Люстдорфская дорога. Дача Тимио.

Герб Одессы


использование материалов только с согласия автора



Окажите помощь сайту для продолжения исследований переведя возможную для Вас сумму на карту 
Приватбанка 5167 9855 6095 5387, другие варианты помощи — здесь 


Одесса уходит. Та, всеми любимая старая Одесса от нас уходит. Стремительно. Достаточно какое-то время не быть на какой-то из улиц, как попав туда ты уже не поймешь — Таирова это или та, старая Одесса, называемая у одесситов "городом". Старой Одессы  на Таирова практически не было — тогда это было слишком далеко. Но кое-где крошечные уголки изначального города были и здесь. К числу таких уникальных построек принадлежала дача Тимио, прятавшаяся за заправкой на углу Люстдорфской дороги и Костанди.  Но её "нашли". Нашли и уничтожили и район Таирова лишился этой прекрасной усадьбы, утратив тем самым едва ли не последний уголок, связывавший его с историей города.
Я не знал историю этой усадьбы, не знал даже имени её владельцев. Где-то год назад я опубликовал у себя статью моего коллеги Сергея Решетова, который раскопал о ней очень много интересного. Тогда дача еще стояла. Очень хотелось верить, что её хотели снести по незнанию — не ведали, что она представляет какую-то ценность Но нет, её снесли по желанию. По своеобразному виденью извечного вопроса "что такое хорошо и что такое плохо". Сейчас этой дачи больше нет. Там будет выситься очередное многоквартирное уродство. Это уже не исправить.

Но хотя Дачи Тимио больше нет, исследования по её истории продолжаются, чтобы хотя бы в памяти она осталась, осталась в точно, документально изложенной истории, которой всегда отличаются статьи Сергея Решетова. Предлагаю Вам обновленный вариант его статьи, с некоторыми дополнениями видов дачи, предоставленных мне Виктором Михальченко.

Дача Тимио, 2002 год. Фотография Виктора Михальченко.

В апреле 2016 была подготовлена статья о даче Тимио, которая в октябре того же года была ожидаемо уничтожена. Казалось бы, зачем о ней вспоминать? Но мы считаем, что это делать необходимо. Основанием для уничтожения как этой дачи, так дачи Докса, и еще некоторых, чудом уцелевших, является мнение чиновников, что эти объекты, якобы, не являются памятниками архитектуры, не внесенными в соответствующие реестры, не имеют культурной и исторической ценности, а просто старыми постройками, снеся которые, можно построить многоэтажные дома или торговые центры, которые принесут больше пользы, чес эта «рухлядь». Наше мнение следующее — любой старинный дом или дача, даже самой незамысловатой постройки, является памятником архитектуры и несет эту самую ценность. Уровень знаний и культуры чиновников от этой самой «культуры», градостроительства и прочих инстанций недостаточен, чтобы понять и осознать то историческое наследие, которое мы бездумно потеряли и ежедневно продолжаем терять. В европейской стране бережно относились бы к каждому камешку, к каждой детали, мы же бездумно лишились и продолжаем лишаться нашей истории. И дача Тимио — тому яркий пример.

Ее несколько дополненную историю, к сожалению, ставшую эпитафией, мы предлагаем Вам. Приведенный ниже полный текст купчей крепости (документ, удостоверяющий право собственности на недвижимое имение) 1884 года показывает, что никто просто-напросто не интересовался историей объекта, и заявлять, что здание не имело архитектурной ценности и собственно истории — и преступление, и лукавство одновременно, но вместе с тем позволяющее облегчить его уничтожение, что и было сделано. Всего лишь по истории нескольких зданий Одессы в исследованиях приведены тексты купчих крепостей, и наша работа по ее выявлению и введению в научный оборот – не только пример для исследователей и чиновников, которые должны «стоять на страже» сохранения исторического наследия, но и дань уважения почившему особняку.

