Княжеская, 27

112-2


использование материалов только с согласия автора



Фасад дома Буковецкого.
 

Дом этот я вижу очень часто. и он всегда останавливал взгляд. Это особняк, а к особнякам у меня особая слабость, к тому же его красивая, на удивление сохранившаяся парадная дверь оставляла впечатление двери в ушедшее. В современность возвращал курятник, устроенный жильцами над этой самой дверью. Но зато всегда вдохновляли цветы на мемориальной табличке Бунина, которые там есть практически постоянно, несмотря на то, чья сейчас власть. Хотя сама табличка находится на другой части дома, где Бунин никогда не жил, но это или ошибка тех, кто эту табличку устанавливал или сознательно не хотели ей немного испортить фасад. Дополняла мои впечатления особенная аура этого дома, навсегда связанного с творчеством и историей города, созданная благодаря жившим и бывавшим в этом доме людям. И я с детства знал эту фамилию — Буковецкий. У нас дома были его работы… Что ж, попробую немного рассказать о том, что мне известно об этом доме и его хозяине.
Впервые имя Буковецкого в связи с этой улицей мне удалось обнаружить в так называемой "Раскладочной ведомости" (документу, по которому оценивались городские строения для исчисления размера налогового платежа) в 1873 году. Но речь тут шла не о доме №27, а о гостинице "Славянская", что располагалась рядом, на углу с Торговой, тогда это был №31, сейчас — 35. Подробнее можно прочесть о нем тут, здесь же только упомяну, что по этому адресу Буковецкие как говорится и жили и работали. Старший Буковецкий, Иосиф Иосифович, отец нашего героя, имел тут и шикарные мраморные бани, гостиницу и типографию. Однако нас интересует не этот адрес, а тот, что в те годы соответствовал №25, а ныне — 27. В 1884 году владельцем дома №25 значится некий господин Гесзберген (Geszbergen), о котором чуть подробнее мы поговорим в части, касающейся доходного дома. Далее, к сожалению, следует некий провал в документальной истории, заканчивающийся пока только в 1899 году. Зато в 1899 году есть целых два справочника "Вся Одесса", дающих совершенно противоположную информацию. Как это по-одесски! Один — "Список недвижимым имуществам города Одессы" говорит, что все как было, так и осталось — господин "А. Геесбергер" (всего знаю целых три варианта написания этой фамилии, третий — Геесберген) также владеет домом №25, а Буковецкий — домом 31. Второй же справочник, издания Фельдберга, говорит нам о том, что на этом квартале Княжеской улицы произошли большие перемены — гостиница "Славянская" перешла в собственность к господину Лейбе Брискеру (Leiba Brisker), а господин Буковецкий теперь владеет домом по адресу Княжеская 25. Вот мы наконец и добрались до этого особнеяка..

В некоторых из списков памятников архитектуры, а дом пока является таковым, указано, что архитектором постройки был Александр Бернардацци, который Княжескую улицу застраивал не-единожды. Но на самом деле все сложнее, поскольку по этому адресу находятся не одно, а целых три здания — прежде всего — это двухэтажный особняк, трехэтажный доходный дом справа от особняка и охватывающий двор еще один доходный дом в два этажа. Начнем с главного.

Княжеская, 27, Фасад особняка Буковецкого sepia

Если бы не безобразный балкон и безобразный же ремонт, проведенный здесь во времена "лучшего мэра", архитектурой особняка можно было бы восхищаться до сих пор. Высокий бель-этаж, высокие, красивые, слегка арочные окна, украшенные необарочными элементами, шикарно решенная дверь, и венчающий здание фронтон с медальоном и фамильной "Б" на нем — этим мы еще можем любоваться.Иосиф Иосифович, или как более принято было в те годы — Осип Осипович Буковецкий (Iosif Iosifovich Bukovezkiy), от брака с Прасковьей Корнелиевной Бодаревской (Praskovya Kornelyevna Bodarevkaya), дочерью титулярного советника и члена городского депутатского собрания Корнелия Ивановича Бодаревского (Korneliy Ivanovich Bodarevskiy), имел двух сыновей — Иосифа (Осипа) и Евгения, и дочь Прасковью. 
Старший сын, тоже Иосиф Иосифович Буковецкий, (родился в 1852), был, как и отец, и деловым человеком и общественным деятелем. О нем, как и об отце, я более подробно пишу в рассказе о гостинице "Славянской" — в течении долгих лет бывшей семейным делом Буковецких. Иосиф Иосифович младший рано умер, случилось это 8 ноября 1890. Местом жительства и Иосифа Иосифовича-старшего и младшего указывался адрес гостиницы Славянской, Княжеская, 31, Таким образом мы можем с уверенностью сказать, что рассматриваемый дом был построен младшим сыном майора Буковецкого, Евгением Иосифовичем (р. 1866), собственно, героем нашего рассказа.

