Дворец Потоцких в Париже. Часть Четвертая.

Использование материалов сайта только с согласия автора.


25/27 Avenue Friedland


   Часть Четвертая.  Второй этаж   


Эти двери ведут в комнаты Николая и Эммануэлы… но прежде чем заглянуть туда, осмотрим лестницу на этом этаже — она того стоит!
 

Paris. 27 Avenue Friedland, maison Potocki. Потолок галереи второго этажа.

Бронзовая отделка от Кристофль присутствует и здесь.
 

По центру здесь висит большой гобелен, видимо с финальной частью повествования о де Монкаде.
 

Аппартаментами графини Эмануэллы восхищались  дамы всего парижского Света. Например принцесса Матильда, сестра Наполеона III-го, принцесса Зингер Полиньяк (Singer- Princesse de Polignac) и т д  Потолок и карнизы в ее спальне с золотой лепниной  были разрисованы русским художником Эрнестом Карловичем фон Липгартом. Это чудесное панно на мифологическую тему, под названием Ночь. В дальнейшем Лигпарт был хранителем главной картиной галереи Эрмитажа (1906-1929), написал несколько парадных портретов Императора Николая Второго и членов семьи Романовых. Расписанные им интерьеры можно увидеть и в Петербурге, например потолок в дворцовом театре князей Юсулвых, что на Мойке. А его отец, прекрасный коллекционер,  был консультантом у графини Строгановой и Великой Княгини Марии Николавевны, которым помогал собирать их блестящие коллекции картин. Картинная галерея у Николая тоже была богатая; Рафаэль, Тициан, Рембрандт, Тенье.. Она досталась ему от Мечислава, ну а тому очевидно от Станислава. Однако, в 1904 м году случился пожар и многие картины сгорели…

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki. chambre de la comtesse.

Спальня графини Эммануэлы Потоцкой. Ныне здесь кабинет Президента Палаты. Я посидел в этом кресле… Но если бы была кровать графини…)
 

Фрески Эрнста Карловича Липгарта прекрасно сохранились.
 

Лежа в постели и глядя на потолок, графиня видела именно эту "Ночь".
 

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki. chambre de la comtesse.

Фрески Липгарта украшают и панно над дверьми в спальне. Двери вели в будуар графини и конечно же, в спальню мужа.
 

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki. Le chambre de la comtesse.

Люстр в подобном стиле много во дворце. предполагаю что это оригинальные люстры времен Потоцкого.
 

Шкаф или сейф? Пройдем из спальни жены в спальню супруга.
фотография сделана Людмилой Голычевой.
 

Paris. 27 Avenue Friedland, maison Potocki.

Тут все строже но также изысканно…
 

Двери из комнаты Николая вели не только в комнату жены, но и в другую, но там сейчас секретариат Палаты и зайти туда не удалось. Зато удалось побывать в другой комнате, связанной с Николаем Потоцким —
 

Париж. Дворец Николая Потоцкого. Курительная комната.

Знаете что это за роскошная комната, сплошь отделанная деревом с удивительной красоты резьбой? Никогда не догадаетесь. Это Курительная! Видно что отношение к пожарной безопасности сильно переменилось со времен конца XIX века… Впрочем, хорошо известно. что с Потоцким случился практически классический случай из пожарной агитации — непотушенная сигарета сотворила пожар в доме! Не знаю случилось ли это здесь или где то в другом месте дворца…
 

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki.

Два зеркала смотрят друг на друга — одно в двери, другое — над камином.
 

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki.

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki.

DSC_8015

Этот фрагмент был приобретен Николаем отдельно — когда то он украшал собой стены несуществующего ныне дворца мадам де Помпадур
 

Вот что рассказала об этой комнате Людмила Голычева: "В курительной комнате панели из дуба. Считается что первыми такую работу по дереву стали делать монахи капуцины. Людовик IV запретил употреблять позолоту — все золото должно быть в королевской казне. Поэтому такие резные панели в особняках называют "a la capucine " . В комнате есть  две панели с музыкальными инструментами из музыкального салона маркизы Помпадур Они находились в замке Saint Ouen, какое то время принадлежавшего ей. В 1811 м году этот замок приобрел Винцентий Потоцкий. Может таким образом они и попали во дворец.