Фрагмент Карты 1912- Дерибасовка

Карта 1912 года. Здесь усадьба подписана как "Тотио"
 

Дача Тимо, 2002. Фотографии Виктора Михальченко.
 

Местность, на которой располагалась дача, назвалась Слободка Дерибасовка, что породило легенду, будто бы рассматриваемая дача — дача Де-Рибаса. У Де-Рибасов действительно была дача на Фонтане (в районе 9-й станции), но это совершенно другой временной период (1840-1850-е гг.) и другая местность. На картах мы можем увидеть участки Слободки Дерибасовки, расположенные аккуратными прямоугольниками вдоль нынешней улицы Костанди.
Между прочим, тот факт, что рассматриваемый участок находился на самом углу нынешних улиц Костанди и Люстдорфской дороги и дает основание говорить о довольной точной идентификации его владельцев. Если бы он находился в другом месте, например, в центре Слободки Дерибасовки, идентификация представлялась бы затруднительной

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_04

Так усадьба, которая счастично охранила даже свою изначальную ограду  выглядит со стороны Костанди.
 

Усадьба из-за забора.
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_01

DSCN4347

Главные ворота усадьбы.
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_26

Безымянный1

В 1870-е годы местность, на которой она была расположена, по раскладочным ведомостям относилась к «селу Средний Фонтан». Это была другая категория, нежели известные «дачи Среднего Фонтана», расположенные между Малым и Большим Фонтанами, причем границы этих местностей не были четко установлены. К дачам Среднего Фонтана относилась местность, занимаемая  Гагаринским плато, будущей Аркадией, территорией по обоим направлениям Фонтанской дороги примерно от 3-4 и до 9-10-й станций Большого Фонтана. Среди владельцев участков, или как они фигурируют в документах — «делянок» села Средний Фонтан — небольшие участки мещан, фамилии которых фигурируют на протяжении 1870-1910-х годов: Коробань (Карабань), Доценко, Андрейченко, Загорюйко и другие. В отличие от Среднего Фонтана, где в большинстве располагались загородные дачи состоятельных городских жителей, в селе Средний Фонтан жители чаще проживали постоянно, поэтому построенные ими здесь строения можно в большей степени считать домами, нежели дачами.

Еще совсем недавно усадьба стояла в окружении деревьев, клумб, кустов…
фотографии взяты с сайтов skyscrapercity.com (опубликовал — Monolithic и "Думская.net"
 
Люстдорфская дорога, дача ТИмио_07
Теперь деревья все спилены, кусты повыкорчеваны… Этим фасадом усадьба встречала гостей.
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_09

Окна и двери — оригинальные,в главном корпусе, в стиле модерн, в котором выстроена и вся усадьба (т.н.  "рациональный модерн".)
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_10

Люстдорфская дорога_11. Дача Тимио. Дверь.

Главный вход. Дверь с поностью сохранившейся отделкой. За ней видны вторые двери.
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_23

Окна фриза имеют другую форму., попроще.
Обойдем усадьбу.
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_11

