Немиров. Часть первая. Предыстория и Старый дворец.

Использование материалов сайта только с согласия автора. 


Немиров на карте Шуберта.25-7

Немиров на карте Шуберта, конец XIX века. 
 

Письменное упоминание о немировской "водке-шипучке" датируется еще 1752 годом. И немудрено, ведь здесь каждый помещик изготавливал для домашнего потребления собственные водки и наливки. И какие! Их названия соответствовали всем буквам алфавита — от анисовой, березовой, вишневой, грушевой и до яичной.
Немиров, как много литров в этом слове!)
Однако Немиров интересовал нас совсем не своим производством водки, а дворцово-парковым ансамблем княгини Щербатовой. Но подъезжая к Немирову (мы сюда прибыли из Тального) невозможно не увидеть Немировский завод. То как он выглядит сейчас мне не интересно. Зато я знаю как он выглядел примерно сто лет назад —

Немиров. завод

Истории города и его достопримечательностей я касаться не буду. Нас интересовало прекрасное Немировское имение с его трагичной историей. Чтобы его увидеть, нужно искать парк.

Немиров.  вход в парк

Вход в парк. Это  уже новодел.
 

По преданиям, в 3-х верстах на восток от современного Немирова в Х-ХІ ст. был старинный древнерусский город Миров. До сих пор здесь, среди степи возвышаются гигантские (высотой местами в девять метров!) валы городища, именно благодаря которым это урочище и зовется Большие валы. Эти валы образуют прерывистый круг общей длиной 5,5 километров. Но никакие защитные сооружения не смогли остановить один из набегов татарских кочевников, который совершенно опустошилй город. Когда, согласно польским источникам, Великий князь Ольгерд в 1331 г. освободил эту местность от татар, новое поселение возникло на другом, в тот момент — более удобном, месте. Тогда эта территория стала принадлежать Литовскому княжеству. Происхождение названия города возможно от местной  речки Мирки, либо от владельца этих мест в XIV веке — Немыри. Другая легенда гласит — на месте Немирова был окружен татарский отряд; когда ордынцы запросили мира, им ответили: «Не мир». Отряд был разбит, а поселение, якобы возникшее на месте побоища, назвали Немировом. Первое письменное упоминание о Немирове появляется в 1506 году, он упоминается в ярлыке крымского хана Менгли-Гирея. Местечко постепенно укрепляется и становится важным опорным пунктом отражения татарских набегов.
Затем Немировым владели князья Святополк-Четвертинские. Дочь князя Матвея Святополк-Четверинского (Matwij Światopełk-Czetwertyński) и Евдокии Вагановской (Eudoksija Wahanovska), Анна (Anna Światopełk-Czetwertyńska), вышла замуж за князя Януша Збаражского (Janusz Zbaraski) (у. 1608). Немиров переходит к Збаражским, но не на долго — сыновья Януша и Анны, Кшиштоф и Ежи умерли, не оставив потомства. С 40-х годов XVII века Немиров становится вотчиной князей  Вишневецких. Во время войны Богдана Хмельницкого с Польшей Немиров штурмом взяли казаки Максима Кривоноса. Потом Немиров стал резиденцией Юрия Хмельницкого, позже Петра Дорошенко.
После воссоединения России и Украины и подписания "Вечного мира" с Польшей, Немиров опять отходит Польше, хотя не надолго — вскоре эти земли становятся владениями Турции — в 1672-1699 гг. Немиров входит в Сарматское княжество, и некоторое время даже был его столицей. После возвращения Подолья под власть Польши, Немиров достается воеводе Киевскому и Познанскому, Великому Коронному Гетману Юзефу Потоцкому (Józef Potocki h. Pilawa)(1673-1751), воеводе киевскому и познаньскому. Он известен тем, что в 1703 г. подавил восстание Семена Палия. Пан Юзеф позаботился о городе — перестроил замок, укрепил и отстроил город. Именно в нем в августе-ноябре 1737 Юзеф Потоцкий принимал знаменитый Немировский конгресс — встречу русских, австрийских и турецких  дипломатов в попытке прекратить войну. Здесь Россия ясно сформулировала свою "ост политик" из 6 пунктов. Впрочем, Конгресс не достиг цели и еще до его окончания Турция начала новое наступление.