Евгений Иосифович Буковецкий-

Евгений Исосифович Буковецкий
фотография опубликована в 1898 году
 

Наш герой не был ни деловым человеком, ни депутатом, ни членом множества каких либо благотворительных обществ. Он был художником. 
Возможно, на желание стать художником как то повлияли родственные связи — дядя — сводный брат матери, Николай Бодаревский (Nikolay Bodarevskiy), и тетя — сестра матери, Екатерина, в замужестве Петрококино (Ekaterina Petrokokino), были художниками, причем дядя Николай, академик, был очень талантлив, хотя и противоречив. Его кисти принадлежат портреты великих композиторов, украшающие Большой зал Московской консерватории. и очень не плохие портреты Александры Федоровны, и даже мозаики прекрасного Спаса на Крови выполнены по его эскизам. Впрочем, вначале Евгений начал учиться совсем другому —  в Петровско-Разумовской земледельческой и лесной академии в Москве — видимо по настоянию старшего брата, Но эту академию он вскоре оставил, говорят по состоянию здоровья, после чего начал учебу в Одесской рисовальной школе (1887-1890), где учился у известных художников-педагогов Кириака Костанди и Геннадия Ладыженского. Затем он отправился в Петербург и продолжил образование в Академии Художеств у самого Ильи Репина, но учился как то не долго, всего год, после чего так же не на долго отправился в Европу на "музейную практику" — в Мюнхен и Париж..В Париже он так же какое-то короткое время проучился в частной академии Родольфо Жулиана (Académie Julian). Хотя со сроками его обучения все не совсем понятно, учитывая то, что он вернулся в Одессу в 1891 году, причем в марте уже участвовал в выставке Товарищества Южно-Русских Художников, открывшейся в доме Ралли, что был на Николаевском бульваре*.
Вернувшись в Одессу, Евгений Осипович еще некоторое время пожил в семейном доме на углу Княжеской и Торговой. В многочисленных справочниках тех лет о Евгении Буковецком так и писали — "дворянин, художник". Правда, иногда добавлялась — "домовладелец", что конечно же было правдой. По-видимому, лишившись отца и брата, он, поддавшись своей натуре, решил отказаться от семейного дела, продав гостиницу вместе со всем, что там находилось — может быть его утомляла рутина ведение дел или переживания пот этому поводу. Впрочем, деловое чутье у него было — на полученные от продажи деньги Евгений Иосифович Буковецкий (Evgeniy Iosifovich Bukovezkiy) вложил их в самое прибыльное предприятие Одессы тех лет — приобрел доходный дом. Дом этот был тут же, на Княжеской улице, был совсем недавно построен и принадлежал упоминавшейся выше семье Гесзберген. Но о доходном доме мы поговорим отдельно. Вместе с домом Буковецкий приобрел и смежный участок земли в 399 кв. саженей, тоже по-видимому у Гесбергенов. Вот на нем Бернардацци и построил особняк для Евгения Осиповича. По нескольким косвенным признакам можно предположить, что это случилось в 1898-1899 годах.
Обеспечив себе хороший доход и безбедное существование, Евгений Осипович мог заниматься только тем, что его душе было угодно. Его определенные общественные нагрузки также были для души  — так, он был в числе создателей и активных членов Товарищества Южно-Русских Художников (ТЮРХ), став постоянным участником выставок этого Общества. В 1894 году вместе с его другом Петром Александровичем Нилусом (Petr Alexandrovich Nilus) он стал автором устава ТЮРХ.
28 января 1898 свою деятельность открыло Одесское Литературно-артистическое общества, одним из создателей и членом Правления которого был Буковецкий. 


*Каталог II-й периодической выставки южнорусских художников. — Одесса 1891] — публикуется по биографическому справочнику членов ТЮРХ, Одесса, ОННБ им Горького, 2014. 
 

Княжеская, 27. Маскарон на пилястре на фасаде особняка Буковецкого.--sepia

Маскароны украшают углы центрального ризалита особняка.
 

Княжеская 27, фронтон особняка Буковецкого

Фронтон особняка значительно обезображен последствиями ремонта.
 

Княжеская 27, вензель Буковецких.

Картуш с вензелем Буковецких
 

Княжеская, 27, оригинальный цвет.

Здесь  из под облупившейся уже краски проступает первоначальная раскраска здания — как и во многих других случаях в Одессе — желтая.
 

Дом Буковецкого постепенно стал неким центром общения представителей той самой южно-русской школы художников, которой так гордится Одесса. С конца 1890-х здесь стали устраивать так называемые «четверги» (позднее — на более камерные «воскресенья»), где собирались художники и не только. Здесь же Буковецкий имел обственную мастерскую, а близкий друг Буковецкого П.А.Нилус  в течение многих лет жил и работал в доме на Княжеской, 27. С 1898 года гостем дома становится Иван Алексеевич Бунин (Ivan Alexeyevich Bunin). Далее мне хотелось бы предоставить слово Вере Николаевне Муромцевой-Буниной (Vera Nikolayevna Muromzeva-Bunin), супруге Ивана Алексеевича, оставившей нам мемуары, в которых так часто и хорошо описаны как и сам Евгений Иосифович, так и его дом на Княжеской.

«Начал он (Иван Алексеевич Бунин — С.К.) бывать на обедах Буковецкого, который, будучи состоятельным человеком, устраивал пиршества, но приглашал только мужчин. Обеды были еженедельно, по четвергам. На них бывало весело, шумно, непринужденно; стол у Буковецкого отличался тонкостью и своеобразием … Буковецкий, изысканный человек, умный, с большим вкусом, старался быть во всем изящным. Он писал портреты. Одна его вещь была приобретена Третьяковской галереей ("У богатого родственника") … Буковецкий был выше среднего роста, изящный, в меру худой, с правильными чертами лица, с волнистыми каштановыми волосами. Он обладал очень хрупким здоровьем, в молодости страдал сильнейшими мигренями и пролеживал в темной комнате по несколько дней сряду. Это был человек с большим вкусом и с причудами, со строгим распределением дня.Он года два тому назад пережил тяжелую драму: жена разошлась с ним и вышла замуж за его родного племянника. (Федоров в романе «Природа» взял его прототипом главного героя и предсказал развод.) Теперь он жил один, но  все свободное время от работы и  всяких личных дел — свои досуги — он делил с Петром Александровичем  Нилусом, с которым жил в самой нежной дружбе .Говорил он немного, кратко, но метко.»
 
Портрет жены-
Евгений Буковецкий. Портрет жены (Веры Прокудиной)
 

Евгений Иосифович был женат дважды — Муромцева-Бунина в своих мемуарах имеет ввиду первую супругу Буковецкого, Веру Прокудину, дочь одесского купца. Они венчались в 1900-м году, причем Вера была более чем в два раза младше Евгения Осиповича — ему было 34, ей — 16… В браке родилась  дочь Ирина Евгеньевна Буковецкая (Irina Evgenyevna Bukovezkaya). Перед событиями 1917 года они развелись и Вера (отчество мне не известно) Прокудина, вместе с дочерью, эмигрировали во Францию, где вскоре снова вышла замуж*. Второй супругой Буковецкого  в 1923 году стала Александра Митрофановна Алексеева (Alexandra Mitrofanovna Alexeyeva). 


* Людмила Еремина. Одесский художественный музей и граждане Одессы. Альманах Дерибасовская-Решильевская, №42.
 

Буковецкий. Портрет жены..