Продолжим. В 1882 году участок на Слободке-Дерибасовке, на котором располагалась рассматриваемая дача, принадлежал поселянину-собственнику Ивану Радкову (Ivan Radkov), но уже к следующему, 1883 году владелицей становится греческо-подданая Евдокия Зак (Evdokia Zak). В это время оценка участка для налогообложения составляла небольшую сумму — 180 рублей, что было значительно ниже, чем у соседних (270-400 рублей). Это означало, что на участке располагалось совсем небольшое строение, уступающее в размерах соседним. Вероятно, тогда это был совсем небольшой домик.
Семья Зак была довольно известна в нашем городе. 30 мая 1867 г. в Свято-Троицкой греческой церкви Одессы (далее по тексту — греческая церковь) состоялось венчание греческоподданого Евстафия Ивановича Зака,  (Evstafiy Ivanovich Zak), 31 года и дочери одесского мещанина Евдокии Ивановны Куриленко (Evdokia Ivanovna Kurilenko), 17 лет. В этой и других записях метрических книг греческой церкви фамилия Евстафия Ивановича и его супруги пишется не «Зак», а на греческий манер — «Зака» или «Закас». Так, в качестве восприемника в 1885 г. он фигурирует как греческоподданный Евстафий Иоаннович Закас, а в 1887 г. — как Зака.
Супруг Евдокии, Евстафий Зак был состоятельным домовладельцем. Ему принадлежало несколько домов в центральной части города.
В середине 1880-х гг. ему принадлежал дом на ул. Малой Арнаутской, 71 (ныне — №73), проданный между 1886 и 1889 гг. австрийскоподданому Михаилу Калужеровичу (Mikhail Kaluzherovich). В этот же период Зак покупает у А. Раппопорта дом на ул. Конной. В «реестре памятников архитектуры» указано, что старинный дом с расположенным на фасаде гербом на улице Конной, 8/10 — это «жилой дом Зака, арх. Ф.В. Гонсиоровский, 1870-е годы». На самом же деле Заку принадлежал соседний дом.
К 1885 г. оценка рассматриваемого участка для налогообложения составила уже 420 рублей, но и оценка соседних возросла, составив от 573 до 1033 рубля. То есть, в целом возросла оценка недвижимости, а не был построен новый дом.

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_16

Угловой фасад усадьбы Тимио. Здесь хорошо видны все детали довольно сложной архитектуры  здания — трехэтажная  башня, стоящая под углом к основному двухэтажному корпуск, два одноэтажных вынесенных крыла… 
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_17

Здесь хорошо видны сразу две пристройки-  одна  с дверью и окном, другая (белая) — с двойным окном.
 

DSCN4367

За этой самой белой пристройкой скрывается одна  из архитектурных прелестей усадьбы — большое, широкое окно в с арочным верхом. Форма арки — тот же модерн.
 

Усадьба Тимио. Окна.

Здесь это окно можно лучше разглядеть. Правдо от него осталась лишь его форма. Окно слева — такое же как на первом этаже главного фасада и башни.

Вид дачи со стороны заднего фасада. Фотография Виктора Михальченко, 2002 год.
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_18

Наверху башни — большие окна со всех четырех сторон. Удивительно, что сохранился шпиль…
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_19

Пилим, режем, разбираем… Можно разглядеть, что левый боковй одноэтажный корпус больше правого, (того, что на главном фасаде) и имеет четыре окна.
 

В 1884 году Евдокия Зак продает участок мещанину Константину Тимио (Konstantin Timio), как и ее супруг, греку. Но ее супруг был «греческоподаным», а Тимио — «турецкоподданым» (1870-е), затем — одесским мещанином (1880-е годы).
Вскоре, 4 ноября 1886 г. в возрасте 35 лет Евдокия Ивановна, жена греческоподданого Евстафия Зака скончалась и была отпета в греческой церкви. Весной 1887 г. в городском сиротском суде рассматривался иск к имуществу умершей греческоподданой Евдокии Зака.

Приведем полный текст купчей крепости о продаже Евдокией Зак Константину Тимио рассматриваемого участка.