Юзеф Потоцкий

Юзеф Потоцкий 
 

Много полезного сделал для развития Немирова другой представитель знаменитой фамилии, Винцентий Потоцкий (Wincenty Potocki h. Pilawa) (умер в 1825 или 1826 г). Винсентий много путешествовал и не просто так — он использовал в своем имении лучшие на его взгляд. подмеченные им в Европе способы ведения хозяйства. В развалинах старого замка он разместил фабрику по производству ткани, которую украшали  росписями в индийских мотивах. Основал здесь производство краски на английский манер, а также производил шляпы, сабли и винтовки, причем часть продукции даже шла на экспорт. Для продажи остальных производимых товаров он оргазовывал в Немирове восемь ежегодных ярмаарок. В 1787 году на основанных им предприятиях трудились 300 человек! Для них и их семей Винсентий выстроил в местечке каменные дома. Для приверженцев евангелической ветви построил церковь. Все это подняло на значительный уровень жизнь жителей Немирова и окрестных сел. 

WincentyPotocki

Винцентий Потоцкий (Wincenty Potocki h. Pilawa)
 

В 1785 году Винсентий Потоцкий открыл в Немирове пятиклассный Кадетский корпус, преподавать куда позвал сплошь немцев да французов, а учились  молодые местные шляхтичи. Для существования Корпуса был организован специальный фонд. При корпусе действовала библиотека. Со временем он превратился в известную Немировскую Гимназию. До наших дней сохранились несколько ее корпусов. 
Будучи поклонником садоводства, Винсентий заложил в своей резиденции большой парк. Дело дошло до того, что своим крепостным он разрешал женится только при условии, что они посадят хотя бы несколько деревьев у себя при избе. Впрочем, все необходимое крестьяне могли взять в специальных питомниках имения. Так что в Немирове с тех пор растут "деревья любви". В целом Винсентий Потоцкий был заботливым господином для своих "подданых", конечно с поправкой на время. Но не был он лишен и некоторых чудачеств — например он даже выпускал собственные деньги — монеты с гербом Пилява, к которому принадлежали Потоцкие. Монеты имели хождение только на территориях, принадлежавших Винсентию.
Будучи польским генерал-лейтенантом, он 16 мая 1787 он принимал в Немирове последнего Короля Польского, Станислава Августа Понятовского (Stanisław August Antoni «II» Poniatowski h. Ciołek), коим его сделала Екатерина Великая. Он возвращался из Канева, где как раз на галере встречался  с Екатериной ІІ. 

Станислав Август Понятовский

Король Станислав Август Понятовский
 

Король, будучи в Немирове, почтил визитом учащихся Кадетского корпуса, а затем осмотрел организованные Винсентием производства. После обеда во дворце Станислав-Август отправился осмотреть библиотеку и сад, который только был устроен. 
В 1791-92 гг. в Немирове размещался с войском генерал 
Тадеуш Костюшко (Andrzej Tadeusz Bonawentura Kościuszko) (1746-1817), национальный герой Польши. Известный мемуарист Северин Букар отмечал, что В.Потоцкий принимал их по-царски, “к десертам клали золотые приборы”.  