Александра Митрофановна Буковецкая, урожденная  Алексеева, вторая жена Буковецкого.
 

Княжеская, 27,  Окна особняка Буковецкого.-

Катаев называет эти окна венецианскими, я бы сказал "по мотивам"
 

Княжеская 27. Особняк Буковецкого. Бель-этаж sepia

Окна первого этажа.
 

Княжеская 27. Особняк Буковецкого. Окно первого этажа.--

Княжеская 27. Особняк Буковецкого. Деталь окна первого этажа.-

На окнах справа (вверху) — украшение практически цело, а вот слева (фото внизу) — верхушки обломаны. Я всегда был за правых!)
 

DSC_200734

Если приглядеться, то сквозь покраску чудо-ремонта, на центральном элементе украшения окна проступает синий цвет — впрочем, оригинальный он или нет — не знаю.

Окна второго этажа особняка Буковецкого
 

Княжеская, 27. Детали украшения окон второго этажа особняка Буковецкого.sepia

Парадная дверь особняка Буковецкого. Я обожаю эту дверь. Дверь в прекрасное прошлое этого дома. Слава Богу, ее еще не отремонтировали окончательно…Катаев в "Траве забвения" тоже упоминает  об этой "лаковой, богатой двери особняка на Княжеской улице"…
 

Картуш над дверью особняка Буковецкого-sepia

Необарочный картуш над ней несет в себе по-видимому стилизованный земной шар, повязанный лентой. Шар как ни красили, но не закрасили — он укрыт металлизированной краской.
 

DSC_0010-

На перевязи видны следы надписи, несмотря на слой краски. Прочесть бы её…
 

Откроем частично сохранившуюся оригинальную ручку парадной двери и войдем вовнутрь…

Княжеская 27. Особняк Буковецкого. ручка двери.

Всего однажды мне удалось открыть ее. То, что я увидел, поразило — и сохранившейся красотой и безобразием внутри. Пришлось долго отыскивать ракурс, чтобы печальная прибавка современности не испортила кадр. Ранее, поднявшись наверх,  попадал на главную лестницу особняка. Теперь тут все замуровано.
 
…отправились обедать на Княжескую, где у Буковецкого был доходный дом, а для себя он выстроил особняк в два этажа, с большим вкусом и удобствами.
Подъехав к нему, мы вошли в высокие двери парадного входа. Меня поразил   вестибюль: на стене висело огромное панно в зеленых тонах. Тут же стоял   длинный загибающийся диван, перед ним — стол с высокой лампой.
Хозяин повел нас наверх по широкой лестнице с красивыми деревянными темно-коричневыми перилами. Двухэтажный особняк Буковецкого внутри был весь     обшит темным деревом.

Княжеская 27_лестница.

Главная лестница особняка.
(фрагмент из телепередачи "Коллекция. Дом Буковецкого")
 
Княжеская 27_Лестница
(фрагмент из телепередачи "Коллекция. Дом Буковецкого")
 
Княжеская 27_02

%d0%be%d0%b4%d0%b5%d1%81%d1%81%d0%b0-%d0%ba%d0%bd%d1%8f%d0%b6%d0%b5%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-27-%d0%be%d1%81%d0%be%d0%b1%d0%bd%d1%8f%d0%ba-%d0%b1%d1%83%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b5%d1%86%d0%ba%d0%be

Фонарь над лестницей, август 2016
 

%d0%be%d0%b4%d0%b5%d1%81%d1%81%d0%b0-%d0%ba%d0%bd%d1%8f%d0%b6%d0%b5%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-27-%d0%be%d1%81%d0%be%d0%b1%d0%bd%d1%8f%d0%ba-%d0%b1%d1%83%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b5%d1%86%d0%ba%d0%be

Главная лестница в августе 2016
 

%d0%be%d0%b4%d0%b5%d1%81%d1%81%d0%b0-%d0%ba%d0%bd%d1%8f%d0%b6%d0%b5%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-27-%d0%be%d1%81%d0%be%d0%b1%d0%bd%d1%8f%d0%ba-%d0%b1%d1%83%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b5%d1%86%d0%ba%d0%be