15 марта 1884 г. в конторе нотариуса Анатона Моисеевича Шамие по ул. Гаванной, 7 жена греческо-подданного Евдокия Ивановна Зака (так ее фамилия указана в документе – С. Решетов), проживающая на Малой Арнаутской ул. в собственном доме  и одесский мещанин Константин Евфимиевич Тимио, проживающий на Греческой улице в доме Маврокордато «совершают купчую крепость о том, что продала она, Евдокия Ивановна Зака, ему, Константину Евфимиевичу Тимио, собственной ей, Евдокии Ивановне Зака принадлежащее недвижимое имение, состоящее в г. Одессе, на одесской городской земле, по дороге ведущей от Одессы на Большой Фонтан под № первым и заключающееся в участке земли, мерою одна десятина и тысяча четыреста девяносто пять квадратных сажень, в границах: с запада дорогою, ведущую от Солганов на Большой Фонтан, с юга дорогою с Среднего Фонтана на Люстдорф, с севера участком Политаева (так в документе, на самом деле — Полетаева. Видимо, здесь имеется в виду коллежский секретарь Александр Дмитриевич Полетаев, скончавшийся 6 марта 1895 г. и примерно в это же время, в середине 1880-х гг., купивший небольшую дачу при «селе Средний Фонтан» видимо, у доктора Павла Погожева. Последнему в 1880-1890-е годы принадлежал огромный участок в границах между слободками Дмитриевкой и Дерибасовкой (Люстдорфской и Фонтанской дорогами и ул. Костанди, немного не доходя до последних двух) — С. Решетов) со стороны дороги к Большому Фонтану, а с востока со стороны дороги к Среднему Фонтану — участком Коррадини (видимо, Исидор Францевич Коррадини — нотариус г. Одессы, контора которого была расположены на ул. Екатерининской, 2 — С. Решетов) — не оставляя ничего за собою, Евдокиею Ивановною Зака, из названного недвижимого имущества, доставшегося ей, Евдокии Ивановне Зака, по выписи данной (название документа, удостоверяющего приобретение недвижимости с публичных торгов — С. Решетов) совершенной у и.д. (исправляющего должность — С. Решетов) одесского нотариуса Шмидта, — Молдавского 14 апреля 1882 года, отмеченной в реестре крепостных дел одесского нотариального архива 22 апреля того же года по реестру выписям за №505 и по вводному листу судебного пристава одесского окружного суда Сухачева, выданному в засвидетельствованной копии 30 ноября 1882 года за №1683. Из отношения одесской городской управы к нему нотариусу от 6 сего же марта за №2461 видно, что по книгам оной управы за Евдокиею Зака значится хуторской участок близ селения Малый Фонтан под № первым а по городскому плану под № четвертым в количестве одной десятины тысячи четырехсот девяносто пяти квадратных сажень, оцененный для платежа городского сбора и государственного налога в 420 рублей и что на продажу означенного хутора со стороны управы препятствия не встречается с тем, чтобы покупщик обязался платить поземельный и другие сборы и выполнять те постановления, какие впредь будут изданы о подобных землях. А взяла она, Евдокия Зака у него Константина Тимио за то недвижимое имение денег серебром одну тысячу рублей. Расходы на совершение и утверждение сей купчей крепости относятся на счет покупщика Тимио. А как до сей купчей крепости оное недвижимое имение никому другому не продано, не заложено, не передано и не отписано, то если кто в оное почему-либо будет вступаться, продавщицы и наследникам ее, покупщика Тимио и наследников его от вступщиков и от убытков, могущих быть от сего, очищает как следует по законам. При совершении сей купчей крепости продавщице и покупщику объявлено содержание 806 ст. X т. ч. I зак. гражд. и 396 ст. V т. ус. о пошл. Причем были представлены ему нотариусу показанные в сем акте документы: выпись данной и отношение городской управы в подлинниках, а вводной лист в засвидетельствованной копии. Акт сей, засвидетельствованный одесским нотариусом Антоном Шамие, утвержден старшим нотариусомдвадцать восьмого марта сего года; причем взыскано пошлин: актовых три рубля, крепостных сорок рублей, за выпись двадцать копеек, за печать десять копеек и на публикацию три рубля и определено выдать главную выпись на листе гербовой бумаги четырех рублевой тридцати копеечной цены жене греческо-подданного Евдокии Ивановны Зака. — На 67 странице (нумерации в крепостной книге — С. Решетов) во 2 строке зачеркнуто «4», в 28 строке исправлено «Евдокии», и на 68 странице снизу во 2 строке зачеркнуто «содержание».

Старший нотариус [подпись]

Сверял [подпись]»

Через полтора года после покупки участка, супруги Тимио составили у нотариуса закладную, согласно которой Константин Тимио
занимал деньги под залог дачи у собственной супруги (!):

31 октября 1885 г. (утверждено 15 ноября) в конторе нотариуса Антона Моисеевича Шамие по Ланжероновской улице, 32 одесский мещанин Константин Евфимиевич Тимио и жена одесского мещанина Екатерина Дмитриевна Тимио, проживающие на Ришельевской ул., в доме Баржанского, совершили закладную крепость о том, что Константин Тимио занял у Екатерины Тимио две тысячи рублей серебром сроком на два года со дня утверждения этой закладной, за условленные десять процентов на сто в год под залог принадлежащего Константину Тимио недвижимого имения, состоящего в г. Одессе, на одесской городской земле, по дороге ведущей от Одессы на Большой Фонтан под № первым и заключающееся в участке земли, мерою одна десятина и тысяча четыреста девяносто пять квадратных сажень, в границах: с запада дорогою, ведущую от Салганов на Большой Фонтан, с юга дорогою из Среднего Фонтана на Люстдорф, с севера участком Политаева со стороны дороги к Большому Фонтану, а с востока со стороны дороги к Среднему Фонтану — участком Коррадини. … На данном имуществе числится долго Одесскому городскому кредитному обществу 405 рублей.


Дальнейшая история участка связана с семьей Тимио. В разных источниках — справочниках и картах мы можем прочитать фамилии разных владельцев «Татiо», «Тацiо» и «Тили» — но на самом деле речь идет только об одной семье — Константине Тимио и его детях. При этом, их фамилия в метрических книгах писалась и как Тимио, и как Евтимиу, и как Пуля. Была еще греческая семья Папа Евтимиу или Папа Евфимиу.
Как уже было указано выше, мещанин Константин Тимио становится владельцем участка к 1886 году. Тогда его оценка для налогообложения резко возрастает, составив    1030 рублей по сравнению с 420 в предыдущем году при том, что оценка соседних участков почти не меняется и даже уменьшается (для сравнения: Захария Карабаня — 920 рублей в 1885 и 1886 гг., Афанасия Федорова — 1033 руб. в 1885 г. и 914 руб. в 1886 г., Дорофея Даценко — 920 руб. в 1885 г. и 600 руб. в 1886 г., Гаврило Андрейченко — 573 руб. в 1885 г. и 415 руб. в 1886 г.). Это означает, что либо увеличился размер участка, либо на нем был построен новый дом. Вплоть до 1889 г. оценка участка остается в сумме 1030 руб., а в 1890 и 1891 гг. — 1021 руб. Такой же она остается и в 1892-1894 гг., но владельцем участка указан другой человек — мещанка Екатерина Тимио.

DSCN4372

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_21

Слева виден каменый забор, обозначавший границу участка. Справа — усадьба.
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_24

В метрических книгах греческой церкви Одессы можно найти сведения о семье Тимио.
Так, 28 сентября 1875 г. в греческой церкви был крещен родившийся 18 сентября Николай, сын турецкоподданного Константина Евфимиевича Тимио  (он же Пуля) и его супруги Екатерины Димитриевны, урожденной Димо (Ekaterina Dmitriyevna Dimo). Восприемниками (крестными) выступили одесский купец 1-й гильдии Сотири Николаевич Франгуланди (Sotori Nikolayevich Frangulandi) и дочь турецкоподданного София Георгиевна Горгароглу (Sofia Georgiyevna Gorgaroglu). Отцом Екатерины Дмитриевны вероятно, был одесский  купец 2-й гильдии Димитрий Георгиевич Димо  (Dmitriy Georgiyevich Dimo), скончавшийся в возрасте 59 лет 6 февраля 1874 г. и отпетый в греческой церкви.
​В той же греческой церкви были крещены дети Константина Тимио и Екатерина Дмитриевны Димо, причем отец уже указан одесским мещанином:
12 ноября 1877 г. была крещена родившаяся 28 октября Анна, восприемником при крещении которой выступил одесский мещанин Георгий Димитриевич Джимурто;
25 июля 1882 г. был крещен родившийся 15 июля Димитрий, восприемниками при крещении которого выступили турецкоподданные Иоанн Димитриевич Димо и вдова Мария Димо Стефановна Димо;
25 апреля 1885 г. была крещена родившаяся 22 марта Анастасия,  восприемником при крещении которой выступил ее дядя, турецкоподданный Иоанн Димитриевич Димо.
26 марта 1891 г. скончалась в возрасте 42 лет и была отпета в греческой церкви Екатерина Димитриевна, супруга одесского мещанина Константин Тимио.
30 октября 1888 г. в греческой церкви состоялось венчание турецкоподданной Елены Константиновны Евтимиу (она же Тимио) (Elena Konstantinovna Evtimiu (Timio), 18 лет и турецкоподданного Феодора Панагиотович Дафнопатиди (Feodor Panagiotovich Dafnopatidi),
32 лет. Поручителями (свидетелями) при венчании выступили турецкоподданные Стефан Афанасиу и Иоанн Димитриевич Димо, греческоподданнный Герасим Николаевич Валсамаки и отец невесты Константин  Евфимович Тимио. Одим из поручителей, Г.Н. Валсамаки (Вальсамаки) известен тем, что в 1903 г. выступил поручителем на другой свадьбе — бывшего городского головы Одессы Г.Г. Маразли и М.Ф. Кич.
2 июня 1891 г. в греческой церкви была крещена родившаяся 8 мая Екатерина Дафнопатидис, дочь турецкоподданного Феодора Панагиотовича Дафнопатидис и Елены Константиновны Тимиу, 18 сентября 1894 г. там же была крещена родившаяся 23 июля их другая дочь, Мария. Мария Федоровна скончалась 21 сентября 1905 г. от крупозного воспаления легких и была отпета в греческой церкви. Екатерина Феодоровна Дафнопатиди 30 июля 1917 г. венчалась в греческой церкви с греческоподданным Николаем Параскевовичем Икономаки, 27 лет.
На карта К. Висковского 1891 г. владельцем участка, занимаемого дачей указан «Татiо». В справочниках «Вся Одесса» владельцами указаны: на 1906 г. — «Тацiо» (раздел «Дачи. По дороге в Дерибас.[овку]»), на 1908, 1909 гг. — Екатерина Тимио (Селения. Слободка-Дерибасовка), на 1911 г. — Татіо (без указания имении или инициалов), на 1912 г. — Тили Конст. Еф., Тили Дм. Конст., на 1913, 1914 гг. — Тиль Конст. Еф., Тиль Дм. и Конст.
Уже располагая сведениями из метрических книг греческой церкви мы можем утверждать, что владельцы участка — семья Тимио: Константин Ефимович и его дети.

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_22

За усадьбой виден вход в ледник.
 

В дальнейшем представители рода Тимио оказались в Крыму. На сайте «Національний банк репресованих» http://www.reabit.org.ua/nbr/?ID=87454 приведены сведения о Николае Константиновиче Тимио, греке, родившемся в 1875 г.в Одессе (как мы знаем, это старший из известных нам детей Константина Ефимовича). Социальное происхождение — «из торговцев», образование низшее, последнее место проживания – г. Ялта, Крым, последнее место работы — руководитель церковного совета греческой церкви с. Аутка, женат. Арестован 28 мая 1935 г. Ялтинским ГО НКВД Крыма по статье 58-6 УК РСФСР: «шпионаж», осужден  16 ноября 1935 г. ОСО при НКВД СССР выслан из Крыма в Красноярский край сроком на 3 года. 23 апреля 1990 г. реабилитирован Военной Прокуратурой Одесского военного округа.
По данным базы «Вся Украина жители» по состоянию на начало 2000-х годов, в Крыму проживали представители семьи Тимио: Константин Александрович (род. 27 июля 1942),  в Гаспре и Георгий Александрович (род. 14 марта 1945), Лидия Васильевна (род. 11 сентября 1948) и Анна Георгиевна (род. 21 апреля 1980), все — в Кореизе. В 2008 г. Константин Александрович Тимио в конкурсе на лучшую песню о Ялте был отмечен дипломами как автор музыки и слов «Песни о Ялте».

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_08.

Справа от усадьбы — хозяйственные постройки. 
 

К сожалению, ничего пока не могу сказать о внутреннем убранстве — я был там в конце 90-х,когда там располагался штаб одного из кандидатов в президенты (те кто знает, что в этом здании еще находилось, улыбнутся), а я участвовал, прости Господи, в его предвыборной компании. К сожалению тогда меня мало интересовало внутреннее убранство сего дома, но помню, что там все было каким то темным —  возможно отделка деревом. Сейчас пытаюсь договориться о том, чтобы попасть во внутрь и поснимать там. Пока же — вот что написал на "одесском форуме" Le Roy:

Лет 12 назад был в этом здании, поднимался в башенку. Она и тогда внутри выглядела совершенно запущенной комнатой, если можно ее так назвать. В подвал попасть не удалось, но по рассказам моего сопровождающего под зданием большие просторные толстостенные подвалы. По его словам, хозяева хранили там вино.

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_12

В этих зданиях скорее всего были кухня, службы, конюшня, жилье для служащих, амбар, и т.д.
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_13

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_25

Справа от ворот — фасад одного из зданий служб.
 

Люстдорфская дорога, дача ТИмио_28

После здания еще немного забора и место, где были ворота на хозяйственный двор.
 

В качестве завершения приведу полностью ответ г-на Шелюгина на обращение с призывом спасти эту усадьбу 

2 февраля 2016
Ответ
Шелюгин Андрей Игоревич
Управление по вопросам охраны объектов культурного наследия — (048) 722-75-98 (Начальник управления)   15:08 1 февраля 2016
На Ваше обращение от 27.12.2015г. № 34-К1-40905, поступившее в Единый центр обращений граждан, о спасении здания бывшего кожно-венерологического диспансера № 3, находившегося на углу Люстдорфской дороги и ул. Костанди, управление по вопросам охраны объектов культурного наследия Одесского городского совета сообщает следующее. Согласно «Историко-архитектурного опорного плана, проекта зон охраны, определения границ исторических ареалов г. Одессы», утвержденного приказом Министерства культуры и туризма Украины от 20.06.2008 г. № 728/0/16-08, территория по Люстдорфской дороге угол ул. Костанди расположена вне границ исторических ареалов и охранных зон г. Одессы, объекты культурного наследия отсутствуют. В связи с вышеизложенным, проектная документация на выполнение строительных работ по указанному адресу в управление на рассмотрение не поступала, заключение управлением не выдавалось. По имеющимся материалам в управлении, объектов культурного наследия по вышеуказанному адресу не числилось, исторические сведения о данном объекте отсутствуют. За дополнительной информацией рекомендуем обратиться в управление культуры, национальностей, религий и охраны объектов культурного наследия Одесской облгосадминистрации. Также сообщаем, что вопрос о возвращении медицинских учреждений не относится к компетенции управления.

С уважением и.о. начальника управления С.В. Завалко

Резюмируя прочитанный ответ можно сказать — без бумажки ты  сами знаете что. Ну не значится уникальная для этого района усадьба в списках, составленных неизвестно когда и где, ну и нечего париться. Как мы видим, было бы желание — были бы и сведения. Ситуация такая же, как с шикарной некогда дачей Докса, что была на Генузской, возле площади 10-Апреля – она тоже не числилась в памятниках архитектуры… Зато вот построят там ерунду и она уж точно будет памятником. Безразличию. 


Дача Тимио до и во время сноса (октябрь 2016 г.), снятая гидрокоптером (репортаж «7 канала»)