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki.

Ну и конечно же — бронзовая отделка от Christofle ! Переведем дух и пойдем дальше…
 

Paris. 27 Avenue Friedland, maison Potocki

За этими зеркальными дверьми  — еще один вход в апартаменты Эммануэллы.  Но мы туда не пойдем, потому что это сугубо интимное место, полное женских тайн — будуар! Конечно сейчас там далеко не будуар, но там были заседание каких то важных персон…
 

Другой зал — большой просторный салон — кабинет, где Эммануэла занималась музыкой.
 

Paris. 27 Avenue Friedland, maison Potocki

В своих путешествиях я мало встречал зеркал над каминами, в этом дворце — это обычное дело.
 

Обратите внимание на стены — на них размещена коллекция работ известного французского живописца, корсара и писателя Луи Гарнери (Ambroise Louis Garneray (1783-1857). Коллекция назвается "Порты Франции" — на небольших полотнах изображены все знаменитые порты Франции в XIX веке.

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki. .Paysages Louis Garneray.
 

Порт Марсель. Кстати, статуя Святой Девы Марии, которая сейчас стоит на холме в Марселе — тоже построена по упоминавшейся технологии гальванопластики и приблизительно в то же время.
 

Семейная жизнь Николая и Эммануэлы не была счастливой. Ей было всего 18, когда они поженились и очень скоро он стал пренебрегать ею. Она упрекала его, что он все свое время проводит с лошадьми и на охоте. Он слывет за человека ограниченного и малограмотного. Поговаривали, что до 17 лет он почти не умел читать, зато он был отличный спортсмен. Умелый наездник и страстный охотник, он интересуется только своими прекрасными лошадями экипажами.  Разочарованная графиня обращает свою заботу к бездомным собакам. Она посмеивается над званиями мужа, которыми тот так гордится: «Член Общества конного обучения Rambouillet», «Президент общества рыболовов  "Карп ", «Второй президент Круга Стремени».
В 1887 м году Николай и Эммануэлла расстались. Очень уж разные у них были характеры. Эммануэла переехала за город, недалеко от Булонского леса. До войны 1914 она еще появлялась в свете, принимала своих обожателей, ее салон продолжался на улице Шатобриана, у ее матери, затем с 1901 г. в Отее, но  ресурсы у нее были уже не те что раньше. Особенно после смерти Николая. Замуж графиня больше не вышла и постепенно красивейшая женщина Парижа превращалась в злобную затворницу, которая проводит все свое время с собаками и презирает людей. Она самоотверженно ухаживала и лечила своих больных собак и совершенно исчезла из виду. Ее считают экстравагантной и даже несколько сошедшей с ума: говорили, что каждое утро она выбрасывает со своего балкона одежду, в которой ходила накануне, и, что умерла она в окружении своих собак и совершенной бедности и полном одиночестве. Люди которые знали ее даже писали, что ее тело уже начали грызть крысы. Она действительно проживала последние годы в одиночестве и относительной бедности, но умерла не дома, а в больнице для бедных, куда ее привели после того как она упала в Булонском лесу, прогуливал своих собак. Графиня Потоцкая похоронена на кладбише Пер Лашез.

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki, bibliothèque.

Кроме упоминавшихся ранее столов и кресел от Потоцких осталась еще часть библиотеки.
 

Настоящими страстями Николая были охота и лошади. В деревне он выстроил небольшой замок, настоящее святилище охоты, куда он приглашал все  высшее французское общество: герцогиню д'Юзэ, Люиней, Грамонов, чету Ноай, царя Николая II, Великого князя Алексея Романова, маршала Петена. Ему принадлежали лучшие экипажи во всей Франции. В 1898 году, Президент Республики Феликс Фор (Félix Faure) одалживал его великолепную четверку белых лошадей. Картина этого экипажа до сих пор хранится у наследников семьи… Между прочим, граф любил сам управлять своими упряжками, а зимой бывало, выезжал «а ля рюс» — на санях. В своем особняке он построил поистине королевские конюшни. Это тоже было достопримечательностью Парижа, единственные конюшни такого размаха и такого шика. Лошади имели стойла из розового мрамора и красного дерева, бассейн с горячей и холодной водой из белого мрамора, душ, сауну, повсюду стояли живые цветы. Он так гордился своими конюшнями, что даже новоселье отпраздновал там. Это был прием в костюмах стиля Людовика XIV-го…

Великий Князь Алексей Александрович Романов (справа) и граф Николай Потоцкий на охоте во Франции.
 