%d0%be%d0%b4%d0%b5%d1%81%d1%81%d0%b0-%d0%ba%d0%bd%d1%8f%d0%b6%d0%b5%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-27-%d0%be%d1%81%d0%be%d0%b1%d0%bd%d1%8f%d0%ba-%d0%b1%d1%83%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b5%d1%86%d0%ba%d0%be

Отделка главной лестницы, август 2016
 

Одесса.-Княжеская-27.-Особняк-Буковецкого-перила-главной-лестницы..-Август-2016

Одесса.-Княжеская-27.-Особняк-Буковецкого-Дверь.-Август-2016

На верху, на площадке, каким-то чудом, в практически первозданном виде, сохранилась дверь в мастерскую Нилуса
 

Фонарь, освещающий лестницу, при капитальном ремонте отремонтировали так, что он сразу потек. Вот что пишет об этом Виталий Смирнов (Записки старого одессита) — 

Сказать, что ремонт был исполнен левой задней ногой – означает сделать большой комплимент строителям, достаточно лишь заметить, что они убрали металлический каркас огромного стеклянного купола у мастерской, кабинета и гостиной Буковецкого; вместо него положили деревянные рейки, а на них какой-то явно непотребный заменитель стекла. Во время первой же зимы пуды снега спокойно просочились в парадную.

Сейчас парадная лестница практически уничтожена, провалилась, и по ней опасно ходить. Вину сваливают на арабов, которых куда-то кто-то поселили, им же дела до нашей истории нет никакого, мол, они по ней гоняли как лошади и она и не выдержала. Но конечно арабы тут не причем. А причем текущая крыша и безразличие, но только не арабов к нашей истории, а нас самих к ней. Ну развалится, ну и что? поставят новую какую-нибудь, или вообше перегородят и сделают допжилплощадь.

Одесса.-Княжеская-27.-Особняк-Буковецкого-Зал.-Август-2016

Зал справа от лестицы, по фасадной стене.
 
Буковецкий, особняк, интерьер
Эта же лестничная площадка сто лет назад.
Фотография из экспозиции Одесского Литературного музея.
 

В Одесском Литературном музее есть кое что из обстановки особняка Буковецкого…
 

С просторной площадки небольшая дверь вела на балкон, рядом находилась    уютная гостиная и огромная мастерская — почти во всю стену окно на север — с мольбертами, подрамниками и несколькими портретами. В этом особняке    была и картинная галерея с произведениями хозяина и местных художников.   Больше всего было этюдов. … Все комнаты были очень высоки и просторны. 

В повести «Трава забвения» В. Катаев так описывает этот дом: «Все это бурное, ни на что не похожее, неповторимое время Бунин прожил в Одессе на Княжеской улице в особняке своего приятеля, художника Буковецкого, который предоставил писателю весь нижний этаж – три комнаты, куда я и приходил, всякий раз испытывая невероятное волнение, прежде чем позвонить с черного хода. Обычно мне открывала нарядная горничная на французских каблучках, в накрахмаленной наколке и маленьком батистовом фартучке с кукольными карманчиками. Она была предоставлена в распоряжение Буниных вместе с комнатами и разительно не соответствовала той обстановке, которая царила в городе, в России, в мире.
Жизнь Бунина в этих барских комнатах с массивными полированными дверями, с отлично натертыми паркетами, теплыми мраморными подоконниками венецианских окон, с жарко начищенными медными шпингалетами, с высокими чистыми потолками, отражавшими в летнее время зелень белых акаций, которыми была тесно обсажена тихая аристократическая улица, а зимой – голубые тени сугробов и размытые силуэты извозчичьих саней, с небольшим количеством самой необходимой, но очень хорошей мебели, без всех этих мещанских этажерок, тумбочек, безделушек, салфеточек, ковриков, альбомов и накидок, – как нельзя больше соответствовала моему представлению об аристократе, столбовом дворянине, российском академике, человеке безукоризненного вкуса».

И. А. Бунин. Портрет работы Е. И. Буковецкого.
Евгений Буковецкий. Портрет Ивана Бунина. 
 

Именно из дома Буковецкого, прожив здесь почти полтора года, Бунин с женой в начале 1920 г. эмигрировали из Одессы за границу. И именно здесь им был создан роман "Окаянные дни".

Княжеская, 27. Дворовой фасад особняка Буковецкого-

А вот и тот самый балкон, 
 

Вот эти два окна бель этажа, что за деревом — то, где жил Бунин. А эта металлическая лестница — та самая лестница черного хода, по которой к Бунину, Ниулусу и Буковецкому ходил Катаев. Хотя сама лестница может быть уже не та. Если туда зайти, то еще можно увидеть ту самую парадную лестницу и кое-какие детали отделки — на потолке и на стене. —

Одесса.-Княжеская-27.-Особняк-Буковецкого-Карниз..-Август-2016

Карниз черного хода в особняке Буковецкого.
 

 Одесса.-Княжеская-27.-Особняк-Буковецкого-дверной-портал

Остатки деревянной отделки

Балкон.
 

Княжеская, 27. Особняк Буковецкого, вид со двора. Окно мастерской.

Здесь были мастерская и кабинет Буковецкого, с выходом на балкон.  Сверху, постройка с глухими окнами — мастерская Нилуса. ее окна выходили на соседний дом. Надо заметить что Буковецкий уступил лучший вариант по свету  в мастерской своему другу Нилусу. 

Торцевая стена особняка с окном мастерской Нилуса.
 
032_13-
Эта работа написана в мастерской Буковецкого.
 
Автограф Буковецкого
 

В другом месте мемуаров Муромцевой-Буниной есть еще о мастерской: 

У него на самом верху дома была прекрасная мастерская, устланная коврами, с удобной мебелью и огромным окном над тахтой. В этой студии было много   икон, которые он собирал, — весь их кружок увлекался антикварством.

Мы спустились вниз, и Буковецкий показал мне свой кабинет и спальню. Мне и в голову не пришло, что в этих комнатах мы будем жить лет через десять.  Первая из них была кабинетом и библиотекой. Большой письменный стол,      вертящиеся открытые полки для энциклопедического словаря. По стенам       дубовые шкапы с книгами. По узкому проходу мы прошли в его спальню. Мягкий диван для дневного отдыха. Кровать с ночным столиком, на котором лежала  одна книга. … Большая столовая очаровала меня: мебель красного дерева,  стол без скатерти. Обед начался оригинально: на первое подали рыбу с      холодным старым вином, затем суп. Почему-то Буковецкий находил, что нужно начинать всегда с рыбы. К жаркому было подано хорошее, в меру подогретое  красное вино. Вина, кушанья были утонченные. Кофий подали в вестибюль. Мы сели за стол под лестницей. Уже за обедом царило оживление, а тут наступило настоящее веселье. Ян (Бунин) представлял отсутствующих приятелей, а   иногда и присутствующих друзей, Буковецкий вставлял меткие замечания,     Куровский, немного кривя рот и будучи трезв, выражал оригинальные мнения, один Нилус был молчалив».

В.Н.Муромцева. Художник  Е.И.Буковецкий. 1910. Одесса

Портрет Веры Николаевны Муромцевой-Буниной. Е.И.Буковецкий. 1910. 
 

Княжеская 27_03

Е.И. Буковецкий в гостинной своего дома 1916 год.
Из собрания ОГЛМ
 
Кроме писания портретов и ежедневной игры на рояле по вечерам, Буковецкий ничем больше не занимался (Петр Александрович Нилус вел все его дела). У  него на самом верху дома была прекрасная мастерская, устланная коврами, с удобной мебелью и огромным окном над тахтой. В этой студии было много     икон, которые он собирал …

А теперь предоставлю слово Галине Семеновне Мещеряковой, моей маме — "Была в его доме горничная Людмила Адамовна (фамилия её не установлена). И вот однажды, уже 50-тых, годах она принесла в подарок директору Одесского Художественного музея шесть бокалов старинного русского хрусталя. Бокалы были из мастерской Нилуса. Она их трепетно хранила все годы. На одной из работ Нилуса «Интерьер квартиры художника» , на белой скатерти, среди столовых приборов – изображены бокалы. Это те бокалы, о которых идёт речь. Только сейчас они со щербинками. Людмила Адамовна надеялась, что они и дальше будут сохранены. В силу обстоятельств, я стала обладательницей этих бокалов, и, конечно, храню их. … У меня есть мольберт Нилуса из его мастерской,  что была в доме по Княжеской 27, на чердаке. 

Интерьер в квартире Е. Буковецкого . 1909.

Петр Нилус.  Интерьер в квартире  Буковецкого  . 1909
 

Бокалы Нилуса

… «Дом на Улице Княжеской, принадлежавший Буковецкому, стал своего рода пристанищем для многих и многих, посещавших Одессу.
Бывал и он (И.А. Бунин) на собраниях художников. …Они раскладывали на столе во всю длину свои альбомы и рисовали друг друга, тут же им подавали ужин, обильный, с большим количеством вина. (Продолжим легенду – пили из этих же бокалов).
Заузе садился за пинино. Нилус с Куровским часто пели дуэты, оба были музыканты, у обоих были приятные голоса. Бунин рассказывал, представлял всех в лицах, а иногда, когда бывало особенно оживленно и весело, плясал. Каждый проявлял свое дарование. Женщин приглашали редко. Жен одесситов никогда, но приезжих иногда допускали. Я бывала на этих ужинах, когда мы гостили в Одессе, — всякое наше путешествие, куда бы мы ни держали путь, начиналось и кончалось Одессой. Все участники "четвергов" горячо любили эти дружеские сборища». 

Галина Семеновна Мещерякова:

«…Жизнь, на самом деле окончена, на что надеяться? А вне Родины – ни успех, ни любовь – всё что-то не то; без своей земли нет настоящей жизни. Это очень чувствует Семён (Юшкевич Семён Соломонович – прозаик, драматург), который за Большой Фонтан готов отдать Францию с Германией и Америкой».Друзья помнили о Буковецком, Нилус в своих письмах вспоминает его неоднажды: в письме к Эгизу (Б.И.. Эгиз –художник. В эмиграции жил в Константинополе) «Так, Борис, будь добр, сообщи всю правду об Евгении (Буковецком)… Разве он по-прежнему занимает мою мастерскую и верх дома? Как он одет? Как питается? М-м Недзельская в письме к Фёдорову писала, что он стал совсем «прозрачным» .. Сколько он платит за квартиру, и не пользуется ли он льготами, как художник? Не писал ли портретов большевиков и их кралей?» После революции Буковецкий остался жить в Одессе, хотя почти все его друзья покинули страну. Однако счастья и покоя они не нашли в эмиграции. В письме к Б.И.Эгису Бунин пишетС 1937 г. Буковецкий начал преподавать в Одесском художественном училище. Он написал сотни портретов своих сограждан, так что его можно по праву считать портретистом всей Одессы.

После смерти супруга Александра Митрофановна жила в доме на Княжеской, 27; хранила богатейшее наследство и архив.

Могила Буковецкого

Дочь Буковецкого от первого брака, Ирина, училась в Сорбонне, затем вышла замуж и вместе с мужем уехала в Канаду. Уезжая из Одессы, Вера и дочь вывезли часть картин Буковецкого, полученные при разводе. Ирина завещала их нашему музею, Предоставлю снова слово Людмиле Ереминой —

Таким образом, они были с ней в течение всей ее жизни какнапоминание об отце, о ее родном доме, городе, в котором она родилась: автопортрет Е.Буковецкого, портрет Веры Прохудиной, "Портрет Ирины" (в возрасте 56 лет), "Интерьер жилой комнаты", "Вид из окна", "Дом в Одессе", "Пейзаж". Буковецкий умер в Одессе в возрасте 82 лет. После смерти его жены наследницей произведений художника стала ее сестра Вера Митрофановна. Значительная часть наследия была передана в Одесский художественный музей. в 1990 г. из Канады (г. Оттава) через Посольство Украины в Канаде музей получает посылку с семью произведениями Е. Буковецкого. Ее передали друзья дочери Буковецкого Ирины — Виктор и Урсула Рейс, исполнив ее завещание.


Теперь посмотрим другое владение Буковецкого — его доходный дом, что расположен по этому же адресу…


2222-1