Тодеуш  Костюшко

Тадеуш Костюшко
 

Дворец, в котором жил Винсентий и принимал короля, был деревянным. Единственное известное его описание гласит, что он был одноэтажным, с белой колоннадой и оранжереей в правом крыле. Однажды, по какому-то своему капризу, Винсентий решил разобрать дворец и перенести резиденцию в соседнюю Ковалевку. По другой легенде приказ разобрать дворец отдал Суворов, оставив от дворца только крыло с кордегардией и конюшней. Только непонятно зачем. Есть еще одна версия, высказанная путешественником Урсуном Немцевичем (Ursyn Niemcewicz), что дворец сгорел в 1811 году в большом пожаре, случившемся в Немирове. Впрочем, этот путешественник вообще приводит удивительные факты, говоря например о том, что не понимает, как Винсентий мог выстроить себе дворец в "чистом поле", где "хоть одно дерево предоствило бы жителю тень"… И это при всем том, что известно о парке Винсентия и его страсти к садоводству? Сам дворец путешественник описывает как опоясанный стеной сераль, где столько прекрасного вздыхало"… Мне честно говоря не совсем понятно о чем идет речь, ибо в 1814 году, когда Немцевич был в Немирове, там уже не было ни Винсентия, ни его дворца…
Винсентий Потоцкий был женат трижды. Третьей женой,  была Елена-Аполлония урожденная Массальская (Helena-Apolonia Massalska) (9.02.1763-15.10.1815), на ту пору вдова принца Шарля де-Линь (Charles-Joseph Antoine de Ligne) (1759-1792). Эта прекрасная женщина-барроко, стоит лишь посмотреть на ее портрет и станет ясно, почему Винсентий после женитьбы на ней бросил на долгое время все свои занятия и жил в свое удовольствие в новом дворце в Ковалевке, что совсем рядом с Немировым. Впрочем, трое родившихся у них детей не прожили более шести лет….

Helena Massalska Labille-Guiard

Елена Потоцкая, урожденная Массальская, вдова де-Линь.
портрет работы Adélaïde Labille-Guiard
 

Но Немиров достался не потомкам Винсентия. После второго раздела Польши (1793), политика стала мешать Винсентию и в 1802 году он продал эти поместья своему знаменитому племянннику, Станиславу Щенсному Потоцкому (Szczęsny Stanisław Potocki  h. Pilawa (Srebrna)). Сумма сделки составила 3689170 злотых. О нем вы можете прочесть подробнее в материале о Тульчине. Винсентий и Елена после этого жили в Петербурге, а затем переехали в другое своё имение, Броды, что на Галичине. Новый владелец здесь долго не задержался, хотя успел построить в Немирове римско-католический костел св. Юзефа Обручника (1803), — кстати, одно из немногих сооружений, уцелевших после упоминавшегося грандиозного пожара в 1811 году. 

Немиров.

Костел Иосифа Обручника был на реставрации. (май 2007)
 

Ежи Потоцкий

Ежи (Юрий) Потоцкий
 

Станислав Щенсны Потоцкий подарил в числе прочих это имение своем старшему сыну Ежи Потоцкому (Jerzy Potocki h. Pilawa) (1776-1810), который вскоре промотав имущество, выехал во Францию, где и умер. Но до этого, в 1807 году, Немиров и Ковалевку откупила его мачеха — София Потоцкая (Zofia Czelicze — Potocki h. Pilawa) (1760-1822), в первом браке — де-Витт, и (ходят сплетни) … любовница своего же пасынка. Имя этой третьей жены Станислава Щенсного увековечено в названии прославленного Уманского парка “Софиевка”, созданного именно в ее честь и в названии улицы Софиевской в Одессе. София выплатила долги Ежи Потоцкого, увеличила заложенную Винсентием библиотеку, основала в Немирове в 1815 году четырехклассную школу, называвшуюся гайсинско-брацлавской и просуществовавшую до 1831 года… Под конец своей жизни она долгое время проводила в Ковалевке.

Sofia-de-Witt

Софья Глявоне — де-Витт — Потоцкая
 

По ее завещанию Ковалевка с Немировым достались в наследство Болеславу Станиславовичу Потоцкому (Bolesław Potocki h. Pilawa (Srebrna)) (1805-1893) — юридически сыну Станислава Щенсного, но вполне может быть что внуку. (Хотя это конечно легенда. Со свечкой я, как вы понимаете, не стоял))
В 1835 году Болеслав Потоцкий женился на княгине Марие Александровне Салтыковой-Головкиной (Maria Alexandrovna Saltykova-Golovkina) (1807-1845), дочери генерал-фельдмаршала светлейшего князя Александра Николаевича Салтыкова и внучке сенатора Юрия Александровича Головкина. В браке родилась дочь, Мария Болеславовна Потоцкая. 