Роскошные конюшни Потоцкого были где то здесь
 

Николай прожил свои последние годы спокойно, приемы на улице Фриедланд прекратились после ухода Эммануэллы. Он продолжал заниматься охотой, часто жил в пригороде чтобы быть поближе к своим фермам. Жители Рамбуйе даже назвали улицу его именем — теперь в этом городке есть улица Николая Потоцкого. Он был щедр и во время войны превратил свой охотничий особняк в госпиталь для раненых, помогал финансировать постройку знаменитого парижского театра Théâtre Champs Élysée. Больше он не женился, ведь с Эммануэлой они не были официально разведены, и жил последние годы с обычной женщиной, продавщицей известной парижской кондитерской Матильдой Авиньон. Детей не было. Он оставил ей большую часть своего состояния. Граф умер в Париже 3 июня 1921 г. Пышные  похороны проходили в присутствии маршала Петена, герцога и герцогини д'Юзэ, герцога и герцогини де Люинь, графа и графини де Кастеллан, похоронен в Монтрезоре, рядом с родителями. После его смерти опять разразился скандал. Родственники его матери Эмилии не перенесли того, что он почти ничего им не оставил. Подали в суд и заявили что завещание составлено в состоянии помешательства. Но процесс они проиграли. Дворец по завещанию получил его родственник из Ланцута Альфред Потоцкий, который вскоре все продал и вернулся в Польшу. Дворец был куплен у него Торговой Палатой Парижа. Так началась уже совсем другая история.
Шикарные конюшни были снесены, многие помещения были переделаны в залы для семинаров и приемов важных гостей Торговой Палаты. Что-то было достроено. Эти стены видели многих президентов, приезжала в 30 х годах и королева Англии.
Напоследок — еще несколько сохранившихся интерьеров дворца и два новых, построенных уже во времена Торговой Палаты. 

Малая лестница.
 

Париж. Авеню Фридлянд. Дом Потоцкого. Внутренняя лестница.

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki.  Eglise d'accueil.

Домашняя церковь Потоцких. Чуть дальше по авеню Фридлянд.
 

Следующие два зала появились уже после Потоцких.  Этот, работы знаменитого декоратора Эмиля Рульманна, появился первым — его открыли в 1927 м году. Здесь и состоялся прием по случаю официального открытия Торговой Палаты.
 

Большой коктейльный  зал розового цвета стиле art  deco был достроен в 1936 м году.  Архитекторы Виард и Дастюг. Они занимались перестройкой дворца после того как Альфред Потоцкий продал его Торговой Палате в 1923 м году. Кажется именно он был выстроен на месте бывших конешен Потоцкого…
 

Paris. 25 Avenue Friedland. L'hôtel Potocki

Галерея всех президентов Торгово-Промышленной палаты Парижа, начиная с ее утверждения Наполеоном.
 

Огромный  и роскошный особняк Потоцкого поразил и до сих пор поражает парижан. В Париже нет частных особняков таких размахов. Но Николай хотел возродить славу Потоцких и их роскошь. Даже особняк Ротшильдов, который находится напротив на той же улице, гораздо скромнее. Сотрудники дворца помнят его прекрасную историю и хранят его традиции. На фото — сцена из небольшого спектакля с имитацией заседания Клуба Сентиментальных покойников и картины Жана Беро.


вернуться в Часть Первую

One thought on “Дворец Потоцких в Париже. Часть Четвертая.

  1. Огромное спасибо за столь подробный рассказ о Потоцких!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *