Браницкие

Браницкi — Brannyci


Использование материалов сайта только с согласия автора.


 

Branicki

Герб Корчак, к которому принадлежали Браницкие.
 

Вернемся к рассказу о Браницких, частично начатом в главе о Белой Церкви, где мы рассказали о Ксаверии Петровиче и Александре Васильевне. В их достаточно счастливом браке родилось пятеро детей — двое сыновей — Александр и Владислав, и три дочери — Екатерина, София и Елизавета. Старший сын — Александр Ксаверьевич, (Aleksander Branicki h. Korczak) (1780-1798) умер юношей, упав с коня во время прогулки верхом. Его портрет с отцом и младшим братом оставил нам Иоганн Лампи. В память об этом печальном событии Ксаверий Петрович приказал возвести в центре Белой Церкви, на Замковой горе костел в честь св. Иоанна Крестителя. 

Jan Chrzciciel Lampi, Portret Franciszka Ksawerego Branickiego z synami Aleksandrem i Władysławem

Ксаверий Петрович Браницкий с двумя сыновьями — рано умершим Александром и будущим графом Владиславом
портрет работы Иоганна Лампи
 

Портрет графини Александры Браницкой (1754-1838) со своими детьми.

Портрет графини Александры Браницкой с детьми.
 

Костел в Белой Церкви
 

Ксаверий Петрович заложил его в 1796 году, строительство завершилось только в 1812-м, хотя и в 1816 в нем еще не все было закончено внутри. Костел до сей поры украшает город. Сейчас там дом органной и камерной музыки.
Интересно, что в интернете есть информация, что рядом с костелом была семейная усыпальница Потоцких. Потоцких действительно с Браницкими связывали тесные семейные узы, но усыпальницы тут ни какой не было. Фотография, представленная там в качестве подтверждения этой версии показывает нам усыпальницу Потоцких в Варшаве, в Виланове.

Младший брат — Владислав Ксаверьевич Браницкий — о нём мы еще поговорим. Помимо двух сыновей Браницкие имели трех дочерей — Екатерину Ксаверьевну (Katarzyna Branicka h. Korczak) (род. 1781), Софию Ксаверьевну (Zofia Branicka h. Korczak) (1790-1879) и младшая дочь — Елизавета Ксаверьевна… Как много в этом имени однако, не правда ли… Да-да, та самая Елизавета Ксаверьевна. Забавно, что польские источники с гордостью сообщают, что только одна из трех дочерей Браницких "пошлюбила" — вышла замуж — за русского… И зря. Ибо кто теперь помнит двух мужей старшей дочери Екатерины — князя Константина Сангушко (Konstanty ks. Sanguszko-Kowelski h. Pogoń Litewska), (1778-1808) или Станислава Станиславовича, графа Потоцкого (Stanisław Septym Potocki h. Pilawa (Srebrna))? Второго правда может кто и вспомнит, но скорее благодаря его знаменитому отцу — графу Щенсному Потоцкому, хозяину Тульчина. А кто помнит мужа второй дочери, Софьи — Артура Потоцкого (Artur Potocki h. Pilawa (Srebrna))? А вот муж младшей дочери — знаменитый и великолепный генерал наполеоновских войн, генерал-губернатор Новороссийского края граф, а затем Светлейший князь Михаил Семенович Воронцов – личность такого масштаба, что не знание о нем – скорее проблема того, кто не знает (кстати, ему кое-что посвящено и в парке Александрия, но об этом позже). И кто не помнит, какой след в истории оставила его супруга, несравненная муза и любовь Александра Сергеевича? Хотя найдутся и такие, но они вряд ли дочитают до этих строк.


 yelizaveta-vorontosova-1832

Елизавета Ксаверьевна Воронцова, ур. Браницкая, 1832 год.
 

После смерти матери имение Белая Церковь унаследовал Владислав Ксаверьевич Браницкий (Władysław Grzegorz hr. Branicki h. Korczak) (25.II.1783- 27.VIII.1843), генерал и сенатор, обер-егермейстер Высочайшего Двора. В историю вошел как состоявший в кругу друзей Великого князя Констанитна Павловича, Наместника Царства Польского, что само по себе интересно по разным причинам. Кстати, отец Константина Павловича, Император Павел, успел наградить Владислава Ксаверьевича орденом Святого Иоанна Иерусалимского. Владислав Ксаверьевич с самого рождения был записан в Преображенский полк, но в будущем он оправдал этот аванс полностью, не раз отличившись в сражениях и с турками и в войнах с Наполеоном. В 1807 году Браницкий под начальством генерал-фельдмаршала князя Прозоровского участвовал в кампании против турок, Был награждён орденом Святой Анны 2-й степени с бриллиантами. Войну 1812 года он встретил флигель-адъютантом (22 июля 1809) и полковником  (17 апреля 1812 года). Вначале Браницкий находился в свите императора Александра I, а затем состоял при штабе 1-й Западной армии. Он участвовал практически во всех знаменитых сражениях компании 1812 года – под Смоленском, Бородино, Тарутино, Малоярославцем, Красным, За Бородинскую битву был награждён орденом Святого Владимира IV-й степени с бантом, а за сражение под Красным — золотой шпагой с надписью «За храбрость» 

Oleszkiewicz_Władysław_Branicki, 1819

Владислав Ксаверьевич Браницкий,
потрет работы Иосифа Олешкевича, 1819
 

В зарубежной компании 1813 года Браницкий участвовал в сражениях под Дрезденом, Кульмом (награжден "Кульмским коестом"). За отличие в знаменитой «битве народов» под  Лейпцигом он был награждён орденом Святого Владимира 3-й степени. Его подвиги оценили и союзники —  ему были пожалованы ордена австрийский Леопольда и прусский Pour le Mérité («За заслуги»).
Браницкий сражался до самого конца войны с Наполеоном — в 1814 году Браницкий учавствовал в сражении при Бриене. Награждён баварским (Военный орден Максимилиана Иосифа) и виртембергским орденами ("Военных заслуг"), Ла-Ротьере, Арси-сюр-Обе, Париже. 27 марта 1814 года, за отличие при взятии Парижа, произведён генерал-майоры с назначением в свиту Его Величества. Король Франции наградил его Орденом Военных заслуг. Всю кампанию 1815 года Браницкий находился при Александре I. 
Новый император, Николай Павлович, ценил Владислава Ксаверьевича не меньше. Вскоре после своего восшествия на престол, 22 августа 1826 года он назначил Браницкого егермейстером Высочайшего двора. Через пять лет, 8 мая 1831 года Браницкий был награждён орденом Святой Анны I-й степени. Высочайшим Указом от того же дня ему было повелено присутствовать в Правительствующем Сенате, с оставлением в придворном звании. 31 декабря 1837 года награждён орденом Святого Владимира II-й степени. 2 апреля 1838 года произведён в действительные тайные советники, 23 апреля 1838 года назначен обер-шенком Двора Его Величества. 18 июля 1839 года дарованное ему графское достоинство Священной Римской Империи было  Высочайше признано и утверждено положением Комитета министров. 15 апреля 1841 года награждён орденом Белого орла, некогда высшим орденом Польши, а теперь российским орденом.

Władysław Grzegorz hrabia Branicki (1839) Grand veneur de Sa Majesté impériale Nicolas I de Russie

Владислав Ксаверьевич Браницкий
 Grand veneur de Sa Majesté Impériale Nicolas I
портрет 1839 года.
 

Итак этот русский генерал вдруг женился на Розе Станиславовне Потоцкой (Róża Potocka h. Pilawa (Srebrna)), (1782-1862), дочери Щенсного и Мнишек, разведенной до этого с другим Потоцким, генералом Антоном Потоцким (Antoni Norbert Robert hr. Potocki h. Pilawa (Złota). Почему вдруг? Предоставлю слово современнику, Филиппу Филипповичу Вигелю — вот отрывок из его «Записок», где он пишет о дочерях Щенсного Потоцкого: — 

"О третьей, Розе, вечно враждебной России, на которой, против воли матери, женился граф Владислав Браницкий и которую почтенная свекровь не пускала на глаза, не говорил я ни слова" 

На сохранившемся портрете Роза Cтаниславовна выглядит не авантажно, я не рискнул вам её показать, а то еще обвинят в предвзятости. Но таким образом, Браницкие тесно сошлись с семьей Станислава Щенсного Потоцкого, как и они, неимоверно богатого… Эта враждебность не мешала ей делать в России большие деньги — например, на поставках зерна за границу. Так, в Одессе, как нам поведал "Список домам и прочим строениям для уплаты полупроцентного сбора" за 1848 год, ей принадлежали "два магазина" — т.е. амбара, на улице Итальянской, ныне Пушкинской. Магазины были очень солидные — они были оценены в 15066 рублей — огромные деньги по тем временам. Кстати, ее муж владел еще тремя магазинами, да не где-нибудь, а прямо на Дерибасовской! Чудна была Одесса в те годы — на главной улице — амбары. Но вернемся к Розе Станиславовне — её антирусские настроения не помешали ей также принять от императора 30 апреля 1837 года орден Св. Екатерины.
Владислав Ксаверьевич Браницкий умер неожиданно, в августе 1843 года в Варшаве, в доме своих друзей. Овдовев, Роза Станиславовна перебралась во Францию, где в 1849 году для своего старшего сына купила замок Монтрезор. Туда, даст Бог, мы тоже доберемся, там очень интересно… Она пережила мужа на 19 лет и умерла в Париже, 30 октября 1862 года. Её тело было перевезено и похоронено в имении Потоцких в Кшешовицах, что в Польше
В браке родилось четыре сына и три дочери: старший сын — граф Ксаверий Владиславович Браницкий (Franciszek Ksawery hr. Branicki h. Korczak) (1816-1879). В отличии от деда, бабушки и отца, Ксаверий Владиславович став взрослым человеком, обозначил себя противником России, ратуя за независимость Польши. Видимо воспитание было отдано целиком и полностью в руки матери. Он прямо пишет о себе

"Что касается меня, поляка, я рано стал испытывать глубокую ненависть к императору Николаю, неумолимое бешенство которого обрушивалось на кровавые останки моей страны"

Николай I, зная о настроениях Браницкого, назначил его адъютантом к Паскевичу. Николай I якобы так говорил о Ксаверии Владиславовиче;

«Ум его отвратительно направлен, — отзывался он о Браницком. — Это молодая Франция, привитая к старой Польше. Теперь я буду иметь его под рукой. Если он попадется хоть в малейшем проступке, его участь будет тут же решена. Я его зашлю в такие места, где и вороны не соберут его костей».

Franciszek Ksawery Branicki

Граф Ксаверий Владиславович Браницкий на Кавказе
работа художника Łęski
 

Хороший знакомый Лермонтова, вместе с ним служивший в лейб-гвардии Гусарском полку в чине поручика, Вместе с Лермонтовым Браницкий отправился на Кавказ. И Браницкий и Лермонтов состояли в т.н. «Кружке шестнадцати» — группе аристократической молодёжи, которая в 1838—40 гг. регулярно проводила тайные собрания в Санкт-Петербурге. Из тех, кто нам с вами так же уже знаком, можно упоминуть графа Шувалова, Об этом весьма загадочном кружке едва ли не единственное развернутое свидетельство оставил именно Ксаверий Владиславович Браницкий. Кружок был настолько тайным, что многие не до конца уверены в реальности его существования, однако написанное Браницким доказывает, что он все же был. В своей книге «Les nationalités slaves» («Славянские нации», Париж, 1879). Ксаверий Владиславович говорил о «свободном и весёлом» кружке шестнадцати. 

«В 1839 году в Петербурге существовало общество молодых людей, которое называли, по числу его членов, кружком шестнадцати. Это общество составилось частью из университетской молодежи, частью из кавказских офицеров. Каждую ночь, возвращаясь из театра или бала, они собирались то у одного, то у другого. Там, после скромного ужина, куря свои сигары, они рассказывали друг другу о событиях дня, болтали обо всем и все обсуждали с полнейшей непринужденностью и свободой, как будто бы III Отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии вовсе и не существовало: до того они были уверены в скромности всех членов общества».

Интересно. что помимо Лермонтова, в этом кружке состоял и П.А. Валуев, впоследствии министр внутренних дел:

Мы оба с вами принадлежали к этому свободному, веселому кружку … Лермонтов, сосланный на Кавказ за удивительные стихи, написанные им по поводу смерти Пушкина, погиб в 1841 году на дуэли, подобно великому поэту, которого он воспел. …Из оставшихся в живых некоторые оказали заметное влияние на современную политику. Но лишь один занимает видное место еще поныне; это — Валуев, принадлежавший к министерству, при котором совершилось освобождение крепостных и про которого говорят в последнее время, что ему предстоит получить наследство князя Горчакова.*


* Браницкий К. В. Из предисловия к книге "Славянские нации"
 

Но в 1844, воспользовавшись отсутствием Николая І, который в это время был в Лондоне,  Браницкий под предлогом болезни уехал во Францию, где в 1854 г. он принял французское подданство, став политическим эмигрантом. Участвовал в создании Польского легиона, принимавшего участие в борьбе с австро-венгерцами в Италии. За сохранение запрещенных в России связей с французскими социалистами он был лишен Николаем I дворянства и предназначавшейся ему доли в пока еще неразделенном имуществе активов его отца — Любомль на Волыни был конфискован. Николай I заочно приговорил Браницкого к высылке в Сибирь, его конце концов лишили гражданских прав в России. Вообще Ксаверий Всеволодович изрядно подпортил прекрасные до того отношения Браницких и Романовых… А вскоре, сам Браницкий вступит, уже не социалистическую, а в консервативную партию Франции.
Дальнейшая его деятельность в эмиграции в основном заключалась в финансировании действий польских эмигрантов, так как он унаследовал огромное состояние. Но постепенно он стал более заниматься делами французскими — Франция стала его второй родиной. Он активно участвовал в ее жизни — например, во время франко-прусской войны, на свои средства он таки выставил пехотный полк. А в 1871 году, когда униженную поражением Францию нужно было восстанавливать, вложил большие деньги в государственный займ. Говорят, что он настолько тяжело переживал поражение Франции, что это преждевременно свело его в могилу. Был талантливым литератором, много писал и издавал как на польском, так и на французском языке. Хороший финансист,  к тому же располагавший большими капиталами, Ксаверий Владиславович продолжал вкладывать деньги в Россию, даже находясь в эмиграции. Например, он участвовал в капитале строительства железной дороги Киев-Одесса.* Его финансовые предприятия были весьма успешными, его репутация позволила стать конфидентом семьи Бонапарт (а в то время во Франции правил Наполеон III) и соратником семьи Ротшильд. Основываясь на своем опыте создания в России  в создании земельного банка он основал французский банк  Crédit foncier de France , став его основным акционером.  Банк  существует до сих пор. 


* Ksawery Branicki (z Montrésor). Życiorys
 

Граф Ксаверий Браницкий, 1859.

Граф Ксаверий Браницкий, 1859.Фотография из коллекции Disderi "La Russie, 1858-1866". Находится в музее d'Orsey
 

В замке Монтрезор Браницкий устраивал вечера, на которых, между прочим, бывала Сара Бернар. Он также значительно пополнил коллекцию замка произведениями искусства. В 1873 года он женился на Пелагее Константиновне, графине Замойской (Pelagia hr. Zamoyska h. Jelita) (1830-1894), вдове Александра Рембиелинского  (Aleksander Rembieliński h. Lubicz) (1820-1872), Обстоятельства и причины этого брака так до конца и не ясны. Детей у них не было. Впрочем, у самого Ксаверия Владиславовича был незаконнорожденный сын — Августин, от его связи с Сидонией Ривитской. (Sydonią Szumlaóską Revitzką), которому он дал свою фамилию и наследство, но не усыновил официально. Августин Ксаверьевич Браницкий (р 1854) женился на одесситке, Анне Столыпиной. Впрочем, первым браком, да и наследство отцовское он очень быстро растратил… Умер в 1914 году. У а Пелагеи Константиновны было двое сыновей от первого брака. В какой-то период своей жизни Ксаверий Владиславович связался с масонами, (ну как же без них), и похоже, они свели его в могилу. По воспоминаниям его знакомых, в последние годы он опасался за себя и просил его спрятать* В  1879 году Браницкитй отправился в Египет, где неожиданно умер во время путешествия по Нилу. Подозревали, что он был отравлен. После его смерти исчезла значительная часть его состояния, в чем подозревали его слугу Антония, неожиданно покинувшего хозяина как только стало ясно, что он при смерти.*


* об этом говорится в книге Евгения Чернецуого. "Браницкие", стр 401- 402
 

Вторым сыном Владислава Ксаверьевича был Александр Владиславович Браницкий (Aleksander hr. Branicki h. Korczak) (1821-1877), известный коллекционер произведений искусства. Влюбленный в природу, он стал первым польским фотографом-любителем. К этой любви к природе его подвигло не что-нибудь, а красота Александрии, куда он приезжал в гости к бабушке. Сам Александр Владиславович проживал в другом имении Браницких, в Ставищах, что в Киевской губернии. Он потом вспоминал, что в парке Александрии его привлекало множество экзотических растений и деревьев, которые Александра Васильевна собирала отовсюду. Под влиянием увиденного, он устроил у себя в Ставищах ботанический сад.* Юность он провел в Петербурге, затем бывал в Варшаве, где поддерживал связи с целым рядом интеллектуалов, сосредоточенных вокруг литературно-научного журнала "Библиотека Варшавы".
В 1843-1846 годах, унаследовав после смерти отца, значительное состояние Александр Владиславович, по настоянию своей матери, приобрел в Галиции замок Суха — в "родных просторах польского языка".  Для покупки Сухского замка он даже специально продал свой дворец на улице Ла Боэти в Париже. Замок был затем отдан в аренду Луи-Филиппу де Сент-Женоас, до 1851 года, после чего Александр Всеволодович сам им занимался. Браницкий позаботился о том, чтобы замок был, как и положено, наполнен сокровищами. На аукционах и торгах он закупил для него прекрасную мебель, фарфор, коллекцию оружия, и довольно ценное собрание картин, скульптур и графики. Из экспедиций он привозил интересные археологические и нумизматические находки. В замке им создана большая библиотека, которая в момент его смерти насчитывала несколько тысяч книг, в том числе ряд ценных рукописей и старинных гравюр. Значительная часть ее была посвящена истории польского народа. В всех своих имениях, в т.ч. и Сухском замке он устраивал сады и парки, неприменно на научной основе, сообразуясь с местными условиями и привлекая известных ботаников. В теплицах он разводил экзотические виды флоры. 
Неизвестно (мне) поддержал ли Александр Владиславович январское восстание 1863 года. Поляки говорят — да. и за это был изгнан за пределы России и лишился своих имений в Киевской губернии — Ставища и Янишевки ныне Ивановка). Но — дело в том, что часть своих Ставищанских имений он продал, причем продал Департаменту Уделов, о чем говорят документы:

«На основании Высочайшего повеления, последовавшего во 2-й день февраля сего года, покупается в уделе у графов Александра и Константина Владиславовичей Браницких недвижимое имение их в Киевской губернии, а именно: граф Александр Браницкий продает уделу Таращанского уезда в селениях: Красиловке, Тыновке, Беседке, Баштечках, Нагорной, Журавлихе, Разумнице, Тетеревке, Королевке, Скибине, Городище, Станиславчике, Гейсихе, Брилевке, Попружной, Ясиновке, Юшковом Роге». То есть, по условиям этого соглашения графы Браницкие подали уделу девять сел Ставищанского региона.**


* Евгений Чернецкий "Браницкие", стр 403
** цитируется по: Владимир Степанович Перерва «Графы Браницкие: предприниматели и меценаты»
 

А уехал он не в побег, а в свою первую научную экспедицию (1863-1864) в Египет, на Аравийский полуостров, побывал в Палестине, Сирии и Турции. Вместе с ним был его младший брат Константин. И сыну его, Владиславу Александровичу, "конфискация" не помешала после смерти отца в 1877 году владеть  Ставищанским краем, конечно без проданных отцом деревень, до Первой мировой войны. 
 

aleksander-branicki-autoportret-w-pracowni-ok-1855

Александр Владиславович Браницкий
Автопортрет в мастерской, 1855 год.
 

Так что скорее всего он просто раз и навсегда отказался от всякой политической деятельности и посвятил всю свою энергию увлечению своей жизни — путешествиям и коллекционированию.  Его интерес к миру экзотических растений и животных развивался благодаря связям с ведущими натуралистами и путешественниками. Еще в 1858 году он побывал на Ближнем Востоке и в Египте, куда отправился для удовлетворения другой своей страсти — к арабским скакунам.  В 1863-1873 годы Александр Всеволодович финансировал ряд экспедиций в Азию и Африку, в которых сам непременно принимал участие. После упоминавшейся своей первой экспедиции в 1863-1864 гг, братья Браницкие в 1866-1867 гг отправились в Алжир. А в 1872  году он еще раз побывал в Египте. Во всех экспедициях принимали участие энтомологи, орнитологи. натуралисты и другие ученые, в основном поляки. Помимо этого он финансировал  научно-исследовательскую деятельность многих ученых — натуралистов, например, финансировал исследования природы Уссурийского края.  Другим его интересом стала  фотография, ну и, конечно, модный тогда оккультизм и спиритизм.

Дар А. Браницкого Краковскому музею.

Саркофаг из дара Александра Владиславовича Браницкого Краковскому музею.
 

aleksander-branicki-at-sucha-library-by-rafal-lenart

Александр Владиславович Браницкий
В библиотеке замка Суха.
Работа Рафаля Ленарта. 
 

Александр Владиславович был женат на Анне Михайловне Голынской (Anna Nina Hołyńska h. Klamry) (1824-1907), от которой имел единственного сына, Владислава Пиуса (1848-1914), женатого на графине Юлии Потоцкой (1854-1921). Умер Александр Владиславович в Ницце, на юге Франции, но похоронен в часовне Монтрезора

Тритий сын Владислава Ксаверьевича — Константин Владиславович Браницкий (Konstanty Grzegorz hr. Branicki h. Korczak) (1824-1884) – разделял увлечение своего брата Александра, и как я уже писал, рассказывая об Александре, часто ездил с ним в экспедиции. Константина очень интересовала археология, он сам не раз участвовал в раскопках. Еще хотелось бы отметить, говоря об обоих братьях — они часто финансировали экспедиции, в которых сами и не принимали участие, т.е. попросту спонсировали научные исследования. Например, исследования Бенедикта Дубовского в Сибири, в Уссурийском крае, Томаша Барея (Barej) в Центральной Азии или Константина Жельского (Jelskiego) и Джона Штольцмана в Южной Америке. К тому же Константин Владиславович финансово поддерживал "Зоологический Кабинет" в Главной школе Варшавы. При этом главным его увлечением была орнитология. Будучи самоучкой, он достиг больших  знаний в этой области и его мнение очень ценнилось среди орнитологов. Константин Владиславович участвовал в разработке многих орнитологических атласов, а его имя присвоено многим видам птиц.  Собранные им коллекции и материалы экспедиций были собраны его сыном в музее, именовавшемся Частным музеем естественной истории им. Браницких, располагавшемся на вилле в Варшаве, на ул. Фраскати, В 1919 году музей вошел в состав государственного музея, ныне это Музей и Институт зоологии Польской Академии Наук.

Константин Владиславович Браницкий

Константин Владиславович Браницкий (?)
 

Жену он себе выбрал красотку — посмотрите сами — Ядвигу Потоцкую (Jadwiga Potocka h. Pilawa (Złota) 1827-1916  дочь Германа и Антонины Потоцких герба Пилява Золотая. 

jadwiga-branicka-potocka-h

Ядвига Браницкая, урожденная Потоцкая,
супруга Константина Владиславовича Браницкого
 

На 1860-й год общий размер владений Браницких составлял 206965 десятин земли, на которых проживало 40740 душ. В результате дележа наследства внуками гетмана в 1860-м году, имение Белая Церковь, площадью в 131583 десятины досталось Владиславу Владиславовичу Браницкому (Władysław Michał hr. Branicki h. Korczak), (1826-1884), самому младшему, четвертому сыну Владислава Ксаверьевича. Как говорится, свезло так свезло… Он был предводителем дворянства Васильковского уезда, депутатом киевского губернского дворянского комитета от Васильковщины и внедрял в жизнь реформу 1861-го года об отмене крепостного права. Был он также камер-юнкером Высочайшего Двора и, как пишет Афтанази — немного ни мало — зачинателем индустриализации Украины. О как… Иногда меня польская непосредственность прям вдохновляет! Ну во всяком случае, Владислав Владиславович точно был другом прогресса, т.к. именно он построил построил у себя в имении электростанцию, с помощью которой освещались и здания и аллеи парка. С ее же помощью подогревалась вода, которую по подземным трубам подавали в теплицы с теплолюбивыми растениями. Также Владислав Владиславович запомнился как весьма щедрый на оплату работодатель.

Władysław Michał Branicki

Владислав Владиславович Браницкий
1845 год, автор неизвестен,
портрет хранится в Muzeum Narodowe в Варшаве
 

"(Был) Увлечен к сельским хозяйством, производством сахара и всем, что в те времена означало прогресс в сельском хозяйстве. Он любил природу и украинские пейзажи, любуясь колыханием широких степей, ему были близки ежедневные дела сотен крестьянских дворов и хуторов, где его все знали, уважали и любили, вникал в их дела и имел теплые и сердечные отношения с большим количеством людей из разных кругов, начиная от магнатов и заканчивая своими собственными работниками"…" Его внешний вид, величавый и статный, необычное для старого человека тело, простые манеры и вкусы, традиционное польское гостеприимства и добросердечность, много здравого смысла, .."  *

* М. Rushchyts,"Истории семьи и фортуны Браницких ", 1991, стр. 357-358) 

%d0%bc%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d1%81%d0%b0%d0%bf%d0%b5%d0%b3%d0%b0-%d1%80%d0%be%d0%b7%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%b0-1843-1919-%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d0%bd%d1%8f-%d0%b1%d1%80%d0%b0%d0%bd

Мария Евстафьевна графиня Браницкая,
урожденная Сапега-Розанска
Портрет работы Винтерхальтера.
 

portret-marii-branickiej-z-sapiehow-1843-1918

Мария Евстафьевна графиня Браницкая,
Photo made by Robert Jefferson Bingham, ar. 1870, in Paris
Now it  is in Muzeum Narodowe in Warsaw
 

Владислав Владиславович был женат на княжне Марии Евстафьевне Сапега (Maria Aniela ks. Sapieha-Rożańska h. Lis), (1843-1919), она  была на 17 лет младше своего супруга. Княжна родилась в Париже, свадьбу сыграли там же, 2 декабря 1862. У них было две дочери – старшая — Мария Владиславовна Браницкая (Maria Rozalia hr. Branicka h. Korczak) (1863-1941, известная как Бичетта, вышла замуж за князя Иржи-Фредерика Радзивилла (Jerzy Fryderyk ks. Radziwiłł na Nieświeżu h. Trąby) (1860-1914) владельца знаменитого Несвижского замка, не так давно прекрасно, кстати, отреставрированного "последним диктатором Европы".
Теперь мы пока ненадолго оставим наших Браницких, потому что речь уже идет о его последних владельцах, а это я хочу рассказать уже после того, как вы ознакмитесь с Александрией полностью. Так будет легче понять, что они и мы потеряли.  

Отправимся собственно в Александрию, и узнаем, где они там жили. Нам  пора.


Часть III. Александрия. Аустерия. 

вернуться в оглавление