Orest_Kiprensky

На этом портрете изображены сестры Мария и София Александровны Салтыковы. Но кто из них кто — доподлинно неизвестно, хотя принято считать, что Мария Александровна — слева. 
Портрет пработы Ореста Кипренского
 

Болеслав Потоцкий заложил в Немирове новую усадьбу, ту, которую мы можем видеть на рисунке Наполеона Орды. Находилась она, вероятно, на месте той самой первоначальной резиденции Винсентия Потоцкого, которую разобрали не то по приказу Суворова, не то самого Винсентия. Деревья, посаженные Винсентием, в том числе и "брачные деревья" уже подросли и превратились в прекрасный парк. Архитектором нового дворца (повторю, что речь идет не о том дворце что мы сегодня можем видеть в Немирове, а о том, что представлен на изображениях на этой странице) был приглашенный Болеславом Потоцким Франциск Мехович, профессор и декан Киевского Университета. В 1843 году Мехович предоставил на рассмотрение Болеслава два проекта нового дворца. Один по скромнее, другой — побогаче. Эскизы этих дворцов хранятся в Народном музее в Варшаве. 

Проект дворца в Немирове.

Наверху — эскизы главного и паркового фасадов нереализованного проекта дворца в Немирове, предложенные Францем Меховичем в 1843 году.
 

Второй проект дворца в Немирове.

А это второй проект Меховича, посолиднее. Датировка та же — 1843 год. 
 

Однако, ни одного из этих дворцов Мехович не построил. По какой причине — не знаю. Может они не понравились Болеславу (мне, например, особо тоже не понравились)). Но зато Мехович выстроил в Немирове ряд других построек,  например, две православные церкви, хозяйственные постройки, садовые павильоны и оранжереи. А дворец все же был построен, но вот был ли его архитектором Мехович я не скажу. Как по мне так нет, потому что дворец получился легкий, праздничный, а эскизы Меховича тежеловесны и без особой фантазии. Слава Богу, до нас дошли несколько изображений дворца Болеслава Потоцкого. Благодаря им мы можем достаточно хорошо разглядеть старый Немировский дворец.

Немиров. Наполеон Орда.

Таким дворец Болеслава Потоцкого увидел в 1871 году Наполеон Орда. 
 

Интересно, что на всех сохранившихся изображениях дворца Болеслава виден один и тот же фасад. Судя по ним, к другому фасаду слишком близко подходили деревья, не позволявшие создать его красивый вид.

Немиров. Наполеон Орда

Дворец был частично каменным, частично деревянным, одноэтажным, с тремя ризалитами, украшенными колоннадами. Центральный ризалит полукругом, со сдвоенными колоннами. Портрет ниже, вероятно, выполнен на террасе перед центральным ризалитом.

Болеслав Потоцкий с дочерью, Марией

Болеслав Потоцкий с дочерью Марией на террасе дворца в Немирове.
 

Что известно об интерьерах? Немиров при Болеславе стал одним из важных культурных центров и это нам поможет заглянуть внутрь дворца. Дело в том, что в 1847 году здесь выступал Ференц Лист, событие навсегда вошедшее в историю Немирова и, по-видимому, запечатленное на акварели, хранящейся у наследников Потоцких во Франции. На ней изображен то ли сам концерт Листа, то ли прием в его честь. Впрочем, то что это именно так, гласит предание, но вовсе не подпись на акварели. Тем не менее, акварель помогает нам понять как выглядел главный зал старого немировского дворца — тот, что видимо был за полукруглым ризалитом. 

Ференц Лист в Немировском дворце.

Концерт Ференца Листа (?) в Немировском дворце (?). 
 

На акварели мы видим главный зал дворца. Арочные окна — и слева и справа, перемежаются колоннами похоже дорического ордера. Под потолком — три огромные круглые люстры на десятки свечей. Кстати, концерт Ференца Листа помогает нам вычислить время постройки этого дворца — получается что он был возведен где-то между 1843 и 1847 годом.
Известно, что кое что из этого дворца было использовано в новом, что сейчас стоит в Немирове.  Это большой камин белого мрамора с кариатидами и два мраморных медальона.

Немиров

Камин белого мрамора из старого дворца Болеслава Потоцкого в интерьере нового, построенного его внучкой.
 

DSC_9530

Справа и слева от камина расположены эти два мраморных медальона, Один из них изображает Геракла и царицу Омфалу, второй — явление Афины Паллады Одиссею после его возвращения на Итаку. 
 

Немиров. Камин из старого дворца.

Некоторое представление о жизни Болеслава и Марии Потоцких нам дает  дневник Долли Фикельмон. Там мы находим например такие записи — 

14.09.1831: 
«Вчерашний вечер провели у Болеслава Потоцкого, они принимают по средам и воскресеньям. Элегантный салон, тщательно и со вкусом обставленный, во всем изысканность, повсюду, начиная с лестницы, изобилие цветов. Все рассчитано на эффект. Все достойно графини Мари, красивой, как старинная миниатюра; но она всегда производит на меня впечатление существа, приготовившегося к торжеству, важному событию или же завоеванию какого-нибудь мужского сердца. Не могу представить ее в естественном свете». (Дневник Долли, стр. 172-173)
6.02.1832: 
«4-­го Потоцкие устроили для нас чудесный маленький бал, один из самых удачных. Балы у них всегда отличаются вкусом и роскошью декорирования. От мужа — деньги, от жены — элегантность! (Дневник Долли, стр.197).*


* публикуется по тексту приведенному на сайте pushkin-book.ru  Даты 1831 год — видимо ошибка, потому как в 1831 году Болеслав еще не был женат.

Скорее всего здесь речь идет о приеме в Петербурге, но не думаю чтобы приемы эти разительно отличались. И конечно в словах Долли есть все черты женской зависти). Вот что она писала о самой Марии Потоцкой —  "довольно красива; если смотреть на нее в анфас — просто очаровательна, … у нее небольшие глаза, блестящие, со сладостным выражением, нежное лицо, изящный стан, одета весьма изысканно, приятные манеры, искусна в беседе, но говорит слишком медленно и чересчур монотонно. Она довольно странное существо, типично светская женщина, но с какой-то загадочностью, затрудняющей понять ее истинную природу". Истинную натуру мужа Марии, Болеслава Потоцкого, Долли тоже понять не смогла, характеризуя его как безличностного человека, что не помешало ему сделать немало добра, о котором я расскажу ниже и достаточно хорошо выйти из двухсмысленной ситуации, произошедшей в семье Потоцких в 1842 году. Дело в том, что начиная с 1842 года у Потоцких была не одна дочь, а…  две. В 1842 году на свет появлась София. Весь вопрос состоит в том, чья именно это внебрачная дочь — Марии или Болеслава? Много источников указывают, что ее родила Мария Александровна, но от кого — тайна. Но вполне можно предположить, что она была дочерью самого Болеслава — никаких доказательств ни той, ни другой версии пока нет. Как бы там ни было, рождение Софии стало началом конца отношений в семье Потоцких, причем конца полного, вскоре сведшего Марию Александровну в могилу. Конечно, всему виной не только измена — своя собственная или мужа, хотя нервозный и экзальтированный характер Марии не помогал лечению. Мария Александровна страдала от неизлечимого недуга тех лет — чахотки. Вскоре после рождения внебрачной дочери Мария уезжает одна в Париж, где селится на Вандомской площади и некоторое время блистает в высшем свете столицы Франции. В связи с этим интересно мнение мухчины, впервые увидевшего Марию Александровну на балу в Париже, Виктора Петровича Балабина, в то время секретаря посольства России во Франции:

