографии сделаны примерно в 1914 году.

Грабовая аллея и павильоны вдоль неё. Около 1914 года. (три снимка — с сайта bila-tserkva.in.ua)

 

Из воспоминаний Чеслава Ржевусского (Czeslawa Rzewuskiego), связанного родственными отношениями с Браницкими, мы узнаем, что после пожара, который уничтожил постройки XVIII века, и новая резиденция состоит из четырех больших павильонов, построенных в стиле русского ампира, расположенных недалеко от центрального здания. Ржевусский пишет, что построены они были по случаю пребывания в Александрии императора Александра I. Он не упоминает о пятом, видимо он появился позже.
Эти пять главных павильонов Александрии были очень популярны среди художников, побывавших там в XIX веке. Конечно же, в Александрии не мог не бывать главный хранитель ценностей помещичьих усадеб — Наполеон Орда. Он оставил два рисунка, запечатлевших поляну с этими павильонами, столько же изображений павильонов оставил нам Виллибальд Рихтер (Willibald Richter), акварели которого вероятно сделаны по заказу Артура Потоцкого.

Александрия. Наполеон Орда. 1872.

«Главная» поляна Александрийского имения. Вид Бальной Залы и Монаршего павильона и Большого павильона. Наполеон Орда, 1872 год.

 

Вид на Бальную залу, Монарший и Четвертый (Большой) павильоны. Рисунок Виллибальда Рихтера, 1828 год.

 

Немного другой вариант этого рисунка Рихтера хранится в собрании Эрмитажа, в Альбоме Императрицы Александры Феодоровны. Здесь он озаглавлен как «Паковый пейзаж».

Виллибальд Рихтер, Парковый пейзаж. Государственный Эрмитаже. Из Альбома Императрицы Александры Федоровны.
Прислано Ириной Пащинской

 

Вид на боковой фасад Бальной залы, Четвертого (Большого) и Монаршего павильонов. Рисунок Виллибальда Рихтера, 1828 год.

 

Александрия. Главная площадь павильонов.

Вид на Бальную залу, Монарший и Четвертый павильоны. Рисунок Иосифа Рихтера.

 


Первый и Второй Павильоны


Изображений первых двух павильонов, о которых можно с уверенностью сказать, что это они не найдено. Нет и описаний их внутреннего убранства. По сохранившимся семейным преданиям, «Первый» павильон был гостевым, для гостей с детьми. Считается, что изображение Первого павильона не сохранилось. Однако Александр Иванов, так же увлекающийся историей Александрии, выдвинул очень интересную версию на основе анализа взаиморасположения построек на рисунке Михалины Бержинской, датируемым 1822 годом, где изображен один из павильонов и китайская беседка около него. Вот его версия  «… учитывая то, что мы видим  а) заднюю часть павильона, б) где-то в глубине бальный зал, то такой вид возможен только с северо-западного угла Аустерии, и таким образом на картинке единственное дошедшее до нас изображение первого павильона!»

Александрия. Китайская беседка и один из павильонов. Рисунок Михалины Бержинской, 1822

Китайская беседка и один из павильонов. Рисунок Михалины Бержинской, 1822
Возможно единственное дошедшее до нас изображение Первого павильона.

 

О «Втором» известно, что там жила семья Радзивиллов. Есть несколько фотографий, которые, как принято считать, показывают интерьеры «Второго» павильона. На ней изображен салон Бичетты Радзивил. Стены салона покрыты тканью, с потолка свисает небольшая хрустальная люстра. Падуга потолка с элементами декора, напоминающими эпоху рококо. Изящный диван в стиле ампир, инкрустированный позолоченной бронзой  — одна из жемчужин коллекции Александрии. В этом же салоне, у другой стены видим комод, тоже инкрустированный бронзой и покрытый мраморной столешницей. Над диваном висел портрет Жозефины Потоцкой, урожденной Мнишек (Józefina Amalia Potocka), супруги знаменитого Щенсного Потоцкого, и Пелагеи, их дочери, кисти Лампи.

Александрия. Второй павильон, салон Бечетты Радзивилл. Диван, инкрустированный бронзой.

Второй павильон, салон Бичетты Радзивилл. Под стеной тот самый диван, инкрустированный бронзой. Над ним — портрет кисти Лампи —

 

jan-chrzciciel-lampi-jozefina-amalia-potocka-z-corka-pelagia

Жозефина Потоцкая (урожденная Мнишек) с дочерью Пелагеей.
Портрет работы Иоганна-Баптиста Лампи, примерно 1790-й год

 

Александрия. Павильон #2. Салон Бечетты Радзивилл 3

Второй павильон. В углу — возможно профильный потрет Владислава Браницкого, рядом — комод тоже с позолоченной бронзой.

 

Помимо этого портрета был еще ряд картин, в том числе семейных портретов, пейзажей и других. Были подсвечники, различная мебель и множество разного рода побрякушек. Соседний павильон — жилой.

Александрия. Павильон #2. Салон Бечетты Радзивилл

Жилая комната Второго павильона. Все фотографии интерьеров Второго павильона сделаны до 1917 года.

 

Здесь мы видим тоже обитые тканью в полоску стены, также и мебель, схожее оформление падуги потолка, изящный комод с инкрустациями и столешницей белого мрамора. Сверху — бронзовые позолоченные часы XVIII века. Белый мраморный резной камин украшает одну из стен. Стул с особо изящной спинкой, похоже, тоже инкрустированной бронзой.

Александрия. Павильон #2. Салон Бечетты Радзивилл 4

На стене справа от камина — целая коллекция миниатюр и  красивое бронзовое бра.

Александрия. Семья Радзивиллов в парке ок 1916.

Александрия. Семья Радзивиллов в парке  ок 1916.

 


Монарший (третий) павильон


Больше других повезло «Третьему» павильону, располагавшемуся прямо напротив Аустерии. О нём сохранилось наибольшее количество информации, как об интерьере, так и о фасадах. Главная причина такого везения вытекает скорее всего из его названия — «Монарший», поляки упоминают еще «Цесарский» — что по-русски означает «Императорский». Ну а царененавистники могут называть его и дальше «Третьим». А все дело в том, что именно здесь во время своего пребывания в Александрии ровно двести лет назад (пишется в 2016-м году) останавливался большой друг Браницких, император Александр Благословенный. Самое интересное, что сохранилась копия архитектурного проекта «Третьего» павильона, жаль только без имени автора. Копия эта предназначалась для Констанции Ржевусской, урожденной Любомирской, о чём говорит надпись на нём — «Рисунки для Е.С. графини Ржевусской». Это два рисунка — «Фасад на сад и сосны» и «Фасад на Детинец» —

Александрия. Проект Третьего павильона. Садовый фасад.

Проект Третьего павильона. Фасад на сад и сосны

 

Александрия49

Проект Третьего павильона. Фасад на Детинец.

 

Но опираясь на имеющиеся изображения Монаршего павильона, можно сказать, что он отличался от архитекторской задумки в сторону упрощения.  В построенном здании, например, вообще отсутствовали два барочных элемента на крыше. Сохранившиеся источники описывают его как двухэтажное, почти квадратное по форме здание. Южный фасад был отмечен четырехколонным ионическим портиком, между колоннами которого располагались три порте-фенетре, или чтоб не умничать — стеклянные двери-окна. Сверху над портиком находилась лоджия с двумя тонкими колонами, тоже ионического ордера и балюстрадой между ними. Боковые фасады — восточный и западный — были лишены каких-либо акцентов. Северная сторона, выходившая на аллею павильонов, имела парадный вход, украшенный портиком с двумя колоннами. Стены павильона были строго гладкими, единственными выступающими элементами были обрамления окон, достаточно тоже скромные. Павильон был построен скромнее сохранившегося проектного эскиза.

Сохранились описания и изображения внутренненго убранства павильона. В них говорится, что павильон имел три линии помещений, в направлении восток-запад. Впрочем, все это можно увидеть на сохранившемся поэтажном плане здания.

Александрия. Монарший павильон. План первого этажа.

Монарший павильон. План первого этажа.

 

Вдоль фасада с колонами во всю длину была одна комната, имевшая как я говорил, стеклянные двери в сад, с колоннами между ними. Напротив них, во всю ширину портика, был проход в соседний зал. Первый зал назывался «Колонным» — в нем было шесть колонн, пилястры, полуколонны. Второй зал назывался «Ампирным», т.к. был отделан в этом стиле. Их внутреннее убранство можно рассмотреть на сохранившихся фотографиях, датируемых примерно 1914 годом.

Александрия. Монарший павильон. Колонный зал.

Глядя на фотографии «Колонного зала», сделанные несколько позже, незадолго до 1917-го года, нужно иметь в виду, что в нем размещалась семейная католическая часовня, отсюда эти кресла и банкетки, отсюда и небольшой алтарь на дальней стене.

Сохранились и фотографии «Ампирного» зала. На первой — вид из «Колонного зала» на «Ампирный —

Александрия. Монарший павильон. Вид из Колнного зала на Ампирный.

Другие две сохранившиеся фотографии показыват детали интерьера зала.

Александрия. Монарший павильон. Ампирный зал

Все три фотографии сделаны примерно в 1914 году.

 

Как мы видим на плане, слева от Ампирного салона располагалась небольшая, квадратной формы комната, а справа на этом же месте — кабинет. В углах обоих этих комнат стояли высокие печи, которые также обогревали Ампирный зал. Третья, северная линия комнат, та, что вдоль аллеи павильонов — тоже разделена на три части. Угловая левая комната — прихожая с лестницей на второй этаж, затем комната с кладовой, а угловая комната справа — спальня. Последние две отапливались также угловыми печами. К сожалению, фотографий этих помещений не сохранилось. Зато есть план второго этажа, куда мы и оправимся, прежде прочитав воспоминания Олимпиады Петровны Шишкиной, побывавшей здесь в 1845 году и описывающей Императорский павильон:

… Один из них (павильонов), обсаженный кругом огромными белыми акациями, называется Императорским. В нем хранится кровать с надписью: «Император Александр Павлович, осчастливив нас своим присутствием, изволил почивать на сей кровати Сентября 12 и 13, 1826 года». Тут же низенькие ширмы тополевого дерева с шитьем по канве, работы Императрицы Марии, всегда благоволившей к покойной графине.»*


Олимпиада Шишкина, *Заметки и воспоминания русской путешественницы по России в 1845 году».Часть первая. СПб, 1848. стр 251

 

 

Александрия. Монарший павильон. План второго этажа.

Монарший павильон. План второго этажа.

 

Две комнаты справа и слева от лоджии на плане указаны как кабинеты. Комната над Ампирным залом — как столовая. Слева от него — «предпокои», а справа — «альковные покои». Линия вдоль северного фасада — опять же сени, с лестницей, затем гардеробная и тоже спальня. В одной из этих спален, что располагались друг над другом, и стояла та самая кровать, на которой спал император Александр Первый,и ширма с вышивкой, сделанной матерью императора, императрицей Марией Федоровной.

Есть фотографии еще двух помещений, которые возможно были в Монаршем павильоне, но утверждать это с точностью нельзя. На одной из них — салон с белыми оштукатуренными стенами, белой печью и зеркалом в алебастровой раме, Посреди мебели, тоже в стиле ампир, примечателен один шкафчик из тёмного дерева  с тремя большими медальонами (вероятно керамическими) с аллегорическими сценками. На шкафу — японская ваза, возможно XVIII века. В этой комнате было еще два похожих шкафа, но с прямоугольными медальонами и высокими вазами на них.

Другая комната, фотографии которой тоже относят к Монаршему павильону, показывает нам комнату с цветочными обоями, самое интересное в которой — украшенный бронзой стол, так называемый «bonheur-du jour» — у него вместо ножек — колоны с позолоченными капителями. Колон аж восемь штук. На столе две фигуры белого мрамора и множество других красивых вещей, в т.ч. очевидно часть коллекции серебра и фарфора.

Другие две фотографии показывают нам сервант со стеклянным верхом и маленькими колоннами в качестве стоек. На другом снимке предположительно этой же комнаты (если судить по материалу, покрывающему стены) — канапе, обитое материалом со стилизованными цветами и бюстом Екатерины II  над ним.

Александрия. Монарший павильон. Один из салонов.

Монарший павильон. Один из салонов.

 

Александрия. Монарший павильон. Один из салонов.

Литография, датируемая 1847-1848 годом, авторства некоего Лебедя, как на ней написано  изображает «Императорский павильон», но видимо сей Лебедь ошибся, ибо на его рисунке — Четвертый павильон, к которому мы с вами плавно переходим.


Четвертый павильон


Александрия, эскиз"императорского павильона", 1847-48 гг.

Александрия, эскиз»Императорского павильона», 1847-48 гг.

 

Его изображений осталось много — он запечатлен на рисунках двоих Рихтеров, Наполеона Орды а также Лебедя, Есть он и на фотографиях. сделанных до 1917-го года. Правда это относится к его главному фасаду, что по южной стороне. Внешне он очень похож на Монарший павильон, но с добавлением большого двухэтажного портика. Его четыре коринфские колонны высотой в два этажа держат на себе треугольный фронтон с лепниной на мифологическую тему. Между колонами — балкон. У здания есть минимум один ризалит слева, наверное такой же был и справа. Интересно, что двери и окна оснащены наружными ставнями, на средиземноморский манер. О внутреннем убранстве к сожалению известно мало. Считается, что два рисунка Виллибальда  Рихтера подписанные как «Покои Артура Потоцкого … в их Павильоне» и «Кабинет супруги Артура Потоцкого … в своем павильоне» показывают нам именно интерьеры Четвертого павильона. Артур Потоцкий (Artur Potocki h. Pilawa (Srebrna)) (1782-1832), польский офицер, адъютант князя Иосифа Понятовского, а позднее — императора Александра Первого (!), был женат на Софии Ксаверьевне Браницкой (Zofia Branicka h. Korczak) (1790-1879)

Артур граф Потоцкий.

Артур, граф Потоцкий.

 

София Ксаверьевна Браницкая

София Ксаверьевна Браницкая

 

София Ксаверьевна Браницкая. ставшая графиней Потоцкой, говорят, была очень привязана к семье, часто здесь бывала и после замужества, и им с мужем был выделен отдельный павильон, а именно – Четвертый, так что теоретически его можно было бы назвать «Потоцким» павильоном. После довольно ранней смерти мужа София Ксаверьевна подолгу жила здесь…

Александрия. Четвертый павильон. Южный фасад.

 

Интерьер Четвертого павильона частично нам показывает сохранивашяся акварель Рихтера «Спальные покои Артура Потоцкого», которую я привожу ниже.

Александрия. Четвертый павильон. Спальня Артура Потоцкгго. 1828 год.

Четвертый павильон. Спальня Артура Потоцкого.  Акварель В. Рихтера. 1828 год.

 

Потолок зала был богато украшен лепниной, в углу стояла печь-камин, которые уже попадались нам в Александрии, Эта печь характерна вделанным в неё зеркалом, а её верхняя часть была составляющей мощного карниза, что разделял потолок и стены. Стены, кстати, просто оштукатуренные и покрашенные в какой-то светлый цвет, Еще одно зеркало видно между окнами. Вероятнее всего это центральная часть здания на втором этаже. Здесь же, в Четвертом павильоне были и покои его супруги, Софьи Ксаверьевны. Ее «Кабинет» — а именно так подписана акварель Рихетра — это уже угловая комната. Мы помним, что в Монаршем павильоне также было два угловых кабинета на втором этаже, так что возможна некая схожесть планировки. Благодаря четырем большим окнам и зеркалам между ними комната была очень легкой и светлой. Еще одно зеркало видно на правой стене, причем под ним был камин. Паркетный пол с квадратным рисунком. Судя по акварели, Софья Ксаверьевна очень любила растения, и использовала свой кабинет как некое подобие оранжереи либо зимнего сада. На акварели можно даже разузнать два апельсиновых деревца в горшках. Отметьте также мебельный минимализм. Некая дама сидит спиной за небольшим столиком для корреспонденций, возможно сама Софья Ксаверьевна.

Александрия. Четвертый павильон. Кабинет Софьи Потоцкой.

Четвертый павильон. Кабинет Софьи Потоцкой.

 

Есть также три фотографии, которые считаются изображающими интерьер Четвертого павильона.

Четвертый павильон. Интерьер.

 

На одной из фотографий справа виден умывальник — наверху раковина, а внизу на стойке — такое себе ведро. Как же все изменилось…
Гуляя по парку, недалеко от аллеи идущей от главных ворот, после Колонны Пеликана, о которой пойдет речь в следующей части, мы нашли  остов здания с базами колон и лестницей — я предполагаю, что это как раз «Четвертый павильон».

IMG_0114

IMG_0115

img_0117

Невдалеке видны остатки еще одного павильона —

img_0133


Бальный зал


Одним из самых примечательных павильонов Александрии был т.н. «Бальный зал», или, если угодно — Бальная зала. Располагался он между Вторым и третьим, Монаршим павильоном, но стоял отдельно, на полянке, немного под углом к аллее павильонов и был самым большим из них. Это и понятно — он должен был вмещать и хозяев Александрии, и всех ее гостей, проживавших в остальных павильонах. Это был одноэтажный Т-образный павильон, своим главным корпусом повернутый к Аустерии, а значит к северу, и смотревший на нее через галерею из четырнадцати ионических колон, срединная часть который немного выступала, образуя портик. (на самом деле колонн 16, но две угловые внутренние колонны портика не видны). Углы портика и здания в целом украшали сдвоенные колонны. Тимпан треугольного фронтона украшала аллегория Флоры либо Весны. Справа и слева от портика между колонами — железная решетка. Таким образом, колоны образовывали террасу, тянувшуюся вдоль всего фасада. На нее же выходили довольно большие окна, обрамленные классическими наличниками. Перед фасадом стояла бронзовая статуя.

Александрия. Бальный зал. Северный фасад.

Бальный зал. Северный фасад. Перед зданием — бронзовая статуя Венеры Капитолийской.

 

Александрия. Бальный зал. Терраса.

Терраса северного фасада Бального зала., примерно 1914-й год.

 

Противоположный, южный фасад, из трех частей тоже имеет колонны и главная его часть тоже имеет свой портик с четырьмя ионическими колоннами. Они тоже поддерживали треугольный фронтон, но он куда выше чем на главном фасаде и лепка там еще пышнее. Она изображает неких особ, играющих на музыкальных инструментах. К колоннам вела лестница из семи-восьми ступеней. образуя тем самым террасу, огороженную металлическими решетками по бокам, такими же, как на северном фасаде.

Александрия. Бальный зал

Бальный зал. Центральный портик южного фасада.

 

С террасы вовнутрь вели высокие арочные двери, образовывавшие вместе с двумя окнами по бокам единый ансамбль. Широкий фриз по периметру украшал стены портика под крышей. Еще одним украшением служили два овальных барельефа на стене террасы. На одном их них была изображена прекрасная девушка в воздушном платье в окружении двух детей. Перед этим фасадам, по бокам лестницы, стояли две бронзовые статуи — слева — Аполлон Бельведерский, справа — Артемида с козленком.

Статуи  Артемиды с козленком и Аполлона Бельведерского у центрального портика южного фасада Бального зала. Примерно 1914 год.

 

Фасады обоих крыльев южной стороны также украшали два портика, впрочем, решенные несколько по-другому. Эти крылья со стороны южного фасада выглядели как маленькие домики под собственной крышей. Портики имели пять колон того же ионического ордера и «ответную» пилястру на стене большого корпуса, а также ограду железной решеткой, как и на других фасадах Бальной залы. Между центральными, сдвоенными колоннами, на постаменте в виде полуколонны, стояли мраморные вазы, во всяком случае перед левым портиком — точно. Над колоннами — небольшой треугольный фронтончик. Такой же фриз, как и на главном портике, шел под потолком, на террасу выходили двери со строгими наличниками. По бокам двери — тоже два медальона, но не овальных, а в виде продолговатых шестиугольников. На террасы можно было подняться по лестнице сбоку.

Александрия. Наполеон Орда. 1872.

Вид Бальной Залы (сбоку) и Монаршего павильона. Наполеон Орда, 1872 год.

 

Александрия. Бальный зал Южный фасад. Левое крыло.

Правое крыло Бальной звлы с южной стороны. фортография ок. 1914 года.

 

Александрия. Бальный зал. Боковой портик.

Афтанази пишет, что одну из террас украшала скульптура, изображающая мальчика, вынимающего колючку из стопы, и была также другая скульптура, называвшаяся «L’amour silencieux», более известная как «L’Amour Menaçant», В упомянутых выше «Воспоминаниях русской путешественницы» Олимпиада Петровна Шишкина пишет об убранстве одного из павильонов, без конкретного указания какого именно. Но зная от того же Афтанази о том, что упомянутые статуи украшали Бальную залу, можно предположить,, что и у Олимпиады Петровны Шишкиной речь идет об этом же здании. Тем интереснее, что она приводит и другие подробности его убранства: —

«В другом павильоне, под мраморным бюстом Императора Александра, на бронзовом пьедестале, вырезаны слова из Его указа 1812 года: «Дотоле не положу я оружия моего, доколе не сотру с лица земли Русской врага, дерзнувшего войти в ее пределы». Против него малахитовая ваза с надписью: «Пожалована Его Величеством Императором Николаем Павловичем в 1823 году», и под нею врезана в пьедестал полученная от Государя одна из первых платиновых монет. Несколько фарфоровых ваз присланы Императрицей Александрой Федоровной и Великой Княгиней Еленой Павловной. Кроме Венеры, молодого человека, вынимающего из ноги занозу и Амура Фальконетова из бронзы, пожалованных Императрицею Екатериной, мы видели еще прекрасные мраморные статуи. Спящие на черной доске белые Амуры совершенно живые; но мне кажется, несправедливо почитают бюст дитяти Нероновым: не верится, чтобы этот ребенок, с веселым, прелестным личиком, сделался потом ужасом Рима, убийцей родной матери»


*Олимпиада Шишкина, *Заметки и воспоминания русской путешественницы по России в 1845 году».Часть первая. СПб, 1848. стр 251

 

Внутри здание Бального зала, или Бального павильона, было разделено на четыре помещения, три из них были по длинному северному фасаду. Самое большое здесь — в середине, служило прихожей или вестибюлем. Два боковых помещения  служили для отдыха во время танцев, игры в карты или просто общения. Из прихожей гости попадали в собственно бальный зал, занимавший весь перпендикулярный корпус. В интерьерах Бальной залы, по сохранившимся внутрисемейным воспоминаниям Браницких, были сосредоточены наиболее ценные мебель и произведения искусства. Бо̀льшую часть этих произведений составляли дары Екатерины Великой и Григория Потёмкина, они же представляли наибольшую ценность всей коллекции. Сохранились фотографии Бальной залы, главного помещения павильона. Они показывают нам всю пышность и красоту отделки. Зал был разделен при помощи колонн и пилястр, отделявших примерно четверть зала со стороны вестибюля. C потолка свисали три венецианские хрустальные люстры с позолоченной бронзой. Паркетный пол, минимум мебели — всё для танцев! Смущает, правда, большая ваза между колоннами — но оказывается, эта малахитовая ваза — дар самой Екатерины! Так что уже не смущает. По бокам от нее — две тёмные  «помпейские» вазы в виде греческих амфор на высоких постаментах с широким фризом на библейские темы. «Помпейскими» их называли в семье Браницких, м.б. из-за формы, но на самом деле эти фарфоровые красавицы были сделаны на Императорском фарфоровом заводе в Петергофе. А вот две женские скульптуры в натуральный рост были действительно античными. Известно, что много скульптур было и в вестибюле. На фотографии также видно множество бюстов белого мрамора, но совершенно не видно картин — для них в зале просто не было места. Стены с обеих сторон занимали по три больших окна. Бальный зал мог также использоваться как домашний театр, сцена устраивалась за колонами, при этом вазу убирали, а сцену отделяли специально предусмотренными для этого временными шторами.

Александрия. Бальный павильон. Бальный зал.

Бальный зал.

 

Александрия. Бальный павильон. Главный зал.

оригинал взят с сайта bila-tserkva.in.ua

 

«Помпейские» вазы крупным планом.

 

Когда мы там были в 2009 году, Бальную залу начинали строить заново. Сейчас, на 2016-й год, внешне она практически готова, причем на место возвращены и статуи, стаявшие возле здания. Но пока полной аутентичности на фасаде — например главного портика — не видно.

Белая Церковь. Александрия. восстановление Бальной залы

Восстановление Бальной залы, 2009.

 


Восстановленная Бальная зала. (Фотографии  отсюда)

 


Гетманский павильон


Ксаверий Петрович Браницкий, который как мы помним, имел от польского короля должность полного коронного гетмана, и который в польских источниках иначе как «гетман» и не фигурирует (хотя как мы тоже помним, должность сию он сдал еще в конце XVIII века), в Александрии построил для себя отдельный павильон, так и называвшийся Гетманским. Располагался он в глубине парка, в юго-восточном направлении от Аустерии. Это был одноэтажный павильон с высокой крышей. Главный фасад имел глубокую галерею из  ионических колонн, между которыми стояли, маленькие полуколонны, на которых сверху помещались мраморные статуи. Вообще такое решение с полуколоннами здесь, в Александрии, было очень популярным — практически в каждом павильоне и снаружи и внутри  они так или иначе присутствовали. Из белого же мрамора был и пол на галерее, куда вели из павильона четыре порте-фенетре. В общем, все просто и миленько. Внутри в своем распоряжении гетман имел пять комнат, обставленных мебелью красного дерева в стиле ампир и Жакоб. Рядом в зарослях скрывался еще один павильон, поскромнее, в котором проживали гетманские казаки.

Александрия. Гетманский павильон.

Гетманский павильон.

 


Турецкий домик 


Существовал еще один павильон седьмой, известный как Турецкий домик, самый маленький из всех. Сейчас он как бы есть, но видимо это восстановленная копия старого. В его фундамент были вмонтированы своеобразные трофеи русско-турецких войн — плиты с надписями на турецком, на одной даже была указана дата — 1231 год или 1816 от Рождества Христова. Эти плиты были присланы сюда зятем гетмана, князем Михаилом Семеновичем Воронцовым. из под Варны, которую как раз взяли русские войска.  Интересно отметить, что подобные же плиты с арабскими надписями Михаил Семенович отправил и в свой дворец в Одессе, где их можно видеть до сих пор. В Александрии было и другое место в ознаменование побед Воронцова — сад «Варна», о котором мы поговорим позднее. В сохранившихся описаниях Турецкого павильона говорится о двух прихожих в боковых фасадах, декорированных по бокам белыми рельефными медальонами. Павильон был задекорирован вьющимися растениями. Согласно подписи к акварели Рихтера, запечатлевшей павильон, он был подарен внукам гетмана, скорее всего Воронцовым.

Александрия.-Турецкий-домик.-В.-Рихтер.-1828-год..

Турецкий павильон. Акварель Рихтера, 1837.

 

Александрия. Турецкий павильон и колона Иенса, ~1914.
Турецкий павильон и колона Иенса, ~1914.

 

Эта фотография вызывает у меня ряд вопросов. Например, если это Турецкий домик, то где его мощный карниз, запечатленный на акварели Рихтера и отсутствующий на этой фотографии. И если он стоял у колонны Иенса, (о ней речь впереди) то почему он сейчас стоит совсем в другом месте?

Александрия. Турецкий павильон, 2011

Вот это строение, более всего похожее на закамуфлированную трансформаторную будку, именуюется «Турецким домиком». Насколько я могу понять, построен он недавно, в другом месте и вряд ли хранит в своем фундаменте плиты от князя Воронцова. Кроме того, он только напоминает то, что на фотографии.  Мне подсказали, что настоящий Турецкий домик не сохранился, но есть его развалины, которые при желании можно найти.

Александрия. Турецкий павильон, 2011-

Можно еще добавитть, что во второй половине XIX века в парке также был небольшой домик со стенами, покрытыми корой деревьев. Домик служил пристанищем для членов дворцового оркестра.


Далее покажу ряд фотографий, на которых изображен ряд неатрибутированных интерьеров Александрии. Какие именно это павильоны к сожалению уже вряд ли станет известно.

Александрия. Интерьер неизвестного павильона.

Александрия.  Интерьеры неизвестного павильона.

 

Александрия. Интерьер неизвестного павильона.

Александрия. Интерьер неизвестного павильона. Бюст Екатерины II

Александрия.  Интерьер неизвестного павильона. Бюст Екатерины II

 

Александрия. Интерьер неизвестного павильона, снимок времен ПМВ

Александрия.  Интерьер неизвестного павильона, снимок времен ПМВ

 

 


Следующая глава — Парковые Павильоны

вернуться в оглавление