"…  среди новоприбывших – Мишель Голицын с женой, рожденной Долгорукой, очаровательным созданием, красивой и приятной; графиня Болеслав Потоцкая – еще один обольстительный соблазн, романтика, яркие эмоции, болезненная нервозность – всё налицо…"  Но уже через два года тот же Балабин писал о ней "…несчастная графиня Мария Потоцкая, которая (теперь) не более чем труп. Но, как всегда, одни приходят, другие уходят …"  Мария Александровна умерла в Париже 21 января 1845 года и была похоронена на небольшом кладбище на Монмартре. Граф Болеслав Потоцкий возвел над её могилой часовню, а надгробный памятник заказал скульптору Франциску Дюре. Интересно, что на могиле у Марии Александровны написано "Графиня Потоцкая Княгиня Салтыкова" — а ведь княяжеский титул жены выше собственного, графского титула Болеслава, и он, будучи обиженным изменой, мог этого и не писать? Что же сделал Потоцкий — он воспитывал обоих дочерей одинаково. София получила фамилию Идль, В 1858 году он выдал ее замуж за Владислава Володковича, а через два года София родила сына, названного Болеславом…

 Могила Марии Александровны Салтыковой, в супружестве Потоцкой. Фотография Оксаны Лобко.

Могила Марии Александровны Салтыковой, в супружестве Потоцкой, в Париже, на кладбище на Монмартре.    
Фотография Оксаны Лобко.
 

Возвращаясь к знаменитым гостям поместья, вслед за упоминавшимся выше Листом стоит назвать Оноре де Бальзака (Honoré de Balzac), бывшего здесь со своей возлюбленной Эвелиной Ганской (Ewelina Constancja Viktoria Hańska).*


*Д.В. Малаков. "По Брацлавщине", Москва, 1982, стр 97
 

Болеслав Потоцкий с Марией (справа) и Софией Идл.

Болеслав Потоцкий с Марией (справа) и Софией Идл.
Г. Гольпейн, 1849, взято с сайта www.pushkin-book.ru
 

Болеслав Потоцкий был человеком образованным, общительного характера, гостеприимным и ласковым хозяином. Был он и щедрым меценатом. Он сохранил здесь традиции Винсентия Потоцкого и своей матери и развил их, особенно что касается образования. За свои средства он содержал сиротский дом и богадельню в Ковалевке, приют, больницу для крестьян, гимназию в Немирове, отдавая на это почти четверть от общих затрат на содержание имения. В 1835 году он реанимировал закрытую в 1831 году школу, которую оснавала здесь его мать, под названием уездной дворянской. В одно время в ней училось до 450 учеников! В 1838 году школа стала 8-ми классной гимназией с высоким уровнем образования. Кроме этой школы-гимназии Болеслав Потоцкий основал четырехклассную школу в Богополе. Болеслав учредил в Немирове зарплаты для женщин и стипендии для студентов. Немиров середины ХІХ века прославлен многими известными людьми, которые здесь родились или жили, гостили, учились. Среди тех, кто окончил немировскую гимназию был например Антоний Ролле, историк юго-западного края.. В Немирове родился великий русский поэт Николай Некрасов. 

Немиров старый дворец.
Самое красивое изображение дворца Болеслава в Немирове. 
 

Примерно в 1863 году Болеслав Потоцкий закладывает все Немировское имение и продает имение в Богополе, а все для того, чтобы уехать в Петербург, ко Двору, где он имел чин камергера. Немиров остался под управлением зятя, о котором речь впереди. Вернулся он сюда под конец жизни, в 80-х годах, хотя не навсегда — умер он тоже в Санкт-Петербурге, где и похоронен в римско-католическом костеле Посещения Пресвятой Девой Марией Св. Елизаветы на Выборгской стороне, в фамильной усыпальнице Потоцких…

Костел в СПб, на кладбище при котором похоронен Болеслав Потоцкий.

Костёл Посещения Св. Девой Марией Св. Елизаветы. Фото 1913 г.
Фотография взята с сайта Санкт-Петербургского Митрофаниевского союза
 

Дочь Болеслава Станиславовича и Марии Александровны — Мария Болеславовна Потоцкая  (Maria Potocka h. Pilawa) (1839*-1882) унаследовала Немиров. В 1856 году она вышла замуж за графа Григория Сергеевича Строганова (Grigory Sergeyevich Stroganov) (1829—1911), третьего сына государственного деятеля и коллекционера графа Сергея Григорьевича Строганова (Sergei Grigoryevich Stroganov). Помимо  унаследованной от отца страсти к собирательству, (у него была богатейшая коллекция произведений искусств), Григорий Сергеевич является именно тем человеком, который положил начало мировой известности города Немирова —  в 1872 году именно он открыл здесь большой винокуренный завод, теперь нам известный как завод, выпускающий популярную водку "Немирофф".


 * В интрнете встречается дата 1837 год, но по информации, предоставленой канд. ист. наук Оксаной Лобко, Мария Болеславовна родилась в 1839 — это подтверждается сохранившимся ее брачным свидетельством, где  дата ее рождения указана как 1839 год.
 

Григорий Строганов в Италии

Граф Григорий Сергеевич Строганов в своем дворце на виа Систина. 1902.
Работа Ольги Барятинской
  "Наше Наследие" № 75-76 2005
 

 Граф Григорий Сергеевич, полковник, флигель-адъютант, в должности шталмейстера (16.04.1872). Учился в Московском ун-те, с 22.10.1850 – унтер-офицер Нарвского гусарского полка, позднее – лейб-гвардии Гусарского полка, с 30.08.1855 – поручик, 18.01.1856 – назначен адъютантом  Военного Министра князя Долгорукова, 23.04.1856 — назначен адъютантом к Военному Министру генерал-адъютанту Сухозанету, 25.11.1861 —  к Военному Министру генерал-адъютанту Милютину. В 1883 – 1902 – действительный статский советник, почётный член Академии Художеств, состоял при Министерстве Народного просвещения. Унаследовал знаменитую строгановскую галерею, вывез из нее несколько картин в Рим, где он прожил всю вторую половину своей жизни. Григорий Сергеевич был выдающимся знатоком искусства и составил замечательное собрание, через несколько лет после его смерти распроданное с аукциона в Париже. Он предполагал завещать Эрмитажу значительную часть своего римского собрания. Его наследники  передали Эрмитажу в 1911 году несколько предметов из серебра и два первоклассных произведения итальянского искусства — «Мадонна» Симоне Мартини и «Реликварий» Фра Анжелико. Умер Григорий Сергеевич 13 июля 1910 года, похоронен в Федоровской церкви в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге.

Надо сказать, что в интернете упорно выдают Марию Болеславовну Потоцкую женою другого Григория Строганова — Григория Александровича,  (1770-1857), знаменитого государственного деятеля, "отца" бефстроганова и отца же знаменитой Идалии Полетики (Idalia Poletika). Даже есть целая история о том, что престарелый граф женился на юной Потоцкой и на следующий год умер. Григорий Александрович действительно умер на следующий год после свадьбы своего родственника, Григория Сергеевича Строганова. Но к Потоцкой он никакого отношения не имел. Был в те же времена еще один, более молодой Григорий Александрович Строганов (Grigori Alexandrovich Stroganov), но он извините, был женат на самой Романовой, Великой княгине Марие Николаевне, и о лучшей участи себе и не помышлял. А у наших молодых Строгановых в 1857-же году родилась дочь, Мария Григорьевна, которой суждено было стать последней хозяйкой немировского имения…

 

Но об этом — во Второй части.                                                                   

Назад на заглавную страницу о Немирове


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *